Четыре четырки и две растопырки

Кэннон, Хаммер, Енот и их друзья — это сборная команда гончих хаски из Калевалы. 440 километров по тундре для них в радость. И для их хозяина — тоже.

Когда мы вначале услышали, а потом увидели этих животных, сразу вспомнилась детская загадка. «Четыре четырки, две растопырки и один вертун» — это про хаски.


— История интересная получилась. Собаками мы с женой Еленой начали заниматься давно еще в Тверской области, на озере Селигер, где тогда жили. Мы завели первую упряжку собак. Занимались ими, катались. Ездили на гонки на Урал и в разные другие места. Однажды зимой там стало плохо, и решили поискать зиму в Калевале. Как раз проводилась гонка «Калевала» на 440 километров, которая проходит в глухой тайге. Мы сюда приехали, я откатал гонку и даже занял третье место. И вдруг родилась мысль: «А давай переедем сюда!» Север, тайга, такое озеро огромное! И три года назад сюда переехали, — рассказал главный каюр собачьей фермы в поселке Калевала Евгений Валеев.

Собаки как будто почувствовали — про них говорят! Гладишь одну — остальные ревнуют. Воют, визжат: поласкать надо всех. Кстати, говорят, этих собак так назвали — хаски — именно за голос (husky по-английски — хриплый). А еще во время Золотой лихорадки на Аляске работники одной американской компании так называли эскимосов. Ну а у эскимосов были собаки…

Евгений Валеев с любимой собакой

Фото: Максим Смирнов

Евгений рассказывает, что в своей жизни многим успел позаниматься: фермерством, строительством, производством тротуарных блоков. Но в жизни появились собаки:

— Я даже не знаю, как объяснить это желание, это увлечение. Оно откуда-то изнутри у меня возникло. Годы идут, наверное, становишься мудрее. Чего-то еще хочется. Более интересного, чем проживание жизни.

«Более интересное» в это время изо всей силы рвалось на цепи, пытаясь завладеть нашим вниманием. Это Хаммер — вожак стаи:

Евгений рассказывает, что на ферме в Калевале есть сибирские и аляскинские хаски. В мире принято, что аляскинские хаски выносливее сильнее и быстрее, чем сибирские хаски. Именно потому, что это метисы, у них взято все лучшее из лучших пород. Сибирские хаски есть шведские, канадские, норвежские. Они стоят больших денег — от 40 до 60 тысяч рублей за собаку. Есть собаки и «местного разведения».

— Мы воспитываем щенков от ноля и до упряжки, — смеется Евгений.

Вот Енот. Аляскинский хаски. Он родился здесь от американской мамы:

Евгений рассказывает, что на ферме 32 ездовые собаки и семь щенков. Ухаживать за собаками не сложнее, чем чистить зубы или умываться. Сибирский хаски Кэннон не знает, почему его так назвали. Видимо, тем, кто дал такое имя, показалось, что у него есть что-то от характера одноименного японского божества:

— Мы берем их в лес за грибами — по шесть собак в машину. Они бегают, купаются. Сбрасывают накопленный стресс. А тренировки мы начинаем в сентябре. У нас есть мотоцикл «Урал» с люлькой. Запрягаем по 16 собак — и они тянут его по лесным дорогам. Набирают мышечную массу. Есть технологии тренировок плаванием, но у нас вода холодная, поэтому собаки плавают только по собственному желанию.

А сын Евгения Арсений про собак рассказывать не стал. Что тут рассказывать: собаки как собаки.

Арсений

Фото: Максим Смирнов

Абзац