А я уважаю кота!

Во Всемирный день кошек журналисты «Республики» делятся самым сокровенным: историями о своих питомцах.

Сегодня отмечается Всероссийский день кошек. И сегодня мы в редакции нечаянно выяснили, что у нас полный коллектив заядлых кошатников, а наш фотограф обожает их (кошек и котов) фотографировать.

Бонифаций Крыжановский

Бонифаций Крыжановский (он так официально проходит во всех ветклиниках) любит спать, вкусно кушать, мультфильмы и грузинскую музыку. Ночью охотится на торчащие из-под одеяла ноги. Не пьет из мелкой посуды — предпочитает кастрюли. Пришел в семью из подъезда, никого не спросил. Чуть позже Крыжановские осознали свое счастье и смирились.


Дымок. Кот Наташи Вятчиной

Этого красавчика зовут Дымок. Больше всего любит играть с красными тапками. А еще говорят, что животные цвета не различают. Когда не играет, любит спать на животе у своей хозяйки Наташи Вятчиной. Наташе его подарили на день рождения, когда ей было всего 11 лет. Сейчас Дымку 15 лет. А еще он — чемпион по сворачиванию в клубок.


Мурка, кошка Макса Смирнова

Это Мурка. Питомица Максима Смирнова. В свободное время она ест чешуйниц, которые живут в ванной, ночью ходит по кухонному столу и иногда выпрыгивает со второго этажа. На фото: Мурка огорчена, что ее не берут в Третьяковку.


Мотя, котик Насти Уткиной

Это Мотя. До определенного времени наш корреспондент Настя Уткина и ее семья называла его Матильдой. Потом оказалось, что он мальчик. Но к тому времени к имени он уже привык. Так и остался Мотей.


Буся, кошка Иры Добродей

Буся — кошка нашего редактора Ирины Добродей. Она любит царапаться и охотиться на игрушечных мышей. Когда в доме появилась вторая кошка, она научилась рычать. Ирина говорит, что кошки — члены ее семьи.


Кот Коли Смирнова

Это Кот — бывший кот нашего фотографа Николая Смирнова. Самый недовольный кот в мире, терпящий людей только потому, что они насыпают корм в миску. А корм — это важно. Очень. Кот из приюта, до приюта был бродячим котом при рыбном ларьке, и к наличию полной миске относится серьёзно. Утром и вечером приходит и контролирует, не забыли ли двуногие насыпать еды.

«А со временем он стал контролировать не только свою еду, но и нашу — в обед приходил, садился на третий стул и мурчал. Не попрошайничает, не лезет на стол — просто сидит рядом и мурчит. Вырабатывает уют и способствует пищеварению», — рассказал Николай.


Кот Игоря Фомина

А это безымянный кот нашего дизайнера Игоря Фомина. Живет на потолке. Настоящую кошку в редакции не заведешь, пришлось склеить такую.


кошка Ани Гриневич

— Справа (не перепутайте) Фаня. Ей два года. Была взята по нужде — ловить мышей. Долго жила без имени, поскольку все мои варианты были забракованы. Кошка сама по себе живет. Погладить ее еще можно, но на руки не возьмешь — не любит. Её кумир — старший сын Лев. Она сама не своя делается, стоит ему только на нее посмотреть. Проблема в том, что у Левы аллергия на котов, поэтому они общаются примерно как Штирлиц с женой — редко, проникновенно и на расстоянии. У Фани полно странных привычек. Она спит только на самом краю диванов-кресел. Ровно в 10 вечера нужно играть с ней шнурком с бумажкой, иначе орет. Контакты с людьми даются ей сложно. Видно, что ей страшно хочется тебя укусить, когда ты начинаешь ее трепать, но она совершает усилие и начинает тебя лизать. Яростно, как будто кусает. Ну, и будильником работает — вместе с соседской машиной… — рассказала редактор Анна Гриневич.


А вот эти кошки — не наши. Их сфотографировал Николай Смирнов во время недавних командировок, что, впрочем, не делает их менее прекрасными:

Кот Ивана Ершова

Это питомец Ивана Ершова, старейшего жителя деревни Кинерма. Живет в 260-летнем доме вместе с еще 5 котами и 7 козами. Про него (про Ивана и про Кинерму) скоро, кстати, выйдет большой и интересный текст.

Кошка Джонька

Это кошка Джонька. Живет в питомнике ездовых собак в Матросах. По словам путешественника Виктора Симонова, это единственная кошка, которая там вообще выживает. В питомнике ее ласково кличут «ездовой». По цвету на хаски похожа.