Мечта дауншифтера

Бросить надоевший офис, уехать в деревню, а там куры, козы, свежий воздух, натуральные продукты и только близкие люди вокруг. Об этом мечтают многие горожане. Плюсы, минусы, подводные камни такого сценария — в очередном материале проекта «Делаем в Карелии».

— Я, извините, маникюр уже год не делала, да и коров я до сих пор боюсь, — говорит владелица перепелиной фермы Ольга.

Хозяйство в 50 километрах от Петрозаводска в деревне Суйсарь она вместе с мужем приобрела год назад. До этого 20 лет Ольга работала в банке, а муж и сейчас занимает ответственную должность — каждый день ездит в Петрозаводск на работу.

Ольга не захотела, чтобы мы показывали ее лицо, чтобы не узнали знакомые. С ролью сельского жителя-фермера она пока не свыклась, однако с готовностью рассказала о радостях и горестях дауншифтинга.

Перепелиная ферма в Суйсари

Из птичника — вид на весь двор. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Большой каменистый участок на окраине Суйсари огражден высоким забором. У входа — пес на цепи. По двору бродят козлята, в кустах прячутся утки, две теплицы, грядки с клубникой, строящийся дом. Ольга встречает нас одна, муж приезжает поздно вечером.

— Думаю, что все это не мое. Все-таки я городской человек. Чем больше я тут живу, тем больше я хочу обратно, — начинает объяснять хозяйка фермы.

— Почему же вы решили заняться фермерством? — спрашиваю.

— Мне показалось это очень интересным и прибыльным. Но, наверное, я подошла к этому недостаточно ответственно. Начиталась всего в интернете. У меня есть  подруга верующая, она говорит: «Это тебе испытание такое. Через это надо пройти, терпи», — смеется Ольга и провожает нас в главное здание фермы — птичник.

Перепелиная ферма в Суйсари

Птичник полностью оборудован предыдущей хозяйкой. Она продала его Ольге год назад. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

В птичнике настроение хозяйки меняется.

— Эти белые — техасцы, мясная порода, тут у нас эстонцы, это маньчжурцы – рыженькие с пятнышками, фараоны есть, внизу с белой грудкой – японцы, — увлеченно рассказывает она. — Я еще сама всему учусь.

Птичник рассчитан на десять тысяч птиц. Сейчас здесь около четырех тысяч: несушки, подростки и птенцы. Таких объемов в Карелии больше нигде нет. Яйца инкубируют здесь же. Самых крупных и яйценосных птиц отбирают в родительское стадо. Вентилятор поддерживает здесь комфортную для пернатых температуру — в пределах 19-22 градусов. Линия автоматизирована: аппаратура подает перепелам корм и убирает помет. Комбикорм для птиц закупают под Петербургом, сертифицированный. У нас он слишком дорогой. Помет продают: хорошо идет у дачников, которые удобряют им огороды.

Перепелиная ферма в Суйсари

Хорошая перепелка несет одно яйцо в день. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Кроме яиц, на ферме производят и мясо перепелов: есть цех для разделки и перощипательная машина. Весь товар имеет необходимые сертификаты. Линия получила разрешение ветеринарной станции.

— Бывает, и проверки приезжают: ветстанция была, Росслехознадзор приезжал, проверяли на птичий грипп. Но сказать, что душат проверками, нельзя. Все документы мы оформляем, иначе нашу птицу и яйцо не приняли бы в магазины, — рассказала Ольга.

Основные покупатели продукции фермы — петрозаводские сети «Сигма» и «Ленторг». Продают и напрямую через группу в соцсети. Но объемы позволяют давать гораздо больше продукции, было бы кому сбывать.

— Я жила три года в Питере и решила, раз в там перепела всем нужны, то и здесь будет также. Но здесь все считают, что это слишком дорого. Город небольшой, и объемы соответствуют. Я могла бы предложить больше, — рассказала Ольга. — Много раз подавала заявку в «Магнит». Они мне предлагают привозить продукцию в Питер. Но мне это невыгодно, так как цена у них закупочная смешная. У меня упаковка, работа, транспортные расходы – с такой ценой прибыли не будет совсем.

Перепелиная ферма в Суйсари

Сегодня фермеры продают в магазины порядка трех тысяч яиц в месяц. Мясо птицы практически перестали покупать. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Несмотря на проблемы и усталость, Ольга не сдается. Прошла курсы для начинающих фермеров в Новой Вилге (их проводит карельский Минсельхоз вместе с Институтом переподготовки и повышения квалификации кадров агропромышленного комплекса). Однако подавать заявку на грант для начинающих предпринимателей фермер не торопится.

— Там же сейчас столько условностей. Например, я должна заниматься этой деятельностью пять лет.  Если я ее закончу, я должна вернуть этот грант. Если я получила миллион, значит, я должна работника нанять, платить за него налоги и так далее. А если бизнес станет нерентабельным, где я эти деньги тогда возьму? Поэтому я пока не тороплюсь.

Вместе с мужем Ольга поддерживает поголовье перепелов, недавно сами вывели гусей. Разводят кур, в том числе породистых, цесарок. Строят дом. В планах на будущее все-таки найти сбыт в Санкт-Петербурге и Москве.

— Нужно развиваться, раз мы все это затеяли. Это такое дело, его просто так не остановишь, досками не заколотишь Птица же… Какая-то ответственность у меня уже за них появилась, — говорит хозяйка. — Есть постоянные клиенты. Иногда звонят абсолютно незнакомые люди и благодарят за продукцию, за яйцо. Это, конечно, приятно.

Перепелиная ферма в Суйсари

Козел Вася. Фото: «Республика» / Николай Смирнов


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

 

История подвиги: Петрозаводск изначальный