Империя Федоренко: карельский форелевод знает, как надо работать в условиях санкций

У Николая Федоренко в хозяйстве почти все — свое. Садки для форели делает сам, выращивает и перерабатывает рыбу тоже сам, все отходы от процесса идут в дело — получается рыбный жир и рыбная мука. Пока нет своих кормов и малька, но Федоренко работает над этим.

Форелеводческое хозяйство Николая Федоренко. Фото: "Республика" /  Лилия Кончакова

Форелеводческое хозяйство Николая Федоренко. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

В Карелии слова «форель» и «Федоренко» давно стали синонимами. Только за декабрь прошлого года в его магазинах продали 40 тонн филе форели. А ведь это далеко не полный ассортимент продукции его хозяйства.

Патент на садки

Форель от Федоренко знают не только в Карелии, но и по всей России. При этом рыбовод постоянно расширяет сферу своих интересов, стремясь к наибольшей самостоятельности и независимости. Так, в 2015 году Федоренко запатентовал конструкцию садков для выращивания форели. Простой механизм позволяет быстро убирать ослабшую, снулую рыбу, чтобы в садке оставалась только живая и активная форель.

«На дне садка подвешен полутораметровый сачок из нержавеющей стали. В него ослабшая рыбка и падает. Крепится подсак к понтону, на котором есть штурвал, – рассказал Николай Федоренко. – Рабочий медленно поднимает и выбрасывает эту рыбу. Остальной, здоровой, этот процесс не касается никак. У меня нет ни одной тухлой рыбины, каждый день убираемся в садках. В любой шторм, мороз, работник заходит в садок, за 10 минут чистит и уходит. Садки других типов убирать приходится полдня. Систему я придумал простую, но пока никто повторить не смог».

 

Садки в хозяйстве Федоренко делают самостоятельно, для этого в поселке Березовка работает отдельный цех. Запчасти для садков изготавливают из использованных мешков, например, из-под рыбьего комбикорма. Мешки Федоренко берет и у коллег. Экономично и экологично.

Принцип – сделай сам

Вообще, это главный принцип работы форелевода – если что-то можно сделать самому, лучше и делать это самому. Примеров много. Оказалось невыгодно продавать самок форели вместе с икрой – Федоренко построил цеха по производству и упаковке икры и переработке форели. На отходы шла пятая часть каждой рыбины – форелевод оборудовал цех по производству снеков. Форель полностью перерабатывается — голова и хребет идут на суповые наборы, филе — на посол, плечики коптятся, а из маленьких обрезков мяса делаются снеки. В итоге – выросли доходы, число рабочих мест и налоговые отчисления в бюджет.

Кроме того, четыре года назад Федоренко открыл отдельный цех по производству рыбного жира – ценнейшего продукта, который раньше просто выбрасывали.

«По 400 тонн рыбного жира я выпускаю в год. Берут с руками и ногами. Берут все – Москва, где делают ветеринарные лекарства, для производства комбикорма много берут, покупают, чтобы делать пищевые добавки для кошек и собак, – говорит Федоренко. – Рыбный жир у меня абсолютно чистый. Как-то было совещание по аквакультуре, кто-то жаловался, что форелеводы все леса завалили отходами. Я сразу сказал: дайте мне полгода, и вы нигде не найдете ни одного кусочка этих потрохов. Я скупаю все».

Комбикормовый завод

Принцип работы Федоренко – всё своими руками – становится особенно актуальным в условиях внешних экономических санкций. Дело в том, что вся форель в Карелии выращена и вскормлена за счет иностранного сырья. Оплодотворенную икру, из которой вырастает товарная рыба, и комбикорм, которым она питается, наши форелеводы вынуждены закупать за границей – В США, Финляндии, Дании, Канаде, Польше. В России икру и корма не производят. Федоренко попробует исправить эту ситуацию. По крайней мере, в Карелии.

«Мечтаю сделать и сделаю свой завод по производству комбикорма, – заявил он. – Сейчас все поставки закрыли, мы ищем новые. Например, в Белоруссии построили огромный завод, в Армении будем закупать, в Казахстане. Надо как-то в этом году выжить. К следующему году у меня должен стоять завод на 50 тысяч тонн комбикорма, чтобы снабдить всю Карелию хорошей качественной продукцией».

Николай Федоренко. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Николай Федоренко. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Строительство предприятия на площадке бывшего кирпичного завода в Березовке обойдется примерно в один миллиард рублей. По словам форелевода, правительство Карелии поможет получить льготные кредиты, а после постройки объекта вернуть треть затрат за счет субсидий. Подобной господдержкой Федоренко пользовался и ранее, например, после сдачи в эксплуатацию цеха по производству рыбьего жира, ему вернули 30% затрат на покупку оборудования. Речь идет о трети суммы в 45 млн рублей.

Частично производство собственных кормов уже началось. Около полугода назад форелевод наладил выпуск рыбной муки, составной части комбинированных кормов. Кроме того, Николай Федоренко придумал, как ему использовать купленные здания бывшей Сунской птицефабрики в селе Янишполе. Форелевод замахнулся на создание селекционного центра и строительство цехов по выращиванию мальков форели. Когда масштабный проект ему удастся, Федоренко получит первый в стране полный замкнутый цикл производства товарной радужной форели.

«Буду работать совместно с селекционным центром в Ропше, это в Ленинградской области. У нас оплодотворенную икру вообще в России не производят. Хочу сделать свой селекционный центр, выводить наши карельские породы рыбы, адаптированные к нашим условиям, климату. И делать свою икру. Приглашу ученых из Петербурга, построим административное здание, общежитие. По каждой рыбе будет своя документация, чтобы знать, сколько ей лет, сколько дала икринок, темпы роста и так далее. От бывшей Сунской птицефабрики остались 25 птичников. И я постараюсь все эти помещения приспособить под свое производство. Два мальковых цеха запустим к весне следующего года. Под селекционный центр вначале нужно взять кредиты, обо всем договориться, уже приступаю к этой работе», — сказал Николай Федоренко.

Арапайма гигантская. Фото: www.billing4.net

Арапайма гигантская. Фото: www.billing4.net

Большие планы на гигантскую арапайму

Параллельно неугомонный Федоренко прорабатывает другие проекты. Некоторые вполне экзотические. Один из бывших птичников в Янишполе форелевод хочет отдать под выращивание арапаймы гигантской. Это такая внешне жутковатая огромная рыба родом с Амазонки. В странах Латинской Америки ее называют пираруку. Но для Федоренко ее ценность в другом – красноватое мясо арапаймы считается деликатесом, к тому же у этой рыбы фантастические темпы прироста по весу.

«Один птичник отдам под выращивание арапаймы гигантской. Она так прибавляет в массе, это уму непостижимо! В первый год средний прирост составляет 12,5 килограмма. До 25-30 килограммов во второй год. Задумок очень много, ни одной минуты свободной нет. Но пока мне нужно делать селекционный центр», – сообщил форелевод.

Пока Федоренко занимается восстановлением зданий бывшей птицефабрики, ремонтирует крыши, укрепляет стены.

Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто – совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да, песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.