Уроки карельского. Кот и пёс / Kaži da koiru. Подкаст

Исторический карел между кошкой и собакой не выбирал. Потому что рябчика и белку проще добывать с помощником, а мыши в хозяйстве — лишние. Суровая карельская милота. «Республика» представляет очередной подкаст проекта «Уроки карельского».

Самоед и просто кот. Хутор Кормило. Фото: Игорь Георгиевский

Самоед и просто кот. Хутор Кормило. Фото: Игорь Георгиевский

Древние финн и карел считали, что кошки связаны с потусторонним миром — и относились к ним с опаской. Например, в их общей мифологии упоминается народ маахисы («жители земли»): они похожи на людей, но безобразны. Чтобы скрыть это свое безобразие, периодически принимали облик различных зверей, в том числе и кошек.

Карелы верили, что маахисы, живущие в подземном мире и ходящие по обратной поверхности земли вверх ногами, то и дело норовят похитить человеческого ребенка. Вместо младенцев злодеи оставляли своих уродливых детей.

Но было и «защитное» поверье. Считалось, что маахисы не станут трогать человека, который хорошо относится к домашним животным. Зато тот, кто кошку, собаку и даже корову бьет — рискует за это поплатиться.

О собаках рассказывает финский миф о суде хозяина леса Тапио, который придумал правила поведения среди животных. Изначально собаки жили вместе с волками, медведями и лисами.

Затем животные поссорились из-за добычи. Медведь и волк — самые сильные и жадные из зверей — в итоге присвоили доли лисы и собаки. В ответ собака отправилась к Тапио за справедливым судом.

В первый раз медведь и волк послушали хозяина леса и вернули обиженным их доли. Но вскоре ссора повторилась, и на этот раз злодеи на суд решили не идти. Тогда Тапио поставил в лесу ловушки для волка и медведя. Хищники попали в западню: медведь лишился в ней своего длинного хвоста, а волк повредил спину — с тех пор она у него не гнется. Собака, затеявшая всю историю с судом и возмездием, по справедливости стала смертельным врагом волка и медведя и ушла жить к человеку.

Эпос / Eepossu

Важную роль, согласно финским рунам, сыграла собака в истории Куллерво. Его отец Каллерво, родившийся из пня, начал враждовать с собственным братом Унтамо.

В одном из вариантов истории говорится, что Каллерво посеял возле усадьбы брата овес, однако его съела черная овца Унтамо. Тогда собака Каллерво загрызла мелкую скотину. Потеряв раритетное животное, Унтамо создал войско из своих пальцев и приказал ему истребить род Каллерво.

Воинство оказалось серьезным и действительно убило почти всех представителей рода включая Каллерво. Уцелел лишь его сын Куллерво, который позже попал в рабство к злобной Сюэтар. Долгое время женщина издевается над молодым человеком. Терпению героя приходит конец (последней каплей, как это обычно бывает, стала плохая пища).

Сюэтар кладет в испеченный для Куллерво хлеб камень. Куллерво (пасущий овец) ломает о камень свой любимый нож и со злости превращает стадо в волков и медведей, которые разрывают хозяйку на части.

Историей со счастливым концом во время Первой мировой войны заинтересовался только что окончивший колледж британский филолог Джон Толкин. В 1915 он написал (неоконченную) повесть «История Куллерво», недавно изданную на русском языке.

Собака / Koiru

Финский ученый Аймо Турунен в словаре считает, что появились они 6000 лет назад у жителей севера в качестве домашних животных. В старинных рунах, которые легли в основу «Калевалы» собака — это прежде всего помощник в охоте и сторож.

Карело-финская лайка, рыжий друг охотника. Международная кинологическая федерация (а создана она в 1911 году) называет эту породу «финский шпиц».

Карело-финскую лайку вывели путем скрещивания карельских и олонецких промысловых охотничьих собак с финской. В суровых северных условиях охотнику требовалась шустрая небольшая собака, охотник и друг.

Охотиться с карело-финской лайкой отправлялись на боровую дичь или некрупного зверя. Но иногда брали с собой на медведя или кабана. Задача лайки — лаять, выследив добычу. Дальше дело за охотником. .

Этих собак не держали на привязи — чтобы могли сами себе добыть пропитание. Лаек хозяева практически не кормили.

Карельская медвежья лайка — совсем другая порода. Вывели ее, правда, не в Карелии, а в Финляндии — на рубеже XIX и XX веков. Впрочем, упоминания о ее предках встречаются и в карельском фольклоре.

Систематически выводить представителей медвежьей лайки начали в 30-е годы, когда её представили в международной выставке в Суоми. После Второй мировой войны в Европу попало несколько десятков карельских медвежьих, после чего порода быстро набрала популярность. Сейчас лаек довольно много в Швейцарии, Англии, Швеции, Норвегии и особенно в Финляндии. На сегодня порода самая распространенная среди всех охотничьих лаек.

Изначально этих собак использовали для охоты на медведей (отсюда и название), лосей и кабанов. Порода отличается агрессией к добыче, что иногда сказывается на ее отношении к кошкам и более мелким собакам.

Традиционно в Карелии использовали и ездовых собак — на самом севере. В годы Великой Отечественной ездовые собаки вывозили раненых с поля боя, перевозили оружие, медикаменты, провизию. Вес груза на упряжку в 3-4 собаки составлял 120-150 килограммов.

В отзыве о работе ездово-санитарных подразделений в 1942-1943 годах в 3-й Гвардейской армии командование писало: «Санитарные упряжки ездовых собак являются необходимым видом сантранспорта для эвакуации раненых с поля боя, который вполне заменяет конный сантранспорт в стрелковом батальоне и полку». И дальше: «В зной и грязь они безупречно выполняли свою работу».

На Карельском фронте в сопровождении лыжников собачьи упряжки ходили в тыл врага на 100 и более километров. Известен случай, когда было пройдено свыше 200 километров — причем выходя из рейда, собачьи упряжки вывезли всех раненых бойцов и офицеров.

Кошка / Kaži

В представлениях исторических карелов и финнов боги даровали людям собаку для помощи в охоте, охране дома и стада. Кошке в этой картине мира отводится роль хранительницы домашнего хозяйства.

Кошка большую часть времени проводила в хлеву, где должна была охотиться на грызунов. С этим связано представление о ней как об одном из воплощений домового.

Впрочем, кошек у карелов было намного меньше, чем собак. Это подтверждает, например, очерк об отдельных погостах Олонецкой губернии в 1855 году.

Александр Петропавловский писал для Русского географического общества:

«По царству животному. Лошади, коровы, овцы, собаки, кошки (сих очень мало), а собак едва ли не больше, чем людей. Курицы (очень мало), это домашние животные».

Любопытный факт: Карелия упоминается в названии одной из редких пород домашних кошек. Речь идет о карельском бобтейле — небольшом котике с коротким пушистым хвостом. Впервые об этой породе официально заговорили в конце 1980-х, Всемирная федерация кошек (в которую входят, вопреки названию, не кошки, а фелинологи) признала ее в 1994 году.

Считается, что карельский бобтейл зародился именно в Карелии, причем родовая особенность породы, куцый хвост, связана с местными суевериями: карелы верили, что короткохвостые кошки приносят в дом счастье. Из-за этого соответствующая мутация передавалась в карельских деревнях из поколения в поколение, пока окончательно не закрепилась.

Карельский бобтейл — аборигенная порода (натуральная, «примитивная»). То есть вывелась она как бы сама собой, в отличие от пород «заводских», полученных в результате направленной селекции. Аборигенные породы часто являются носителями редких и исчезающих генов.

Прародителями карельского бобтейла могли быть норвежские лесные кошки, но в карельских деревнях рассказывают легенду о том, что хозяйки берегли тепло в домах и торопились побыстрее закрыть дверь за кошкой. Так и оставались они без хвостов.


Midä suuri haukkuu, sidä pieni räyrättäy

На кого большая собака лает, на того маленькая тявкает

Jogahises on vähäine koiran villua

В каждом [человеке] есть немного собачьей шерсти

Kažiimyö kurniekkua älä työnä

Рыбный пирог с кошкой не посылай


Полный текст выпуска национального проекта «Уроки карельского»:

Кот и пёс / Kaži da koiru


При подготовке подкастов использована композиция «Девичья песня» из репертуара ансамбля «Кантеле».
Благодарим дирекцию ансамбля и лично художественного руководителя Вячеслава Иванова за помощь в подготовке материалов.