Корма импортные и недешевые. Но от этого зависит качество рыбы. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин
Делаем в Карелии

Форель с радужными перспективами

В форелевом хозяйстве в районе Тивдии выращивают около 800 тонн рыбы за сезон. В планах форелеводов — производить на 200 тонн больше. Хозяйство принадлежит питерской компании, но зарегистрировано в Карелии и налоги платит в местный бюджет. А еще дает рабочие места сотне местных жителей.

Часовня
Делаем в Карелии

Рубим и строим: деревянные часовни от карельских мастеров

В Петрозаводске почти 30 лет работает фирма, которая строит дома и церкви, сохраняя старинные традиции деревянного зодчества. Продукцию карельских мастеров-плотников знают уже не только в России, но и по всему миру.

Работники швейной фабрики ООО "Эмилия"
Делаем в Карелии

Альбина, Эмилия и друзья

Небольшая петрозаводская швейная фабрика «Эмилия» уже четвертый год производит одежду для детей от 0 до 14 лет. За это время появились свои постоянные покупатели. Вместе не только работают, но и путешествуют по Карелии.

Ирина Тиккуева. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин
Делаем в Карелии

Домотканое искусство

Олонецкую мастерицу Ирину Тиккуеву хорошо знают в Карелии. Она часто ездит на выставки и ярмарки, с собой привозит домотканые половики, полотенца и одежду, ткань для которой сделала сама. Вообще, Ирина старается все делать по старинке – чтобы традиция жила.

Мяса в банке действительно много - видно невооруженным глазом. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин
Делаем в Карелии

95% мяса

Игорь Симак делает в Олонце тушенку из свинины и говядины. Ее фасуют в стеклянные банки: предприниматель считает, люди должны видеть, что именно покупают. Олонецкие консервы из мяса и круп можно купить по всей Карелии, а с сентября – даже в Санкт-Петербурге.

Ираида Шалак. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин
Делаем в Карелии

Деньги в капусте

Ираида Шалак с мужем раньше работали в совхозе. А теперь у них свое хозяйство: выращивают на продажу капусту и картошку, огурцы, помидоры и клубнику. Личным примером они смогли вдохновить еще девять человек и организовать в Олонецком районе целый кооператив.

Анатолий Назаров
Делаем в Карелии

Картошка в мундире

23 года Анатолий Назаров зарабатывает деньги на картофеле. Идея стать фермером появилась еще в начале 90-х, когда он работал агрономом в совхозе в Ильинском. Тогда это был рискованный поступок. Сегодня Анатолий Федорович имеет в аренде и в собственности около 40 гектаров земли, собирает до 400 центнеров с гектара и в свободное время пишет стихи.

Сублимированные ягоды из Костомукши
Делаем в Карелии

Морошка в таблетках

В начале сентября компания «Ягоды Карелии» запустила производство сублимированной продукции. Теперь карельские ягоды можно попробовать в любое время года в виде полезного порошка или таблетки. Больше всего на заводе заинтересованы в популяризации морошки – в любом виде.

Ягодная ферма в Ялгубе. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин
Делаем в Карелии

Жизнь — малина

Более 20 лет фермер Юрий Березкин из Ялгубы выращивает разные ягоды и занимается животноводством. Говорит, что его малина всегда без червячка. Он использует свою технологию обработки и ухода за кустами. А сено заготавливает особенное: зеленое, ароматное и даже вкусное.

Стена замка на заднем плане - лишь небольшой фрагмент из огромного набора. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов
Делаем в Карелии

Счастливое детство, деревянные игрушки

Сначала Виталий Курденков мастерил игрушки из дерева для своих детей. Потом сделал для них кроватки. А потом решил превратить это в бизнес – теперь у них с женой Светланой своя столярная мастерская. Вся продукция экологически чистая, а еще добрая и настоящая. По крайней мере дети так говорят.

Саманта. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин
Делаем в Карелии

Терапевты с хвостом

Мокрые носы и виляющие хвосты – средства реабилитации не хуже, чем тренажеры и ортопедические аппараты. Приютские собаки больше полугода помогают детям с аутизмом, ДЦП и другими болезнями научиться общаться, развить мелкую моторику и избавиться от страхов. Центр канистерапии в Петрозаводске открылся в январе, от клиентов нет отбоя.

Белая гора
Делаем в Карелии

Поднимаемся на Белую гору

В деревне Белая Гора давно уже не добывают мрамор. Но Илья Швецов не забыл о промышленной истории родного края. Из старого карьера он делает новый туробъект: уже собрал понтон с мотором, чтобы возить туристов через озеро, и построил лестницу, чтобы взбираться на мраморную скалу. Почти 100 ступеней в небо.

Пчеловоды из Ладвы
Делаем в Карелии

Пчёлкам не жалко

Пчёлы начинают трудиться весной: готовят ячейки, наращивают силу. Все для того, чтобы собрать как можно больше нектара и пыльцы. Этим жарким летом урожай мёда хороший. Пчеловоды из Ладвы рассчитывают собрать две тонны. Наш репортаж с семейной пасеки — накануне Медового Спаса.

Производство чая на ООО Мама Карелия". Фото: ИА "Республика" / Максим Смирнов
Делаем в Карелии

Морошка с солью

Беломорская соль, лисички с добавками: морошкой, брусникой и можжевельником. Такой новой приправой собираются удивить карельских гурманов суоярвские производители. Компания «Мама Карелия» также разрабатывает новую линейку напитков из иван-чая с добавками восточных приправ. Новое оборудование куплено благодаря республиканской субсидии.

Елена Кузьмина, мастерица из Чалны. Фото: ИА "Республика"\Сергей Юдин
Делаем в Карелии

Сейчас наваляю

Свалянные игрушки мастерицы из Чалны Елены Кузьминой получаются разными: сонными, грустными, голодными или веселыми, иногда даже жадными. Но она их никогда не переделывает. Говорит, родилась такой– живи. И относится мастерица к своим работам, как к живым. Она с ними разговаривает.

Клубника
Делаем в Карелии

Клубнику в массы

Карелия – идеальное место для сельского хозяйства, считают фермеры Юлия и Денис Шелемех. Они готовы засадить 200 гектаров смородиной и еще 30 – клубникой. Сегодня со своей клубничной плантации собирают по 600 килограммов ягод в день. Накормили бы всю Карелию, только не хватает свободных земель.

Музей-мастерская Ивана Марценюка
Делаем в Карелии

«Не для ума, но для чувства»

Иван Марценюк из Шелтозера носит бороду, держит пчел и лошадей. Рядом с домом у него собственная галерея резных деревянных картин. Деревенский мастер не любит слов «творчество», «мотив», но в работах отражает свои особые философию и взгляд на мир.

Александр Фролов. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин
Делаем в Карелии

Новый Вяйнямёйнен

Легендарный герой «Калевалы» когда-то сделал первое кантеле из зубов и челюстей щуки. Мастер Александр Фролов работает с елью – самое подходящее дерево для музыкальных инструментов. На кантеле его работы играет целый карельский ансамбль и отдельные музыканты из разных городов и стран.

Образцы карельских жаккардовых аксессуаров. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин
Делаем в Карелии

Птицелоси и другие узоры

В Карелии много известно о традиционной вышивке, а о вязании – почти ничего. Петрозаводская мастерица Ксения Комиссарова решила это исправить и создать бренд карельской вязаной одежды. Теперь целыми днями делает образцы для будущей коллекции и мечтает о наборе фломастеров, в котором будет только красный цвет, — чтобы схемы рисовать.

Предприятие "Онеготара". Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин.
Делаем в Карелии

Коробка без сюрприза

Из двадцати сотрудников «Онеготары» больше половины – люди с ограниченными возможностями. Они делают картонные коробки, которые заказывают самые разные организации – от машиностроительных заводов до пекарен. У предприятия немало трудностей, но их преодолевают: рабочие места, в том числе для инвалидов, нужно сохранить во что бы то ни стало.