Александр Осиев: «Мы не должны быть Иванами Непомнящими»

Карельский поисковик, ветеран пограничных войск, подполковник Александр Осиев разыскал в архивах имена своих предков до XV века. Теперь помогает другим людям найти своих родственников, погибших в войну. «Республика» завершает рубрику «Дело в возрасте».

Александр Осиев. Фото: ИА "Республика"/ Сергей Юдин

Александр Осиев. Фото: ИА "Республика"/ Сергей Юдин

Александр Осиев известен многим в Карелии как поисковик. Он действительно большую часть времени проводит «в поле», с весны до осени вместе с ребятами — юными поисковиками из разных регионов — поднимает останки погибших воинов, разыскивает родственников солдат, занимается благоустройством мемориалов. Александр Николаевич также увлекается историей, архивной работой, обустраивает музей поисковиков, проводит занятия и собеседования с молодыми служащими, которые хотят стать пограничниками, общается с ветеранами пограничной службы — сам он пограничник и всю жизнь — в военной форме. Бывало всякое. Приходилось ловить контрабандистов, наркокурьеров в Таджикистане, бороться с террористами. Однажды и в Карелии, в Суоярви, он возглавлял группу по задержанию опасных вооруженных дезертиров — в 90-е годы для спокойной Карелии это было настоящее ЧП.

Загадки войны

Совсем недавно Александр Осиев нашел в архиве документы, которые разрешили один из спорных моментов в истории событий Великой Отечественной войны в Карелии. Оказывается, финны не использовали труд советских военнопленных при строительстве укреплений в Медвежьегорске. И об этом еще не знают известные карельские историки, которые утверждают, что именно пленные советские солдаты возводили укрепсооружения для финской армии.

— Я нашел документы в Инженерном отделе 32-й армии, где четко сказано, что в декабре 1943 года наши солдаты захватили перебежчика, за полгода до освобождения Медвежьегорска, он показал и рассказал, где находятся укрепления у финнов, как они строятся. И главное, он описал, что укрепления строили рабочие финские батальоны, и четко сказал, что советских военнопленных для строительства укреплений не привлекали! А ведь сколько копий было сломано во время конференций и круглых столов! — рассказывает Александр Осиев.

Александр Осиев

Александр Осиев. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Военная служба — в генах

Александр Осиев родился на целине, в небольшом городке Новоузенске в Саратовской области в 1965 году. Отец был целинником, уехал туда работать на несколько лет. Затем семья переехала в Великий Устюг, в Вологодскую область. После учебы в школе поступил в Голицынское пограничное училище, окончил его в 1984 году замполитом и, уже, будучи на службе, в 30 лет решил выяснить свою родословную.

— Работая в городском архиве, я изучал приходские книги. Решил выяснить, откуда идет род Осиевых, и стал копать. Дошел до того, что с 1705 года по 1728 год мой предок был прапорщиком при Петре Первом. Я понял, чтобы изучить свою родословную, нужно знать, к какому церковному приходу относилась деревня, где жили родственники и книги этого прихода поднимать. К сожалению, нужен переводчик, потому что письмена эти очень сложные. Например, если дьякон, который вел записи, часто делал ошибки и почерк был ужасный, то прочесть невозможно. Но я копал дальше и выяснил, что мой дальний предок был Савва Осиев. Он погиб на реке Кама в борьбе с черемисами в 1468 году в феврале. Он был атаман. На этом поиски оборвались.

Александр Осиев

Александр Осиев. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Дед отца Александра Осиева тоже был военным. Он воевал в дивизиях НКВД под Москвой, погиб подо Ржевом в 1942 году, а вот родители были простыми рабочими. Отец по специальности — кузнец ручной ковки, мать работала на фабрике, где производили кисти. Александр Николаевич рассказывает, что на его выбор жизненного пути повлияли гены дальних предков.

— Понимаете, я ведь узнал о своих военных предках только тогда, уже был майором, когда сам служил.

Ночная операция

Александр Осиев — участник боевых действий. с 1995 по 1997 год в звании майора служил в Московском пограничном отряде в Таджикистане, в Хатлонской области в поселке Куляб — вначале начальником огневой подготовки, затем был замначальника штаба. Там, на таджикско-афганской границе, боролись с контрабандистами, наркокурьерами. Боролись с сепаратистами Движения исламского возрождения Таджикистана.

В 1998 году перевелся в Карелию замполитом учебного центра в Суоярви. Тогда и произошел инцидент, когда трое пограничников сбежали из части с гаупвахты в Сортавале, захватили автомат, захватили заложницу — молодую девушку — и стали двигаться в сторону Суоярви. Они меняли автомобили, поэтому их было трудно обнаружить. Произошла  перестрелка с военным патрулем в районе поселка Леппясюрья, беглецам удалось захватить другую машину. Девушку они по дороге отпустили — она осталась жива. На пути к Суоярви их остановил патруль ГАИ. Тоже была перестрелка, и преступники застрелили капитана милиции.

— В час ночи нас в части подняли по тревоге и сказали, что трое вооруженных дезертиров захватили оружие и рвутся в Суоярви. Я возглавил поисковую группу, смешанную с войсками МВД. Недалеко от города мы обнаружили следы и стали искать беглецов, — рассказал Александр Осиев.

Несколько раз чуть было не открыли огонь по собственному патрулю — была ночь. Овчарки не могли обнаружить преступников, потому что были приучены не реагировать на военных. Однако через какое-то время беглецов все же удалось поймать. С дезертирами патруль Осиева столкнулся нос к носу. Те не стали стрелять, потому что один из беглецов узнал Александра Осиева и не решился открыть огонь на поражение, замешкался.

— Мне удалось выбить у него автомат в подкате, и тут мы их повязали. На суде один из преступников сказал: «Если бы не майор Осиев, положил бы я тут вас всех».

Александр Осиев

Александр Осиев. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Жизнь перевернулась

Александр Николаевич рассказывает, что испытывает ностальгию по советским временам. Говорит, что тогда люди были проще, добрее и человечнее, чем сейчас. Люди с тех пор сильно поменялись.

— Мы сегодня даже не знаем, кто живет на соседней площадке, в соседнем доме. А в детстве мы знали всех, кто живет в округе. Не только в своих поселках, но и далеко за ними. Сегодня у детей нет того детства, какое было у нас. Тогда детей было много. Нам все было доступно, мы могли записаться в любую секцию бесплатно. Были внеклассные занятия, сейчас же все платное. Еще тогда было настоящее воспитание. Нас везде учили добру — в садике, в школе. Чувствовалось, что мы живем в равном обществе.

Александр Осиев

Александр Осиев. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Александр Осиев говорит, что сегодня люди разобщены, потому что есть имущественные различия. Разобщенность в людях укоренилась и из-за того, что сегодня они не помнят своих родственников, многие живут, как Иваны Непомнящие.

— Я провожу собеседования со служащими, которые хотят попасть на погранслужбу. Прошу рассказать, кто мать, кто отец, а они даже не знают, когда у родителей дни рождения! Понимаете!.. А вот, например, если с Кавказа ребята приходят, они помнят всех своих родственников, и братьев, и сестер и по отцовской, и по материнской линиям — всех, у них это сохранилось. Это очень важно.

В Советском Союзе было все необходимое и всего хватало. Александр Осиев рассказывает, что когда приехал на службу в погранотряд в Калевальский район в 1984 году, то в магазинах там продавали джинсы Montana, которые стоили 120 рублей. Зарплата тогда была около 230 рублей. Дорого, но купить было можно.

Александр Осиев

Александр Осиев. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Это уже в конце восьмидесятых стало сложнее, когда начались перемены. Я в Суоярви перевелся в 1985 году. Там было очень хорошее снабжение в поселках. В леспромхозовских столовых очень хорошо кормили. Все было для людей.

Александр Осиев также рассказал, что после изменения конституции в 1993 году труд перестал быть обязанностью и все в стране покатилось под откос. Жизнь перевернулась. Общество созидателей стало превращаться в общество потребителей. И общество стало разваливаться — люди разучились работать.

— Ну какой же потребитель? Мы должны растить цивилизованного созидателя, того, кто своими руками создает блага народа, а не того, кто цивилизовано их потребляет.

«Солдатские судьбы»

Александр Осиев — руководитель Союза поисковых отрядов Карелии. И уже не первый год поисковики получают президентские гранты. В прошлом году был профинансирован проект «Солдатские судьбы», он завершится в мае этого года.

На деньги гранта — это почти миллион рублей — поисковики обновили базу данных по защитникам Отечества, погибшим на территории Республики Карелия в 1941-1944 годах, купили компьютеры, создали 11 стационарных и передвижных консультационных пунктов, куда люди обращаются по вопросам поиска погибших в войну родственников.

— У нас работают специалисты, которые знают, как обращаться с архивами, и почти 90 процентов людей, которые подают запросы получают положительные ответы. Мы помогаем им установить, где погиб их родственник, где он захоронен, — сказал Александр Осиев.

В прошлом году поисковикам удалось ответить на три тысячи запросов от родственников, которые до сих пор ищут своих предков, не вернувшихся с войны.

— Эта работа будет продолжаться, люди должны знать своих героических предков, погибших на войне, и мы им в этом будем помогать.

В рубрике «Дело в возрасте» мы рассказываем о людях зрелого возраста, у которых есть свое дело, свой стиль и вкус к жизни. Нашим героям больше 50, а иногда и все 90! Глядя на них, понимаешь, что саморазвитие, новые возможности, потенциал — это не только про молодых. Мы говорим с профессиональными спортсменами, дизайнерами-любителями, общественниками и медиками о том, что дает им смысл и радость жизни, — об их деле.