Подросток-бомж: история ребенка, живущего в гараже

Никита окончил школу-интернат в Медвежьегорске. После 9-го класса вернулся в Чалну к маме, но женщина пропала (случилось это уже не в первый раз). Родительских прав мать так и не лишили. В итоге 17-летний подросток оказался в гараже у сельчан, которые его пожалели. Никита – бомж, в его паспорте нет печати о регистрации.

Никита. Подросток, который живет в гараже. 
Фото: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

Никита. Подросток, который живет в гараже. Фото: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

Уже полгода Никита живет в гараже в поселке Чална. Местный житель, которому подросток помогает с ремонтом и разбором автомобилей, оборудовал ему комнату на втором этаже сарая. Супруга Владимира кормит подростка, стирает ему белье, пускает мыться в баню. Они рассказали «Республике», что им просто жалко ребенка, который никому не нужен.

Владимир Савенков. Фото: Иа "Республика" / Владимир Волотовский

Владимир Савенков. Фото: ИА «Республика» / Владимир Волотовский

— Я сам такой был в детстве, я знаю, что это такое. Мать его за это время, пока он у нас, ни разу не интересовалась, как и что. Никаких движений с ее стороны. Парень он неплохой, смышленый, на автослесаря бы ему выучиться, получилось бы у него. Но без прописки, сами понимаете, вообще никуда: ни работы, ни  учебы, ни жилья, — рассказал Владимир Савенков, житель поселка Чална. — Я не могу его выкинуть, пусть живет, пока не решатся все его вопросы.

До 6-го класса Никита учился в Чалне, затем в связи с семейным положением его перевели в школу-интернат в Олонце. Старшие классы он заканчивал уже в Медвежьегорске. За четыре года проживания в интернате мать не лишили и даже не ограничили в родительских правах. По словам местного депутата Елены Косолаповой, в службе опеки ее заверили, что мать вполне нормальная и оснований лишать ее родительских прав нет. Однако за все годы она ни разу не приехала в интернат. И за то время, пока Никита живет в гараже, она здесь тоже не появилась.

Никита. Фото: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

Никита. Фото: ИА «Республика» / Владимир Волотовский

— Сейчас я не живу с ней, потому что она пьет, — рассказал Никита. — Я и не знаю, где она сейчас живет. Не созваниваемся, не общаемся. В гараж она не приходила.

Сельский депутат Елена Косолапова, благодаря которой проблема подростка-бомжа стала известна чиновникам и СМИ, знала Никиту давно. Он учился с ее младшим  сыном.

— Он помогал моему мужу ремонтировать машину. Я спросила у него: «А где ты сейчас живешь?» Он сказал, что в гараже. Тогда я спросила, где же он прописан. Он сказал, что нигде… Я не поверила и попросила принести паспорт. Он принес, и я увидела сама, что на странице с регистрацией – пустое место, — рассказала Елена.

Паспорт Никиты. Фото: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

Паспорт Никиты. Фото: ИА «Республика» / Владимир Волотовский

«Республика» обратилась за комментарием к начальнику УФМС Карелии. Татьяна Жураховская объяснила, что отсутствие регистрации не является поводом для отказа в выдаче паспорта. Это юридически обосновано. Как взрослый человек, так и ребенок, не имея прописки, может получить документ, удостоверяющий личность.

Депутат сразу обратилась в службу опеки Пряжинского района. Оказалось, там были в курсе, что ребенок — бомж. Более того, по словам Елены, ей там же заявили, что таких детей без прописки в районе немало. А комиссия по делам несовершеннолетних выезжала в Чалну и видела, где живет ребенок. В заключении, тем не менее, указано, что условия для проживания приемлемые.

Тогда депутат обратилась в комиссию по делам несовершеннолетних. Выяснилось, что у Никиты есть условный срок за кражу. Суд был в 2016 году, и сотрудники полиции тоже знали о том, что у подростка нет дома.

Елена Косолапова, местный депутат, многодетная мать. Фото: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

Елена Косолапова, местный депутат, многодетная мать. Фото: ИА «Республика» / Владимир Волотовский

— После этого я поехала на прием к детскому омбудсмену Карелии. Геннадий Александрович сразу включился в это дело. Мы вместе с Никитой съездили в службу опеки. Конечно, ему предложили уехать снова в детский дом. Но это ведь не решит вопрос с его пропиской. Через три месяца ему 18 лет исполнится. И все, тогда он точно останется на улице. Лучший вариант, как бы это ни звучало грустно, был бы для него таким: лишить мать родительских прав, признать его сиротой, тогда бы он смог учиться, получать стипендию, пособие, а со временем он бы получил жилье, — говорит Елена Косолапова. – Я не могу остаться в стороне. Не должно быть в наше время детей-бомжей.

Елена – многодетная мать. Она воспитала троих детей, а сейчас взяла из неблагополучной семьи двух девочек. Елена готова была оформить опекунство и на Никиту, но ее жилплощадь не позволяет выделить подростку отдельную комнату.

Комната Никиты в гараже. Фото: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

Комната Никиты в гараже. Фото: ИА «Республика» / Владимир Волотовский

Никита очень стеснялся рассказывать свою историю, признался, что ему стыдно за свою мать.

— Я бы хотел учиться, работать. А меня даже в армию не возьмут: я не стою на учете в военкомате из-за того, что нет прописки. Очень хочется иметь свое жилье, — поделился подросток.

Накануне Геннадий Сараев вместе с Никитой и Еленой побывали в Пряже в службе опеки. Жители Чалны, которые приютили подростка в гараже, готовы оформить опекунство, а точнее СВГ – семейно-воспитательную группу. Тогда молодой человек будет получать пособие на питание.

— Поскольку мы не знаем, где находится родительница, то было принято решение объявить ее в розыск. Мы даже не можем быть уверены, что она жива. На встрече в службе опеки был и представитель прокуратуры. Конечно, сейчас мы будем обращаться в суд, чтобы лишать мать родительских прав. Если судья позволит, я готов и буду принимать участие в суде как третье лицо, чтобы процесс не затянулся. Если даже за то время, пока Никита живет в гараже, мама не объявилась и не интересуется его жизнью, то навряд ли она сможет выполнять свои родительские обязанности дальше в полном объеме. Кроме того, Никита вчера сам написал заявление на получение материальной помощи. Ранее этого сделано не было. И в дальнейшем мы планируем решать вопрос о том, как интернат мог выпустить ребенка без прописки вообще в никуда?! Должны быть ответственные лица за то, что он сейчас вынужден жить в гараже, — уточнил детский омбудсмен Карелии.

По словам Сараева, Никита проявляет интерес к учебе и готов получать профессию. Одной из задач, которую еще предстоит решить достаточно быстро, – устройство его в учебное заведение.

Геннадий Сараев

Геннадий Сараев. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Мы продолжим следить за судьбой Никиты. Все, кто захочет помочь ему, могут обратиться к депутату Елене Косолаповой или в администрацию поселка Чална, к главе поселения Оксане Ерюшкиной, тел. (8-814856) 45-452. Сейчас Никите нужны зимние ботинки – 43-й размер.

Хорошие карельские книги. Почти даром