Форель с радужными перспективами

В форелевом хозяйстве в районе Тивдии выращивают около 800 тонн рыбы за сезон. В планах форелеводов — производить на 200 тонн больше. Хозяйство принадлежит питерской компании, но зарегистрировано в Карелии и налоги платит в местный бюджет. А еще дает рабочие места сотне местных жителей.

Над озером Сандал у самого берега кружат чайки. Они высматривают форель, которая плещется в садках в ожидании корма. Но добраться до рыбы не получится: садки надежно закрыты сеткой.

— Тут не только чайки, тут и скопы водятся, — говорит Константин Дмитриев, который руководит форелевым хозяйством. — Если не накрывать, всю рыбу перетаскают. Да она и сама может выпрыгнуть в озеро: форель ведь речная рыба, легко может через край садка перемахнуть.

Константин живет в Карелии с 2014 года. Именно тогда петербургская компания «Тари Бари» открыла в Кондопожском районе подразделение по производству рыбы. Регион выбрали из-за климата — практически идеального для разведения радужной форели.

Константин Дмитриев. Давно в бизнесе, о форели знает все. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Константин Дмитриев. Давно в бизнесе, о форели знает всё. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Эту породу рыбы когда-то привезли в Европу из Северной Америки. Она любит холодные реки и озера с высокой степенью проточности. Идеальная температура воды для нее +14 °C. При температуре +18 °C форели уже не очень хорошо, ну а если перевалит за +24 °C, она начинает гибнуть. В Карелии, в отличие от средней полосы и тем более юга, такой теплой воды не бывает практически никогда.

В итоге 80% радужной форели на российском рынке родом из Карелии. Эта рыба стала своеобразным брендом региона. Республика находится близко к основным потребителям — Питеру и Москве. И между той же атлантической и карельской форелью многие выбирают последнюю, потому что она быстрее доезжает до магазина, а значит, более свежая.

Форель ест четыре раза в день

У форелевого хозяйства в Кондопожском районе несколько участков. Садки стоят на озере Сандал, в прудах рядом с Тивдией, на Пальеозере. В сезон из них поднимают около 800 тонн рыбы.

Форель проходит полный цикл выращивания. Компания покупает оплодотворенную икру, из которой в мальковом цехе выводят маленьких рыбок. Пятиграммовую форель перевозят на участки и сажают в садки.

На озере Сандал стоит 16 садков. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

На озере Сандал стоит 16 садков. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Добраться до них, чтобы покормить форель, можно только на лодке. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Добраться до них, чтобы покормить форель, можно только на лодке. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

В течение года форель кормится и растет, потом ее сортируют по размеру и рассаживают по новым садкам — уже в меньшем количестве, чтобы рыбам не было тесно. То же самое повторяется на второй год и третий год. Трехлетняя рыба считается взрослой и готова к продаже.

Работа в хозяйстве идет круглый год. Вылов начинается в середине ноября и продолжается до конца марта, все остальное время о рыбе заботятся: кормят, пересаживают, следят за здоровьем.

— Летом рыбу кормим четыре раза в день, — говорит мастер участка Сергей Мальков. — Это, конечно, зависит от погоды, от температуры воды, но в среднем где-то так. Кормим с шести утра до семи-девяти вечера. Когда белые ночи, и до десяти вечера спокойно можно кормить.

Сергей Мальков. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Сергей Мальков. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Рыбоводы не только кормят форель. Они чистят садки, штопают сумки, в которых сидят рыбы, разгружают машины с кормом, убирают территорию — словом, обеспечивают нормальную работу участков.

Все работники хозяйства (а их около сотни) местные: из Тивдии, Святнаволока, Гирваса, Кондопоги. Головная компания хоть и находится в Санкт-Петербурге, но рыбное производство зарегистрировано в Карелии и налоги перечисляет в местный бюджет.

— Люди в Карелии очень хорошие, вызывают уважение, — говорит Константин. — Даже если посмотреть на наших работников: летом приходится разбрасывать тонны корма, зимой в морозы поднимать по 12 тонн рыбы в день. С шести утра в ледяной воде — это непросто.

С учетом всего этого на участках трудятся в основном мужчины. Женщины есть только там, где садки стоят близко к берегу и до них можно добраться по трапам. Ну и в цехе переработки женщин больше половины.

Смена рыбовода начинается в 6 утра: именно в это время форель завтракает. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Смена рыбовода начинается в 6 утра: именно в это время форель завтракает. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Последнее кормление вечером, часов в 7-9. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Последнее кормление вечером, часов в 7-9. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Форель слышит шум лодки и выходить на поверхность. Знает: кормить будут. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Форель слышит шум лодки и выходить на поверхность. Знает: кормить будут. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Есть в форелевом хозяйстве и целые рабочие династии. У мастера Сергея, например, рыбой занимаются и жена, и брат с сестрой, и родители. Работа ему нравится, несмотря на тяжелые условия.

— Тут просто не сможет работать человек, который не любит то, что делает, — говорит Сергей. —  Тяжело, да. Но это ведь, на самом деле, нормальная работа: коллектив хороший, платят вовремя — что еще нужно?

Рыба охлажденная, икра замороженная

Компания специализируется на охлажденной рыбе. В цехе переработки форель потрошат, сортируют по размеру и больше никак не обрабатывают — упаковывают и отправляют заказчикам.

Еще на предприятии делают икру. Ее перед отправкой замораживают, но Константин говорит, что это как раз хорошо. Икра быстро портится, и чтобы ее сохранить, производители обычно добавляют консерванты. На карельском предприятии в банку кладут только икру и соль. Заморозка нужна, чтобы довезти продукт до покупателя.

— Мы рыбу утром подняли, запотрошили, к концу дня икра в шокере (аппарат для мгновенной заморозки). Человек ее через несколько дней купил, положил в холодильник, и через два часа она точно такая же, какой была в день вылова.

Рыба из карельского хозяйства отправляется в основном в Москву и Санкт-Петербург. Жителей республики это, понятно, расстраивает, а то и возмущает. Но деваться некуда, говорит Константин: в такие условия ставят специфика продукта и особенности рынка.

20-тонного грузовика корма хватает где-то недели за две. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

20-тонного грузовика корма хватает на две недели. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Корма импортные и недешевые. Но от этого зависит качество рыбы. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Корма импортные и недешевые. Но от этого зависит качество рыбы. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Чтобы продавать охлажденную форель, в магазине должен быть рыбный отдел со специальными столами, выкладкой на чешуйчатый лед (сухой и самый холодный вид льда, медленно тает и поддерживает температуру продукта). В идеале нужна еще система орошения, чтобы рыба не сохла. Такое оборудование есть только в крупных торговых точках, которых в столицах гораздо больше, чем в регионах.

— Важна еще хорошая проходимость, — добавляет форелевод. — Срок хранения охлажденной рыбы небольшой — 10-12 дней. И если покупателей мало, то форель просто будет портиться.

В Петрозаводске форель от компании «Тари Бари», впрочем, тоже можно купить. Правда, приезжает она сюда окольными путями: сначала отправляется на склад в Питер, там проходит обработку, а потом возвращается в Карелию, в магазины, которые получают продукцию централизованно.

На территории участка есть домик, в котором можно погреться и выпить чаю. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

На территории участка есть домик, в котором можно погреться и выпить чаю. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Константин лично знает всех работников и всеми очень доволен. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Константин лично знает всех работников и всеми очень доволен. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Еще лет пять назад цены на форель были минимальными — она стоила примерно как треска. А дальше рубль начал стремительно дешеветь, а форель — дорожать. И на это есть объективные причины.

— Не надо думать, что форелеводы такие жадные и подняли цены на фоне подорожания импортных товаров. Форель — хищная рыба, ее нужно кормить сложными кормами, которые практически все — импортные. Курс рубля изменился в два раза, корм в два раза подорожал — и рыба, соответственно, тоже.

Себестоимость форели, впрочем, складывается не только из затрат на корм. Садки, оксиметры, вакуумные насосы, счетные машины — всё это покупают у заграничных производителей.

— Вот вам и современные цены, — говорит Константин. — Никаких чудес не произошло, никто тут не обогатился.

Кстати, еще одна статья расходов в форелевом хозяйстве — охрана. Тут затраты практически равны зарплатному фонду. Это, конечно, ненормально, но неизбежно: каждый год какие-нибудь охотники до форели пытаются порезать садки и выпустить рыбу, иногда — удачно.

— Буквально два года назад был такой случай, — говорит Константин. — Тогда нам повезло, был штиль. Рыбовод пришел кормить форель и заметил, что она не только в садке плещется, но и в открытом озере. Было бы волнение на воде, не увидел бы, и рыбы ушло бы больше.

За год до этого работники хозяйства нашли неподалеку расставленные сети — верный признак того, что готовится налет на садки. Обратились в Рыбнадзор, те приехали и сети сняли.

Буба - один из охранников участка, тоже ценный сотрудник. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Буба — один из охранников участка, тоже ценный сотрудник. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Трудности не мешают хозяйству развиваться. В ближайшие годы за сезон планируют поднимать уже не по 800 тонн рыбы, а по тысяче. Задел для этого уже есть, осталось только дождаться результатов.

— Такая у меня работа, — смеется Константин. — Результаты того, что делаешь, иной раз видишь только через два-три года.

Участок на озере Сандал. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Участок на озере Сандал. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Абзац