Музыкант Елена Магницкая: «На кантеле играть модно!»

Елена Магницкая играет на кантеле, йоухикко, нюккельхарпе, боране, поёт, танцует, преподаёт, организует и участвует в музыкальных проектах. При этом она еще занимается спортом, сама шьет костюмы для своих коллективов и коллекционирует духи. Что можно сыграть на кантеле и как карельские традиции переезжают в другие регионы - в новом выпуске проекта "Женская тема".

Елена Магницкая. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

В карельском музыкальном мире Елену Магницкую знают все, да и за пределами республики карельскую культуру связывают с именем этого музыканта. Столько, сколько умеет она, не под силу каждому: преподает, играет, выступает, поет, танцует, руководит свободным оркестром в Центре национальных культур, занимается йогой, шьет костюмы и воспитывает дочь, которая тоже решила учиться играть на кантеле и поступила в музыкальную школу.

От школы до консерватории

«Основное мое место работы — это детская музыкальная школа имени Гельмера Синисало. Преподаю я уже 20 лет и чувствую в этом свое призвание. Каждый день от детей я учусь очень многому. А в те дни, когда у меня нет уроков в школе, проходят репетиции в Центре национальных инициатив. Я руковожу оркестром народных инструментов. Это очень интересный коллектив: дети и взрослые, профессионалы и непрофессионалы играют вместе. Мы объединены одной общей идеей — любовью к народным инструментам. Теперь у нас в ансамбле появились не только струнные: кантеле, йохикко, но и духовые инструменты, благодаря моему супругу Денису Козлову», — рассказала наша героиня.

Елена рассказала, что у нее есть такие ученики, которые прошли путь от музыкальной школы до консерватории.

«И я очень настроена на этот процесс, я их веду с самого начала, и у нас стало получаться сохранять преемственность поколений. Мне важно выстроить их путь, показать возможности развития музыканта-кантелиста. Очень люблю своих студентов, учеников. Они растут вместе с нами».

Помимо этой работы, Елена Магницкая уже много лет занимается танцами: карельскими и ирландскими. Вместе со своей фолк-студией Artforge она ездит на фестивали, концерты и соревнования. В копилке у нее две победы на чемпионате Европы по сольным ирландским танцам в 2010 и 2013 годах.

«С фолк-группой Skylark занимаюсь репетиционным процессом, гастролями по возможности. Сейчас нет заграничных поездок, но нам зато открылась наша страна. И мы рады, что можем показать наше творчество, то, что мы любим, чем мы дышим».

Для своих и танцоров, и музыкантов Елена сама шьет костюмы. Говорит, что видит все сразу в комплексе и делает костюмы с определенным посылом. Многое изучает сама, консультируется с дизайнерами и профессионалами. Елена сшила уже более 300 национальных костюмов: карельские, греческие, бретонские, шотландские и другие.

«И если остается время, то для себя — на первом месте, конечно, семья. Семья — это бесконечно включенный в процесс организм. Денис — человек, без которого невозможно мое существование, а его, наверное, без меня. Мы все на одной волне».

Энергию для всех своих проектов Елена черпает в занятиях спортом.

«Мне нужно поддерживать физическую форму, я занимаюсь танцами, без этого никуда. В танцевальных занятиях у меня мало времени на себя, а чтобы быть на шаг впереди в профессии, нужно заниматься. Я хожу на йогу и на силовые тренировки».

Мечта об арфе

Елена Магницкая — из семьи военных. Из-за постоянных переездов она не могла поступить в музыкальную школу в 7 лет. И уже переехав в Петрозаводск в 12 лет, она всё-таки решила, что будет заниматься музыкой.

«Когда мы приехали в Карелию, я точно решила, что мне нужно идти в музыкальную школу, у меня была такая тяга. В 12 лет на фортепиано уже не брали, но был открыт набор на арфу. Но когда мы стояли в коридоре у кабинетов, где проходили вступительные экзамены, мама услышала, что ведется набор на кантеле. Моя мама выросла в Карелии и знала, что это за инструмент. На концерты ансамбля «Кантеле» мы тоже ходили. И она мне сказала, что арфа такая большая, где мы ее поставим, давай выберем что-то поменьше. И я сказала: хорошо, зашла в соседний класс, где шел набор на кантеле, сдала экзамены. И с тех пор я на нем играю. Я вообще не знала этого инструмента, когда начинала. А сейчас кантеле — это вся моя жизнь».

Фото из личного архива Елены Магницкой.

«Через кантеле я пришла к разным музыкальным инструментам. И сейчас я играю более чем на десяти: это струнные, есть ирландский барабан. Через любовь к кантеле, к своей культуре ты приходишь к новым путям развития».

Елена окончила музыкальную школу очень быстро — вместо 6 лет за три года. И тогда она уже понимала, что ее профессия и дальнейшая творческая жизнь будет связана с музыкой.

«Я поступила в музыкальное училище имени Раутио, а затем уже в Петрозаводскую консерваторию. И там я тоже закончила класс кантеле. Я — профессиональный кантелист, который прошел и преодолел все ступени».

Кантеле — это модно

«Я могу сказать, что на кантеле сейчас играть модно. Название это на слуху, и ассоциации у детей определенные есть. В каждой школе Петрозаводска знают, я уверена, что такое кантеле. Также и наши различные проекты направлены на то, чтобы школьники знали карельскую культуру и были знакомы с этим инструментом. Последний проект «Голос струн» позволил нам выехать в районы Карелии, где мы занимались с кантелистами и с теми, кто никогда не играл на этом инструменте.

К нам на мастер-классы приходили дети и пожилые люди. Это также, как в нашем оркестре, когда самому младшему музыканту 6 лет, а самому старшему — 72 года. Сейчас есть подъем, а мы выкладываемся в то, чтобы интерес к национальному инструменту рос».

Фото из личного архива Елены Магницкой

Проект «Голос струн» получил финансовую поддержку фонда грантов главы Карелии. В рамках этого проекта прошли выездные занятия в Медгоре, Костомукше, Прионежье, в поселке Ильинский. Кроме этого, музыкантам удалось провести профильный конкурс для кантелистов. «В рамках проекта вышел сборник моих произведений, сейчас готов уже второй. Всего у меня издано три сборника собственных сочинений».

У Елены Магницкой есть своя педагогическая стратегия: ее ученики перешагивают то, что было сложно ей.

«Музыку для них стараюсь сочинять, обрабатываю народные мелодии. Это новый уровень для инструмента. Для кантеле нет ограничений, на нем можно исполнять любую музыку. Сейчас эта школа очень развивается, и мои ученики играют на кантеле то, что я бы никогда не сыграла в их возрасте».

Кантеле становится популярным инструментом и шагает за пределы Карелии.

Фото из личного архива Елены Магницкой

«У меня есть несколько учеников, с которыми мы занимаемся в режиме онлайн. Они живут в Гатчине, в Петербурге, в Москве. В Лодейном Поле уже есть целый ансамбль, в котором играют на разных видах кантеле. И преподает там моя студентка. Ее пригласили туда специально, чтобы развивать это направление. Ленинградская область и Карелия очень связаны, граница как таковая не имеет значения, и там, и у нас жили карелы и ингерманландцы».

Сейчас в детской музыкальной школе имени Синисало учится жительница Петербурга. Уроки по кантеле Елена Магницкая ведет в режиме онлайн.

«Наша школа пошла ей навстречу. Она приехала, сдала экзамены, поступила. У нее в роду есть карелы. Родовой дом их находится в Киндасово. Они приезжают сюда летом, Юлиана подсмотрела традицию игры на кантеле. Она освоила маленькое кантеле, но решила, что хочет изучать большой инструмент. И вот мы недавно ездили с моими учениками на конкурс в Петербург, и Юлиана выступала и как солистка, и в ансамбле, она умеет вливаться в коллектив».

Преподаватель рассказала, что на кантеле ее ученики должны уметь исполнять музыку эпохи барокко. Это 16–17 и начало 18 века: Вивальди, Гендель, Бах.

«У кантелистов, как и у других музыкантов, есть определенная учебная программа, расписанная по годам, по мере сложности. У нас есть репертуар эпохи барокко — это тоже моя большая любовь, на кантеле эта музыка звучит примерно так же, как на клависине, только с большим продлением звука. И у нас есть такая программа. Я случайно увидела, что в Петербурге проводится фестиваль, на котором именно дети играют музыку барокко. И решили туда отправить нашу заявку, нас пригласили. В жюри — титулованные музыканты. Мы вышли играть, и вдруг из зала крики «браво». Нас там полюбили, пригласили на закрытие этого фестиваля. Я всё ждала, когда мы сможем выйти с этим направлением к зрителю. И дети поняли, что такая музыка тоже нужна, имеет право на существование, мало того, они умеют это исполнять».

Дочь Сандра

Родители-музыканты никогда не заставляли свою дочь Сандру заниматься музыкой. Сейчас она первоклассница и сама решила, что пора поступать в музыкальную школу.

Сандра. Фото из личного архива Елены Магницкой

«Если ей будет интересно, то пусть продолжает наше дело. Сейчас ей 7 лет, она с рождения ездит с нами на гастроли. Она знает, что такое сцена, как идет подготовка, что такое репетиции. Еще совсем недавно она не собиралась идти в музыкальную школу, она пела, но так, для себя. И тут летом она услышала на детской площадке, что в класс кантеле будет дополнительный набор. И говорит, что пойдет поступать. Хотя в основной набор еще в мае она не собиралась, а в дополнительный в сентябре она захотела. Меня не было в Петрозаводске, я была в Москве на учебе, и она пошла с папой. Она сдавала полноценный экзамен, она не блатной ребенок. И сейчас она учится в моем классе, мы играем только в музыкальной школе, дома я мама, у меня уже нет учительского авторитета. Но я и не заставляю, не муштрую. Все должно быть по душе. Я за свободу выбора, человек должен выбирать, и маленький человек тоже».

Елена признается, что с удовольствием бы отправила дочь в балет, потому что сама занималась в детстве. Но понимает, что это совершенно не ее направление.

«Она занимается музыкой и хип-хопом. Я сама занимаюсь в студии Виктории Вовк. Она такая личность многогранная. И я пришла именно к ней. И Сандринка пошла тоже к ней. На ВДНХ наша группа Skylark играла, а команда Виктории танцевала под нас хип-хоп, мы сделали такую коллаборацию. Выступили так, что зрители просто обалдевали. Детям это было очень интересно. Это отличное взаимодействие».

Ароматная коллекция

Елена Магницкая, ко всем прочим увлечениям, — коллекционер. Она собирает духи. Сейчас в ее коллекции более 200 флаконов, в том числе есть и раритетные.

«Я очень люблю духи. У меня это с детства. У мамы и ее подруг всегда были прекрасные французские духи, которые стоили больше 25 рублей. Это всегда было приятно трогать и чувствовать. И эта тяга во мне осталась. Сейчас у меня есть в коллекции несколько винтажных духов, из новинок я тоже что-то покупаю. Но самое любимое — классика классики — Coco Chanel. Я смотрю на шкаф, где у меня всё это стоит, и я знаю всё про каждый аромат, и под настроение выбираю. У меня есть фаворит — всегда со мной — Coco Mademoiselle — эти духи на все случаи жизни».

Елена поделилась, что любит ходить в магазин и слушать разные ароматы. Что-то она находит на различных сайтах, иногда коллекционеры распродают редкие экземпляры.

«Парфюм — это всегда настроение, ассоциации и образы».

Но духи — это не единственная коллекция нашей героини. Елена собирает кантеле. Дома у нее несколько больших инструментов, есть также редкие, старинные. И в музыкальной школе, где работает, тоже порядка 10 кантеле из личной коллекции.

«Изначально кантеле — это маленький инструмент, на котором 5 струн. Виктор Гудков — великий исследователь и двигатель культуры Карелии в свое время решил из маленького инструмента сделать большой и современный, который бы был созвучен времени, на котором можно было бы исполнять музыку классическую, народную и современную. И с мастерами-краснодеревщиками создал хроматическое кантеле. В большом кантеле 39 струн, они расположены в два ряда. Это как на фортепиано: белые клавиши — верхний ряд, бемоли и диезы — черные клавиши — нижний».

Несмотря на то что кантеле — это модно, массового производства нет. Каждый инструмент изготавливается мастером вручную и индивидуально.

Елена Магницкая. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас

«Много лет с нами работает Андрей Смолин — мастер, который изготавливает кантеле. Он сам из Вологды. И когда поступил в Петрозаводскую консерваторию, так проникся нашей культурой, что начал делать инструменты, открыл мастерскую № 1, ремонтирует кантеле, делает новые. Все мои ученики играют на его инструментах. И очень важно, что есть такие люди вокруг меня, я бы без них никогда не была собой. Они настолько меня поддерживают, важен вклад каждого. Один в поле не воин, все только вместе».

Елена Магницкая вместе с Денисом Козловым выступают экспертами в этнолагерях, которые проводит Центр национальных культур Карелии. Музыканты проводят мастер-классы и участвуют в финальных перформансах.

В середине апреля в республику вновь съедутся талантливые молодые музыканты из разных регионов нашей страны в лагерь «Joiku — CAMP», который объединит людей, владеющих вокальными навыками и желающих освоить народное традиционное пение. Этот проект получил грантовую поддержку фонда главы Карелии.

В Центре народного творчества и культурных инициатив Карелии под руководством Елены Магницкой звучит сводный оркестр. Создавался этот оркестр на основе ансамбля кантелистов, а потом в него пошли люди, которые не имели отношения к музыке.

«Слова «сложно» для меня не существует, если это профессиональная сфера. И не потому, что я какая-то крутая, нет, я всё делаю на интересе, мне всё интересно. И как только возникает какая-то новая идея, мне легко идти вперед. С музыкантами всегда интересно, даже не с профессиональными артистами. Это новые вызовы, опыт, сам совершенствуешься и помогаешь человеку найти свою дорожку. И когда я могу что-то дать, я бы всё отдала, это меня окрыляет. Мы создаем сами свой мир, в котором творим».

Елена Магницкая. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас

Skylark и Leivo

С будущим супругом Денисом Козловым Елена познакомилась еще в музыкальном училище. Он учился на курс старше. Но, признается наша героиня, в колледже есть такая внутренняя традиция: духовики и ударники не дружат и не встречаются с народниками.

«Я его знала, но мы с ним не общались. Когда я пришла в ансамбль «Кантеле», он уже там работал. И нас объединила музыка, у нас столько общего. Мы много общались сначала, нам всегда было интересно вместе. В «Кантеле» мы заходили с ним трижды, но всегда параллельно занимались своим делом, фолк-группой и другими проектами».

В 2001 году Денис и Елена поженились. И вместе с молодой семьей родилась группа Skylark.

«Мы играли музыку Ирландии, Британии и Шотландии и Карелии. Одновременно развивались эти два направления. Сейчас мы в большей степени занимаемся своей культурой. Мы стараемся поддерживать ее и нести в массы. В свое время пришла к нам греческая музыка, занимались этим направлением тоже глубоко и осмысленно».

Состав фолк-группы:

Денис Козлов — флейта, кларнет, волынка, мянкюря, whistle, pilli, cajon, вокал.

Елена Магницкая — кантеле-прима, кантеле 10-струнное, йоухикко, мандолина, talharpa, никкельхарпа, bodhran, понтийская лира, вокал.

Андрей Смолин — бузуки, контрабас, вокал.

Денис Городничин — аккордеон.

Skylark с английского переводится как «жаворонок». Супруги создали еще один проект — дуэт, который назвали Leivo, — это уже с финского языка «жаворонок».

«Мы с Денисом очень мобильные и универсальные артисты: можем сыграть и песни спеть, и показать танцы. Наш союз объединяет взаимный интерес и уважение, которые не прекращаются за все эти годы. У нас нет такого, что мы можем делать что-то отдельно. Мы очень разные. Я человек амбициозный, но у меня очень мудрый муж. Я — факел. Он на меня дует и приглушает. И нет, конкуренции между нами нет точно.

Денис — флейтист, последнее время он занимается музыкой, написанной до классицизма. И даже приобрел себе раритетную деревянную флейту. Мы планируем сделать несколько номеров с кантеле и флейтой. Это очень интересный, живой, такой исконный теплый звук. Сейчас современные инструменты уже не могут воссоздать такое звучание».

Елена Магницкая. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас