Юля + Витя

Юля маленькая, а Витя большой. Юля серьезная, Витя всегда шутит. Она хозяйственная, он тащит в дом сломанную технику. Она расстраивается – он ее обнимает. Он устает – она жалеет. Все личные плюсы и минусы в этом союзе выравнивает любовь.

Юля + Витя. Фото: ИА "Республика" / Борис Касьянов

Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Юлия Голубева и Виктор Барабанов стали мужем и женой год назад. Юля учится в университете, изучает английский и французский. Витя тоже учится, его будущая специальность — радиотехник. И еще работает: продает в салоне мобильные устройства. Семья живет отдельно от родителей. Все траты — только за свой счет, от родителей денег не принимают принципиально.

Юля и Витя думают о перспективах дальнейшей жизни. Витя хочет получить водительские права и отвезти Юлю к морю. Юля думает о том, как сделать капитальный ремонт в квартире: перестелить полы и создать комфорт. Рождение ребенка тоже входит в планы молодой семьи.

У Юли и Вити есть проблемы со здоровьем, поэтому Юля маленького роста, а Витя должен концентрироваться, чтобы правильно видеть мир. Других особенностей у семьи нет, если только не брать в расчет ту нежность в отношениях, которая случается у людей, не так давно нашедших и полюбивших друг друга.

Познакомились молодые люди в театральной студии «Росток».

Юлия Голубева в роли "страшного великана" в спектакле 2016 года "Тараканище". Фото: ART-прорыв

Юлия Голубева в роли «страшного великана» в спектакле 2016 года «Тараканище». Фото: ART-прорыв

Театральная студия «Росток» — уникальный коллектив. Здесь в жизни и искусстве объединяются дети и подростки, часть которых принято называть особыми. Студия работает на общественных началах при Юниорском союзе «Дорога». В 2016 году «Ростку» исполнилось 20 лет. За это время здесь подружилось около 500 человек. Они считают себя семьей. Глава семьи — Светлана Начинова.

Свадьба

Платье к свадьбе по спецзаказу сшила сестра Виктора. Фото из личного архива Юлии Голубевой и Виктора Барабанова

Платье к свадьбе по спецзаказу сшила сестра Виктора. Фото из личного архива Юлии Голубевой и Виктора Барабанова

— Витя, вам нравится, что вы большой, а жена маленькая?
— В этом обстоятельстве много плюсов. Юлю легко и приятно носить на руках. Периодически, когда она начинает на меня сердиться, я беру ее и уношу куда-нибудь. Вообще мне тяжести носить нельзя — врачи запретили, но Юля — исключение. Как мне еще мышцы развивать? И еще обнимать ее здорово. Она тоже пытается меня обнимать, но у нее не выходит — в районе талии я очень широк.

 — Почему вы решили пожениться? Не рано разве?
Юля: — Мы дружили около года, а потом Витя признался мне в любви. Это было неожиданно. А когда мы были на гастролях в Норвегии, он сделал мне предложение. Я согласилась и ни разу еще об этом не пожалела.

Витя: — Юля учится на Пушкинской, в двух шагах от ЗАГСа. Удобно!

Юля: — Моя бабушка вышла замуж в 19 лет, и у нее все было хорошо. Когда люди любят друг друга, у них так и получается — хорошо. Мои родители были не против свадьбы, они сразу приняли Витю. Витина мама тоже не возражала. Первое время мы жили с ней вместе, а сейчас вот отделились.

— Какие у вас ближайшие планы на жизнь?
Юля: — Сейчас нам предстоит глобальный ремонт — будем перебирать пол. Наши друзья из «Ростка» готовы помогать. У нас в студии уже сложилась традиция помогать друг другу «за еду».

— С деньгами родители помогают?
Витя: — Сейчас мы уже справляемся своими силами. Я нашел работу. Пока на выходные, но скоро перейду на пятидневку. Учиться тоже успеваю — преподаватели идут навстречу тем, кто работает. Пока нам денег хватает. Мы живем очень экономно, поэтому даже умудряемся откладывать на поездку к морю. Этим летом мы ездили на юг с родителями Юли. Если я смогу получить права на машину, то, возможно, следующим летом поедем к морю сами.

Витя

 

Витя — самый младший в семье. Безусловный авторитет в театральной студии «Росток», где обитает с лет с десяти. Любит кино, петь, разбираться с техникой, шутить, готовить бургеры. Он открытый человек, с ним легко разговаривать.

— Трудно вам будет получить права на вождение?
— Самая сложная часть для меня — медицинская комиссия. У меня проблема — отсутствует бинокулярное зрение. Обычный человек видит две картинки, которые мозг соединяет в одну. У меня картинки не совмещаются, а просто добавляется недостающая часть со стороны правого глаза. Я привык справляться с этой проблемой — я так вижу с самого рождения, поэтому уже приспособился. Разрешение на обучение вождению, во всяком случае, мне должны дать. Думаю, что на практике я быстро научусь правильно оценивать габариты.

— Не пытались исправить зрение?
— Сейчас выяснилось, что мне могла бы в свое время помочь операция. Но нам с мамой об этом никто не сказал. Я консультировался с хирургом. Сказали, что операция возможна, но не факт, что будет положительный результат. Мышцу могут подтянуть, глаз выровняется, но не факт, что потом снова не «уйдет». А в детстве было бы проще. Зрение могло бы восстановиться. Сейчас думать об этом немного грустно. Наверное, тогда у Минздрава не было средств на это. Да и сейчас квоты небольшие. Так что приспосабливаемся так.

— Были какие-нибудь проблемы в жизни из-за этого зрения?
— Я и внимания на это никогда не обращал. Единственно, что сейчас на фильмах с 3D не вижу эффектов. Поэтому я хожу на фильмы обычные. Зачем переплачивать? У меня с правой стороной вообще раньше все было не в порядке: правая рука короче, правая нога короче. Правый глаз — из-за него косоглазие. Но сейчас почти все исправилось.

— Как вы этого добились?
— Нога вытянулась за счет того, что с детства носил ортопедическую обувь. Не скажу, что это было в удовольствие, но я понимал, что надо. Да и ходить было, правда, проще. А так с возрастом кости вытянулись. Расхождение между длиной ног осталось минимальным, не каждый врач заметит. Но все равно привычка осталась немного наклоняться и прихрамывать на одну ногу. На пяточках до сих пор не умею ходить. Одна нога поднимается на пятку, а другая нет, не сгибается ступня наверх. Я в школе с этим мучился постоянно.

Но я правша, в футболе бью и левой, и правой ногой. Никаких проблем.

Юля

Фото: ИА "Республика" / Борис Касьянов

Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Юля хочет помогать другим. В «Ростке» она староста, связывает между собой людей. Юля любит музыку, «Игру престолов», порядок и тепло. Юля учится в институте иностранных языков в ПетрГУ. К третьему курсу ей стало понятно, что преподавательская карьера — это, наверное, не ее тема.

— Почему?
— Мне нравится английский язык, а французский еще больше, но работать преподавателем я не хочу. В следующем году у нас будет практика в школе — посмотрим, как она пройдет. Думаю, что у меня будут проблемы в общении со школьниками. Как они меня воспримут, не знаю.

— Кем вы хотели бы стать?
— Я пошла бы учиться на социального работника. Эту тему я ощущаю лучше. Моя мама, правда, против. Она считает, что для меня эта работа может оказаться слишком тяжелой в моральном плане. В любом случае, нужно окончить университет, а потом уже можно подумать о втором высшем.

— Как вы попали в «Росток»?
— «Росток» — закрытая группа. Попасть туда не проблема, проблема остаться. Это как семья уже, а не просто коллектив. Хорошо отыграть на сцене здесь не цель. Цель — помочь друг другу раскрыться.

— А вам тяжело было входить в коллектив?
— Мне было трудно. Я пришла в 17 лет, и меня никто не предупредили, что я приду в особый театр. Оказывается, Светлана Ивановна, увидев меня с родителями в супермаркете, подошла к маме и дала ей номер телефона. Я решила сначала, что не буду звонить, но потом стало любопытно. Узнала, где проходят репетиции, и когда увидела ребят с особенностями, была поражена. Знала, что не смогу с ними подружиться. Но потом я пришла снова, потом еще, потом мне дали роль и взяли с собой на выезд. Сейчас у меня здесь — мои самые лучшие друзья.

— В школе у вас были друзья?
— Была подруга. Она чуть выше меня — 150 см. Мы с ней в одном классе учились. Она у меня на свадьбе была подругой невесты. Я не очень открываюсь незнакомым людям, но у меня никогда не было проблем с друзьями.

Кинематограф

Фото: ИА "Республика" / Борис Касьянов

Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Юля: — Мы и мультики вместе смотрим, и фантастику, и комедии, и ретро, и новинки. Из последних впечатлений — «Выживший», «Вселенная Стивена Хокинга». Недавно повела Витю на мелодраму «До встречи с тобой».

Витя: — Я мелодрамы не люблю, но здесь понравилось.

Юля: — Это история про человека, который жил обычной жизнью, у него все было хорошо, но потом он попадает в аварию и его парализует. Девушка-сиделка в него влюбляется, а он хочет, чтобы ему разрешили добровольно уйти из жизни. Фильм заставляет задуматься, хотя, конечно, это мелодрама и там все на чувствах. Главную женскую роль здесь играет Эмилия Кларк — Дейнерис в «Игре престолов». Витя сериалов не смотрит.

Витя: — Я устаю от продолжительных историй. Хотя «Обмани меня» смотрел долго — он любопытный.

Перспектива

Фото: ИА "Республика" / Борис Касьянов

Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Юля строит планы на жизнь.

Юля: — Мы думаем о переделке квартиры, хотим завести собаку хаски. Сейчас обходимся кошкой, которую зовут Кошка.

Витя: — И еще Юля хочет переехать туда, где тепло.

Юля: — Хотя бы в Среднюю полосу. Мне здесь холодно и я часто болею. Не очень-то сильный у меня иммунитет.

Витя: — Я в этом году впервые в жизни поехал куда-то южнее Карелии. Удивительно, что был в Литве, Германии, скандинавских странах, но южнее Карелии никогда не выезжал. На юге мне понравилось, в общем-то.

Юля: — А потом мы мечтаем еще о детях. Я окончу университет, найду работу, и мы подумаем о ребенке.

Витя: — Нужно к этому времени подготовиться: сдать на права и купить машину, потому что Юле будет трудно ходить. Так врачи говорят. Мне нужно будет ее возить.

Отношения

 

— Вы никогда не ссоритесь?
Витя: — Ссоримся, конечно. Если в семье не ссориться, то какие-то обиды станут накапливаться и всем будет плохо. А мы так: чуть-чуть поссорились — помирились, поссорились-помирились. Больше чем на 5 часов друг на друга не обижались.

Юля: Я считаю, что нужно разговаривать, а не держать все в себе.

— Трудно было привыкать жить вместе?
Витя: — Юле было трудно. У меня в комнате творилось страшное — куча техники, доски и прочее. Юля долго боролась с хаосом. Многое выкинули, остальное я постарался спрятать.

Юля: — Да, я быстро навела свои порядки.

«Росток»

Фото: ИА "Республика" / Борис Касьянов

Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Витя: — Я в жизни чем только не занимался! Пытался играть на баяне, лепил из глины, играл в шахматы, учился карате, пел в хоре, играл в школе на сцене. Всего было понемногу и все надоедало. Затянул только «Росток». Здесь все свои, все друзья. Жаль, что скоро придется отсюда уйти — времени не будет, когда закончу учиться. И потом нужно другим уже место уступать.

Юля: — В «Росток» принимают детей с самыми разными диагнозами. Правда, у нас нет ребят с синдромом Дауна — мы их просто не можем найти. Наверное, их прячут по домам. У нас дети не только комфортно себя чувствуют, но и перевоспитываются. Бывает, что мамы их излишне опекают: котлетки им режут, попу вытирают. С нами они становятся самостоятельнее. Одного мальчика мы научили разговаривать, как нужно. Он все время дома сидел, делать ему было нечего, поэтому смотрел без конца сериалы. Так и разговаривал, как бандиты в кино: «Эй, ты, слышь, сюда иди!». Светлана Ивановна, которая всех опекает, старается все же, чтобы «Росток» не стал для людей единственным пристанищем, поэтому наши люди стараются найти себе работу. Кто-то подушки набивает, кто-то уборщиками устраивается, кто-то в центр «Истоки» начинает ходить.

Общество

Фото: ИА "Республика" / Борис Касьянов

Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

— Никто вас не обижал?
Витя: — Может, такое и было, но я не помню. В школе я был спокойным и молчаливым. Людям было не интересно меня доставать — я не реагировал.

Юля: — У нас с Витей разные характеры. Я чувствую острее, хотя уже привыкла к тому, что на меня реагируют по-разному: сегодня я ехала в транспорте, и женщина с меня глаз не сводила. Я не понимаю, почему такая реакция? Ладно бы дети. Они-то не понимают. Хотя я считаю, что родители должны говорить с детьми. Мои особенности — это то, что от меня не зависит. Мои родители не наркоманы и не алкоголики, просто это генетическая мутация, так получилось. Не могу сказать, что я обижена на жизнь, меня все устраивает. Я отличаюсь от других, и, возможно, это мой плюс, не знаю.

Витя: — Мы с Юлей друг друга уравновешиваем. Когда она начинает злиться, я ее успокаиваю. Могу просто схватить ее, чтобы она никуда не пошла. Но она хочет иногда людям все сказать в лицо.

Юля: — В нашей стране есть проблема. Долгое время особенных детей скрывали от общества. Сейчас они периодически попадаются на улице, но людям непривычно, они не знают, как реагировать. Когда я родилась, маме предлагали от меня отказаться. Сразу было видно, что я необычный ребенок. Мама решила, что со мной все будет нормально.

Витя: — Я, когда родился 7-месячным, долго лежал в больнице под аппаратом. Непонятно было, выживу я или нет, но в итоге благополучно все вышло.

Юля: — Иногда люди реагируют агрессивно, а иногда — очень тепло. Однажды я стояла в магазине. Рядом — мальчик. Я купила продукты, складываю в пакет. Мальчик с мамой, мама по телефону разговаривает. Мальчик вдруг говорит: «Как это мама тебя одну отпускает в магазин? И денежку дает? А тебе не тяжело?» Мы поговорили хорошо, он был доброжелательным. Тут я нормально реагирую.

Фото: ИА "Республика" / Борис Касьянов

Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Витя: — Мы периодически вместе смеемся над некоторыми ситуациями. В торговом центре два парня лет восьми стали смеяться: «Смотри, какая у парня девчонка!» Ну, мы вместе с ними посмеялись. Или ехали в автобусе. Нужно выходить. Юля стоит, держится за поручень правой рукой. Я чуть позади нее. Смотрю: две женщины позади нас переглядываются. И у них взгляды переходят с лица Юли на ее кольцо. Очень смешно. В троллейбусе тоже попалась женщина интересная. Юля села с краю, чтобы занять место и мне. А женщина рядом говорит ей: «Девочка, подвинься! Или ты хочешь с папой посидеть?» И Юля отвечает: «Это не папа, это мой муж». Она сразу села на отдельное сиденье, и потом полдороги извинялась, желая нам счастья.

Юля + Витя. Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Юля + Витя. Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов


В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям – родным, приемным, особенным, — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

Абзац
  • Человек

    ЛЮБВИ И ДОБРА ВАМ РЕБЯТА!!!

  • Ilya Timin

    Республика! Спасибо за репортаж про настоящих, искренних, простых и добрых людей!