Kareliana: один день на родине карелов-ливвиков

Заинтересовать молодежь в изучении родного края можно через путешествия. Так решили петрозаводские активисты и придумали проект, который получил президентский грант. Студенты уже съездили в Прионежский, Пряжинский и Олонецкий районы, где познакомились с традициями, ремеслами, бытом и национальной кухней карелов и вепсов. Впереди путешествие в Калевалу. Как прошел один день на родине карелов-ливвиков, читайте на «Республике».

Деревня Большая Сельга. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Деревня Большая Сельга. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Ранний подъем. Путешествие на родину карелов-ливвиков в Олонецкий район начинается в  автобусе. Группа любителей карельского языка уже третий раз отправляется в национальный район республики в рамках проекта «Kareliana: путешествие по земле карелов». Сохранить в современном мире национальную идентичность очень непросто, говорят авторы проекта — преподаватели ПетрГУ. Новый проект позволит выстроить связь между молодежью и местным карельским сообществом.

Национальный музей

Знакомство с родиной карелов-ливвиков начинается с Национального музея в Олонце. Здесь недавно обновили часть постоянной экспозиции. И теперь она стала не только информативной, но и интерактивной. В черном зале можно послушать кантеле и даже сыграть на нем, а в  белом — пройти квест как древний карел, который решал, остаться после строительства Олонецкой крепости жить в городе или вернуться в деревню.

 

В музее представлены также выставки, рассказывающие о быте, ремеслах и традициях карелов-ливвиков. И настоящая лодка-долбленка.

«Я подумала, когда увидела информацию об этом проекте, что классно было бы летом отправиться в путешествие по национальным районам Карелии, тем более еще и бесплатно. И посмотреть на места, где ты еще не был. Насколько я понимаю, в Петрозаводске намного меньше уделяется внимания карельскому языку, а в районах столько активистов, столько мест, где можно начать изучать язык, посмотреть на бытовые моменты. Это непосредственно связано с нашей будущей профессией, а мы должны полностью погрузиться в эту тему, чтобы потом это передать детям», — рассказала участница проекта Софья, студентка второго курса ПетрГУ.

Софья, студентка. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Софья, студентка. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Залы музея переполнены. Туристов в этом сезоне, говорит экскурсовод, очень много. Все теплоходы останавливаются неподалеку от города, и в программу их путешествий входит посещение олонецкого музея. Музейщики принимают всех и работают без выходных.

Большая Сельга

После музея группа участников проекта — это в основном студенты ПетрГУ, которые изучают карельский язык, отправляется вместе с экскурсоводом в деревню Большая Сельга.

Эта деревня примечательна тем, что в ней еще сохранились традиционные  карельские дома.

 

«Карелы строили дом и хозяйственные постройки под одной крышей. Здесь был и амбар, и сеновал, и хлев, и кладовая. Только бани строили отдельно. И топили их только по субботам. В воскресенье бани топить было не принято, в воскресенье ходили в церковь. И сейчас вы можете увидеть, что все банные комплексы стоят через дорогу от дома. И некоторые еще до сих пор топятся по-черному. Это значит, что дым выходит через небольшое окошечко, а трубы нет. А еще обратите внимание, что все дома по улице делают как будто шаг вперед. И каждый дом хоть с конца улицы, хоть сначала виден. Это было важно, когда начинался пожар. Все видели, какой дом горит, и могли начать спасать соседние», — рассказала экскурсовод музея.

Банный комплекс в деревне Большая Сельга. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Банный комплекс в деревне Большая Сельга. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Богатые карельские дома строили с балконами. Правда, на них не было дверей и он не имел никакой функции — только для красоты.

Самый красивый, богатый и, по словам специалиста Олонецкого национального музея, самый первый дом в деревне Большая Сельга — это дом крестьянина Дубровина. Сейчас дом находится в полуразрушенном состоянии, хотя еще лет 10 назад в него водили туристов. Дом Дубровина признан памятником архитектуры и принадлежит государству. Но на его реставрацию нет средств. В 2000-е годы власти решили начать ремонт, разобрали в доме печь. Но на этом этапе средства закончились, а дом стал еще больше разрушаться. Недавно в хозяйственной части постройки рухнула крыша. Теперь здание находится в аварийном состоянии. И через несколько лет, говорят специалисты, сохранять будет совсем нечего.


Зажиточный крестьянин Михаил Дубровин построил свой дом в конце XIX века в деревне Большая Сельга Олонецкой губернии. Специалисты музея говорят, что он был человеком талантливым и с золотыми руками: украсил всю избу воздушным резным кружевом, а также сам изготавливал мебель. Михаил Дубровин знаменит еще и тем, что вел личную переписку с ученым Мичуриным. И первым в Карелии начал выращивать помидоры, некоторые сорта яблок и даже арбузы.

 

Особенное отношение у карелов было не только к бане, но и к колодцам. Их регулярно мыли, причем по традиции делать это должна была только невинная девушка. Крестьяне верили в водяных духов и благодарили их за чистую и свежую воду. Вот и сейчас, если заглянуть в колодец в деревне Большая Сельга, вы увидите, что на дне лежат монетки.

Музейный дом

В деревне Большая Сельга сохранился традиционный карельский дом. Здесь специалисты музея проводят занятия, мастер-классы, экскурсии и даже иногда топят баню по-черному.

В доме расстелены карельские половики, потому что ткачество — одно из самых распространенных традиционных рукоделий в нашем крае. В кухне сохранена вся деревенская утварь, печка. В такой горнице могла проживать семья из 20 человек. Практически ни у кого не было отдельных спален.

 

Сохранена в музейном доме и хозяйственная часть: амбар, кладовая, сеновал и хлев. Всё, как было 100 лет назад. Участники проекта Kareliana смогли не только посмотреть на жизнь древних карелов, но и всё потрогать руками. Студенты говорят, что им это важно для погружения в будущую профессию.

«Меня интересует всё, что связано с карельским языком. Я уже посетила Пряжинский район и Олонецкий. Если нам о чем-то в университете рассказывали, например, о Доме карельского языка. Ну, да, думала я, здорово, что он есть. А когда ты приезжаешь в эти места, ты вдохновляешься людьми, которые здесь работают и столько делают для возрождения карельского языка и культуры, и всё воспринимается по-другому», — поделилась Эвелина Попова, студентка 3-го курса института психологии и педагогики ПетрГУ.

Эвелина Попова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Эвелина Попова. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

В семье Эвелины никто не говорит на карельском языке. У дедушки финские корни, у бабушки — карельские и вепсские. Но узнала об этом внучка совсем недавно. Эвелина увлеклась изучением карельского языка, еще когда ходила в музыкальную школу и занималась в карельском ансамбле. Говорит, что с тех пор ее и несет по этой национальной реке.

Этнокультурный центр «Линду»

В этнокультурном центре «Линду» для участников Kareliana рукодельницы подготовили два мастер-класса: на одном из бересты сплели небольшие брелоки, а на втором — нарисовали карельскую птицу счастья.

«Карельская культура, язык и этнос находятся на стадии вымирания, хочется всё это поддерживать. И потом это всё связано с нашим направлением учебы, поэтому хочется узнать, как работают над сохранением языка не только в Петрозаводске, но и в районах. Мы посещаем мастер-классы, а поскольку мы учимся не только на учителей карельского языка, но и на учителей начальных классов, мы всё это можем использовать в своей работе с детьми. А я очень хочу работать в школе», — рассказала студентка 2-го курса института психологии и педагогики ПетрГУ Лера.

Валерия, студентка ПетрГУ. Фото: "Республика" / Лилия Кочакова

Валерия, студентка ПетрГУ. Фото: «Республика» / Лилия Кочакова

Татьяна Васильева, методист этнокультурного центра в Олонце, рассказала, что у них есть курсы для детей и для взрослых. Направление центра — это сохранение традиционных карельских ремесел. Специалистов по языку у них нет. Сейчас очень востребованы курсы по ткацкому делу. После обучения олончане заказывают домой ткацкие станки у местного мастера. Есть в «Линду» (с карельского «пташка») и курсы по керамике, их любят школьники и воспитанники детских садов.

Специалисты этнокультурного центра мечтают о курсах по прядению. Татьяна Васильева говорит, что в этом у населения есть потребность. И если раньше карелы обрабатывали овечью шерсть, то теперь у многих олончан есть собаки, шерсть которых тоже нужно и можно использовать для прядения.

Что увидели

Весь июнь у участников проекта Kareliana был расписан. Сначала они съездили в Шелтозеро, старинное вепсское село в Прионежском районе, и познакомились с этнографическим музеем имени Рюрика Петровича Лонина. Это единственный в России музей, рассказывающий о культуре и быте вепсов.

Студентам показали традиционные вепсские игры и саму деревню, рассказали об особенностях старинных построек, которые сохранились до наших дней.

 

Через неделю путешественники съездили в Пряжинский район. Здесь их ждали в деревне Кинерма и научили печь настоящие карельские калитки, а также показали часовню и карельский дом, который построил швед. Затем студенты ПетрГУ, изучающие карельский язык, познакомились в Домом карельского языка в Ведлозере, а также с этнокультурным центром в Пряже.

 

«Поездка в каждый из районов для участников проекта очень насыщена событиями. Это и экскурсии в местные музеи и этнокультурные центры, встречи с представителями местных сообществ, знакомство с современной историей населенных пунктов, проба собственных сил в приготовлении блюд традиционной карельской кухни и участие в карельских народных танцах и мастер-классах по местным ремеслам, — рассказывают организаторы. — Впереди поездка в Калевалу. Она состоится 28-29 августа. Молодежь увидит поселок Калевала, музей рунопевцев, этнокультурный центр «Калевалатало» и сосну Леннрота».

По итогам проекта организаторы планируют разработать брошюры «Карелия: взгляд молодежи» с предложениями по созданию новых актуальных инструментов распространения знаний об истории карелов и вепсов, их духовной и материальной культуре, языках в изменившейся этнокультурной ситуации.

Kareliana получила финансовую поддержку от Фонда президентских грантов в размере почти 500 тысяч рублей. Проект продлится до конца ноября 2021 года.

Участники проекта Kareliana. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Участники проекта Kareliana. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова