Карельская лихорадка / Karjalan kuume

Раннее июньское утро 1931 года. От пристани Нью-Йорка отправляется пароход шведской компании «Дроттнингхольм». Женщины плачут, мужчины грозят кулаком статуе Свободы: наконец они едут туда, где есть НАСТОЯЩАЯ свобода — в Советский Союз.

За пять лет (с 1930 по 1935) шесть с половиной тысяч финских эмигрантов приехали из Канады и США в новую Россию. Ехали семьями, с детьми; продавали дома и автомобили, покупали на вырученные доллары столь необходимые молодой советской стране станки и инструменты. Впереди была еще одна новая жизнь. Позже в исторической литературе этот исход назовут «карельской лихорадкой».

Фильм «Неизвестный Петрозаводск» (телеканал «Сампо», 2012)

В поисках Эльдорадо / Eldoradoa etsimässä

Ирина Такала, заведующая кафедрой истории стран Северной Европы Петрозаводского университета, занимается историей североамериканских финнов в Карелии уже двадцать лет:

— До 1990 года в Карелии про американских финнов ничего не знали. Откройте любую книгу по истории республики: такое ощущение, что в Карелии кроме Эдварда Гюллинга финнов вообще не было!

А в начале 90-х началась работа по реабилитации жертв политических репрессий и массового террора — и в 91-м меня пустили в партархив (до этого как беспартийную не пускали). Обнаружилась там масса документов по американским финнам. Партархив чем был хорош? Госархив чистили, а ведомственный, тем более партийный, не трогали.

Ирина Такала. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Ирина Такала. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Первые финские иммигранты оказались в США и Канаде еще до 1900 года. Строители, шахтеры, лесорубы — настоящие пионеры в североамериканском понимании этого слова. Работали в опасных шахтах, на золотых приисках, рубили лес, мирились с изолированной жизнью в глуши, но все же могли заработать на жизнь своим трудом. О чем и писали на родину, звали в новый мир родственников и друзей.

Рассказы о далекой стране, где много работы и нет войны, возымели действие — перед Первой мировой начался массовый исход финнов из Великого княжества Финляндского.

 

С 1880 по 1910 год из Финляндии в Америку выехали около 280 тысяч человек. К началу Первой мировой войны число эмигрантов уже достигает 302 тысяч. В 1921 году Конгресс США принимает иммиграционный акт, который устанавливает квоту для эмигрантов из европейских стран. Для финнов она снижена до 400 человек в год — поток перенаправляется в Канаду. Туда к 1930 году из Финляндии переехали 36 тысяч эмигрантов.

Американская мечта рухнула в 1929 году, когда мир накрыла Великая депрессия. Десятки тысяч финских эмигрантов к тому времени еще не успели твердо встать на ноги, их положение из уязвимого стало почти безнадежным. Они ведь даже язык толком выучить не успели — между финским и английским широкая лингвистическая пропасть.

Путь за океан показался страшной ошибкой: до них дошли вести, что там, откуда они приехали, новые советские люди строят новый советский рай. Работать, кормить семью, ставить на ноги детей — всё, о чем они мечтали, можно было получить в родной и близкой Карелии.

"The Search For A Socialist El Dorado", книга вышла в двух издательствах (в США и Канаде) на английском языке

«The Search For A Socialist El Dorado», книга вышла в двух издательствах (в США и Канаде) на английском языке

— В начале 90-х впервые журнал Carelia целый номер посвятил американским финнам, — вспоминает Ирина Такала. — Я тогда подготовила большую историческую статью (на основе архивных документов), называлась она «В поисках Эльдорадо». Сейчас — спустя двадцать лет — мы с коллегой Алексеем Голубевым написали книгу почти с таким же названием: «В поисках социалистического Эльдорадо: американские финны в Советской Карелии 30-х годов».

Покидая Warren, Ohio / Ohion Warrenista lähtiessä

Петрозаводчанин Пааво Алатало начал писать воспоминания, когда ему было почти девяносто. Писал по-фински, на языке своего детства:

Мне приходится ворошить прошлое, и это не только нарушает душевный покой, но и приносит физические страдания — поднимается давление и щемит сердце…

Юха, маленький Пааво и Текла Алатало у своего дома в Уоррене, Огайо. Фото из семейного архива

Юха, маленький Пааво и Текла Алатало у своего дома в Уоррене, Огайо. Фото из семейного архива

Из воспоминаний Пааво Алатало:

«Мои родители участвовали в коммунистическом рабочем движении, активно ходили в рабочий клуб (haali). В Уоррен приезжали агитаторы, которые рассказывали, что в СССР строится государство рабочего класса, где нет угнетающей пролетариат буржуазии, где через несколько лет будет построено идеальное общество трудящихся. Я не могу обвинять ораторов и лекторов во лжи — они сами были ослеплены идеей…

Родители не пускали меня даже в кино, так как в фильмах навязывали буржуазное мировоззрение. Идейную атмосферу в нашей семье отображает следующий случай: среди мальчиков возник спор, если ли Бог или нет. Я буркнул: «Бога нет. Ленин — Бог!».

В клубе агитировали специалистов, верных делу трудового народа, ехать в СССР. Переселенцы уезжали группами по несколько десятков семей. Собрались и мы. В нашей группе из Уоррена было три семьи, Киннунен, Ранта и мы. Было довольно много багажа: сундуки и большие коробки, широкие кровати и столовое золото, так как нужно было запастись всем на 3-5 лет вперед, пока экономическая ситуация в СССР не улучшится.

 

Багаж отправили поездом, а сами поехали в Нью-Йорк на своем «Форде», который продали перед отплытием (за бесценок, насколько я помню, мы получили за него 25 долларов)».

Два рубля за доллар / Kaksi ruplaa dollarilta

В 1920 году «красный» финн Эдвард Гюллинг возглавил только что образованную Карельскую трудовую коммуну и начал собирать в республику финнов-эмигрантов. Претворялась в жизнь идея о создании национальной карело-финской автономии.

Тогда же появились в республике и первые североамериканские финны. В 1922 году на севере Карелии, в Княжьей Губе, начала работать артель рыбаков из США, три года спустя на заболоченных землях Олонецкого района группа канадских рабочих и фермеров создала сельскохозяйственную коммуну Säde («Луч»).

Генрих Фогелер, "Коммуна Сяде" (1933-1934). Из архива Национального музея Карелии

Генрих Фогелер, «Коммуна Сяде» (1933-1934). Из архива Национального музея Карелии

Ирина Такала:

— Целенаправленная вербовка американских специалистов для работы в Карелии началась лишь после того, как добро дала Москва. 1930 год, индустриализация — рабочих рук (и тем более современных инженерных мозгов) по всей стране не хватает. На очередном съезде партии принято решение разрешить эмиграцию специалистов и хорошо обученных трудовых кадров в Советский Союз для помощи в строительстве.

В мае 1931 года в Нью-Йорке начал работу Комитет технической помощи Советской Карелии. Главная задача — широкомасштабная вербовка финнов с целью переселения их в КАССР.

 

Комитет технической помощи закупал для Карелии технику и оборудование. Главным источником финансирования стал так называемый машинный фонд. Сдавая валюту, эмигрант получал от руководителя комитета квитанцию, по которой в СССР ему должны были компенсировать взнос в рублях (по золотому курсу — 2 рубля за 1 доллар).

На средства североамериканских финнов для Карелии в те годы было приобретено оборудования на сумму более чем 500 тысяч долларов США (1 миллион рублей в золотой валюте). Закупленное оборудование (за свой счет) перевозили в республику сами переселенцы.

За спичками / Tulitikkuja lainaamassa

Из воспоминай Пааво Алатало:

«Наш корабль «Грипсхолм» покинул берег Нью-Йорка 31 мая 1931 года. На нем мы пришли в Швецию, в Гётеборг, а оттуда продолжили путь на поезде в Стокгольм, а дальше отправились на небольшом корабле «Кастелхолм» в Ленинград.

…Встреча в Ленинграде была прохладной. Одинокий возчик хлестал свою клячу, чтобы поднять воз вверх по спуску к реке. Нас поселили в каком-то двухэтажном деревянном здании, которое было «гостиницей». Первое слово, которое я выучил по-русски, было «спички». У курильщика Кусти Ранта закончились спички, и мы отправились их покупать. С помощью языка жестов мы их добыли, а заодно выучили первое слово по-русски.

Из Ленинграда наш путь продолжился на поезде в Петрозаводск. Дело было в середине июня. Три наших семьи — Киннунен, Ранта и Алатало — разместили в одной довольно большой комнате в бараке на Голиковке. Обстановка была угнетающей: кругом кишмя кишели клопы и тараканы — тогда я впервые с ними познакомился. Мы соорудили несколько «перегородок», возможно, из одеял и простыней, чтобы у каждой семьи могло быть «собственное помещение».

Это была середина лета, стояли белые ночи. Мы жгли мой первый в жизни костер на Иванов день…»

Трудовое соглашение заключалось с переселенцами на два года, но вернулись в США немногие. Большинству было уже и некуда — перед отъездом они полностью распродали имущество, закрыли счета в банках.

Интерпосёлки / Kansainvälisiä taajamia

В официальной карельской прессе 30-х годов всех эмигрантов из-за океана называют канадскими финнами (хотя из Канады, по статистике, прибыли только 40%). Такой рабоче-крестьянский подход: дескать, приехали из Канады лесорубы помочь молодой советской стране построить новую лесную промышленность. «Городские» финны из Америки выглядели иной кастой, о них лишний раз старались не упоминать.

Североамериканские финны в Ильинском (Олонецкий район), начало 1930-х. Фото из личного архива В. Лекандера

Североамериканские финны в Ильинском (Олонецкий район), начало 1930-х. Фото из личного архива В. Лекандера

Крупные американские колонии появились в Кондопоге, Прионежском и Пряжинском районах (в приграничье эмигрантам запрещает селиться ГПУ). В Матросах, Вилге, Интерпоселке, в Ухте и Тунгуде американские рабочие занимались уже привычным делом: валили лес, осушали болота. Строили свободную республику. Советскую.

Трудовой подвиг американских финнов в Карелии остался запечатлённым не только в фотографиях, но и в акварелях немецкого художника Генриха Фогелера. Романтический немец, толстовец Фогелер переехал в Москву в 1931 году. Много путешествовал по России: вел путевые дневники, рисовал и фотографировал.

Сохранилось письмо семье, в котором Генрих Фогелер описывает очередное путешествие по Карелии: «При немыслимых поездках на грузовике во всех мыслимых местах вырваны пуговицы, шуба порвалась, галоши висят на валенках как старые тряпки, только подошва еще цела. Мука, грязь, масло и тому подобные компоненты на одежде завершают вид окончательного бродяги».

 

 

В 30-х годах американские и канадские финны фактически создают в Карелии лесную отрасль. В Северной Америке к этому времени существовали апробированные технологии рубки и вывозки леса. У нас не было никаких, кроме топора. Эмигранты привезли новые орудия труда: лучковую пилу, канадский топор с длинной ручкой — таким удобно работать. Инструментарий для заточки, слесарный, токарный — позже Онежский завод начнет такой инструмент выпускать. Но поначалу в Америке закупалось всё вплоть до гвоздей — гвозди везли из Штатов тоннами.

Лесной посёлок Матросы (на две трети финский) становится образцово-показательным леспромхозом, базой для обучения не только карельских специалистов, но и вальщиков леса со всей страны. Бригада американцев ездит по лесным районам Советского Союза, внедряя новые технологии.

Маленькая Америка / Little America / Pikku Amerikka

В начале 1930-х в Петрозаводске приезжие финны построили Американский городок. Несколько домов, столовая, клуб. Тратили привезенные доллары в Инснабе, носили плащи и шляпы, стриглись на западный манер, готовили фасоль со свининой и пекли американские пироги.

Из воспоминаний Дагнэ Сало:

«Говорят они на языке, который называется finglish. Язык финский, конечно, но был этот финский — американский финский. Вы бы послушали американских финнов, как они говорят! «Menemme, karalla raidemme dauntaunille». Поняли, что значит? Mennen — пойдем, kara — это по-английски автомобиль, raid [to ride] — ехать. Downtown — в центр города».

Финский театр, газеты, симфонический оркестр Калле Раутио и джаз учившегося в Америке Леопольда Теплицкого. Русская, финская, карельская и английская речь звучали в провинциальном городе вперемешку на улицах и в ресторанах.

Ирина Такала:

— Вот цифры: первый симфонический оркестр в Петрозаводске — 15 человек, одиннадцать из них американские финны. Первая труппа Финского театра — практически вся американская. Ставят переводные советские пьесы, финскую крестьянскую классику.

Городской оркестр играл джаз, в моде были танцы. Мой дед (из канадских финнов, после войны он работал художником Финского театра) и в старости помнил, как правильно чарльстон танцевать…

Генрих Фогелер, "Финны - музыканты из Америки" (1933-1934). Из архива Национального музея Карелии

Генрих Фогелер, «Финны — музыканты из Америки» (1933-1934). Из архива Национального музея Карелии

«…Благодаря Борису Хаусману «Маяк» был самым популярным местом в городе. <…> Несколько лет назад Хаусман собрал свой симфоджазовый оркестр практически полностью из американских финнов. Их первый концерт стал сенсацией в городе духовых оркестров. Ребята исполнили жемчужины джазовой музыки: Гершвина, Воррена и Дюпона, о которых здесь абсолютно ничего не слышали…»

Это уже художественная проза. Роман петрозаводчанина Арви Пертту «Экспедиция Папанина» об американских финнах в Карелии написан на финском и издан в Финляндии в 2006 году (спустя пять лет вышел в Петрозаводске на русском, в переводе Яны Жемойтелите).

— Перечитал тогда гору книг, рылся в архивах. Лично общаться было уже почти не с кем, но я хорошо помню многих старых друзей моего отца, которые приехали в СССР из-за океана, — говорит Арви. — Знаю их истории, помню их занятный говорок. «Фингельска», смесь финского с английским. Наш сосед Юрьё Хумппи курил сигареты «Нева», название которых он, естественно, читал латинскими буквами. Как-то при мне в магазине говорил продавщице табачного отдела: «Ри пашка Хеба и писки!» — «Три пачки «Невы» и спички»…

Жилой квартал, построенный американскими финнами в районе нынешних улиц Анохина, Горького и Ленина. На переднем плане - Красноармейская. Лето 1932. Из семейного архива М. Яковлева

Жилой квартал, построенный американскими финнами в районе нынешних улиц Анохина, Горького и Ленина. На переднем плане — Красноармейская. Лето 1932. Из семейного архива М. Яковлева

Среди «городских» американских рабочих было много строителей, автомехаников. Появились американские строительные кооперативы: квартиры планировались с ванными комнатами, хотя водопровода в Петрозаводске еще не было.

Водопровод в городе появился в 1932-34-м, тоже во многом благодаря американцам. Приехала целая водолазная бригада со своим оборудованием, начали укладывать в Онежское озеро деревянную трубу для водосбора. Спорили с советскими инженерами о технологиях, отказывались работать, понимая, что за халтурой последует авария.

Авария последовала. На американцев завели первое дело о саботаже, оно так и называлось: «Труба». В тот раз обошлось, в дело лично вмешался Эдвард Гюллинг.

Выбор / Valinta

В 1933 году все относительные привилегии вроде продуктовых норм для переселенцев были отменены. В полной мере ощутив окружающую реальность, американские финны начали протестовать. Некоторые, чувствуя себя дважды обманутыми, бросали всё и, даже не получив расчет, уезжали в Финляндию или возвращались за океан — там их рассказы о нечеловеческих условиях жизни в СССР отрезвили тех, кто уже обзавелся советской визой.

В 1935 году поток переселенцев из Северной Америки окончательно иссяк. Близился 1937 год.

 

Ирина Такала:

— Карельские американцы шли под расстрел с теми же формулировками, что и остальные, — контрреволюционная деятельность, антисоветская пропаганда, шпионаж, вредительство. Число жертв репрессий подсчитано: документальное подтверждение есть на 800 репрессированных, всего же их было больше тысячи.

Три четверти арестованных расстреляны. Удивительно то, что почти половина (44%) репрессированных американцев были реабилитированы только в 1989 году. Когда реабилитация стала массовой, не требующей личного заявления или обращения родственников. За тридцать лет никто не обращался. Предпочли «забыть», не напоминать о себе.

Карельские американцы, составляя всего 1% от населения Карелии, внесли огромный вклад в развитие экономики, науки, образования и особенно культуры советской республики. Карельские, финские, американские и канадские исследователи лишь недавно начали «раскапывать» этот пласт собственной и мировой истории, воскрешать то, что нельзя забывать: судьбы сильных людей, дважды оказавшихся не в том месте и не в то время. Совершивших свой трагический выбор в ситуации отсутствия выбора.


К уроку готовились:
Татьяна Бердашева, научный сотрудник Национального музея Карелии
Николай Смирнов, фотограф
Виталий Голубев, фотограф
Павел Степура, дизайнер
Армас Машин, журналист и переводчик
Елена Фомина, автор и редактор проекта «Уроки карельского»

При поддержке Министерства Республики Карелия по вопросам национальной политики, связям с общественными, религиозными объединениями


«Уроки карельского», национальный проект «Республики». Мы рассказываем о народе, который столетиями жил на берегах Онежского и Ладожского озер, о наших предках и современниках — о людях. История и природоведение, литература и география, труды и физкультура: всё о карелах, финнах, вепсах.

История подвиги: Петрозаводск изначальный
  • Sergei Nelson

    К сожалению в статье допущена грубая ошибка. Финны начали приезжать в СССР в начале 20-х. Мой дед приехал в 1921 году из Калифорнии в Ленинград, а через год уже оказался в Петрозаводске.

    • http://rk.karelia.ru/ Республика

      Здравствуйте, Sergei. В чём выражается «грубая ошибка»?

      • Sergei Nelson

        «За пять лет (с 1930 по 1935) шесть с половиной тысяч финских эмигрантов приехали из Канады и США в новую Россию!-
        Для начала вот эта!
        Временные рамки не соответствуют действительности. Вторая грубая ошибка заключается в том, что ехавшие в СССР американские и канадские финны лишались своего гражданства и получали советское. И как СОВЕТСКИЕ граждане они уже не могли никуда выехать из СССР. Граждане США и Канады в повседневной жизни не пользуются паспортом.Паспорт нужен только при пересечении границы. Финны решившие уехать в СССР при получении паспорта указывали разные страны и вымышленные причины для отъезда. В Архиве Госдепартамента США я нашёл заявление о выдаче паспорта своего деда. В заявлении он указал- страну посещения Норвегию. А в Лондоне он вместе с 6-ю земляками пересел на пароход до Ленинграда.
        В статье показана красивая сказочка, мол те, кому не понравилось, смогли вернуться домой
        99% были расстреляны в 1938 году. Судьба 6500 финнов это трагедия, статься в Республике приподносит её как весёлую историю про американский футбол.

        • http://rk.karelia.ru/ Республика

          Здравствуйте, Sergei. Вы утверждаете, что с 1930 по 1935 год приехало другое количество переселенцев? Если так, озвучьте пожалуйста вашу цифру. Обратите внимание, что мы рассказываем про определенный период эмиграции из Канады и США. В статье не утверждается, что эмиграция проходила только в указанный срок. Вы наверняка заметили, что упоминаются и другие временные периоды — 1922 год, например.
          Если эта статья показалась вам «веселой историей», то тут, к сожалению, мы ничего исправить не сможем.