«Калевала»

Сампо — это мельница счастья или основа мироздания? А сама «Калевала» — авторская поэма или народный эпос? Спустя почти два века ученые продолжают спорить об этом. В проекте «100 символов Карелии» книга, без которой мы сегодня не представляем нашу литературу.

«Калевала» в переводе Эйно Киуру и Армаса Мишина. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

«Калевала» в переводе Эйно Киуру и Армаса Мишина. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

«Калевалу», какой мы ее знаем, создал Элиас Лённрот — по рождению финн, по профессии врач, по призванию языковед.

Собирая фольклор, Лённрот несколько раз объехал русскую и финскую Карелию (всего 11 путешествий). Разрозненные руны объединил одним сюжетом, литературным языком — и выпустил в свет «Калевалу».

Элиас Лённрот

Родился будущий национальный герой в местечке Сааматти, на юго-западе Суоми. Был он четвертым ребенком в семье не слишком богатого портного, и в школу пошел только в 12 лет: приходилось много помогать отцу. Да и после Лённрот учился с большими перерывами: отец зарабатывал слишком мало, чтобы прокормить большую семью, и Элиас вынужден был не только портняжничать, но и по окрестным деревням бродить с песнями. Наверное, тогда и полюбил народное творчество.

Элиас Лённрот. Фото: bukvy.net

Элиас Лённрот. Фото: bukvy.net

В университете Лённрот выбрал философский факультет, отучился и получил степень кандидата философии. В те же годы увлекся филологией, начал глубоко изучать финский язык и фольклор. И лишь позже (за неимением в университете кафедры финской филологии) перешел на медфак. И стал хорошим врачом.

Врачом Лённрот работал почти всю жизнь, филологии посвящал только отпуск. Как раз в один из отпусков он и поехал впервые собирать фольклор.

В 1809 году финны освободились от шведского господства — нужна была объединяющая национальная идея. Искать стали, разумеется, у истоков.

Вот к этим самым истокам и отправился впервые в 1828 году 26-летний Лённрот. Почти за пять месяцев он исходил вдоль и поперек финскую Карелию и губернию Саво. Исследователь вел дневник на шведском языке, в нем описывал обычаи финнов, свадебные обряды и, главное, свои встречи с рунопевцами. В результате собрал несколько тысяч строк народной поэзии и издал их в виде сборника «Кантеле».

Художник: Юрий Люкшин

Художник Юрий Люкшин

По Архангельской и Олонецкой губерниям суровый Лённрот путешествовал пешком: в руках ружье, за плечами — сумка. Зимой очень помогали лыжи. Временами, правда, приходилось пересаживаться в лодку.

Лённрот писал эпос: собирал отдельные руны, выстраивал их в подобие сюжета, оформлял литературно. И первая версия произведения (обычно ее называют «Пра-Калевалой») была создана в 1833 году.

Автор передал текст в Общество финской литературы, а сам отправился в очередное путешествие за фольклором. Филологи тем временем поэму прочитали и одобрили. Ее уже стали готовить к печати, но тут внезапно из экспедиции вернулся Лённрот и публикацию отменил.

Причина: за 18 дней, проведенных в Беломорской Карелии, создатель эпоса встретился с несколькими рунопевцами и услышал много новых рун. Один Архиппа Перттунен, говорят, напел ему четыре тысячи поэтических строк.

«Калевала» в первой редакции была готова к 1835 году (тогда же ее и издали).

Ретро ФМ на Онего


Первое издание «Калевалы», 1835 год. Из собрания Национального музея Карелии

Первое издание «Калевалы», 1835 год. Из фондов Национального музея Карелии

«Калевала» в первой редакции состояла их 32 рун. Вышла тиражом в 500 экземпляров, подписана была инициалами автора — E.L. Дата, поставленная Лённротом под предисловием, — 28 февраля — до сих пор считается Днем «Калевалы».

Рунопевцы

Братья Трихво и Поавила Яманены показывают, как раньше пели руны. Ухта, 1894. Фото: Инто Конрад Инха

Братья Трихво и Поавила Яманены показывают, как раньше пели руны. Ухта, 1894. Фото: Инто Конрад Инха

«Их немного смутила наша просьба спеть те руны, которые они в молодости пели когда дома, когда в своих поездках в Финляндии, — пишет в своей книге автор этого снимка. — Улыбки и отнекивание кончились тем, что в горнице, куда посторонних не пускали, они открыли свой рунный ларец и исполнили эти песни.

Они согласились и на то, чтобы я их сфотографировал в той позе («подадим друг другу руки, крепко сцепим наши пальцы»), в которой, по рассказам Лённрота, певцы раньше состязались, хотя эта манера пения и была братьям незнакома».

Финский исследователь, журналист и фотограф Инто Конрад Инха в 1894 году повторил путь собирателя рун Элиаса Лённрота. Спустя полвека Инха проехал по Беломорской Карелии, где рождалась «Калевала». И оставил нам не только новые руны и подробный дневник путешествия, но и десятки фотографий.

В этом году издательства «Периодика» и Juminkeko выпустили книгу Инха «В краю калевальских песен» на русском языке.

 

В главе «Калевала» и народная руна» Инто Инха пишет:

«Все мои впечатления о рунопевческих местах указывают на то, что настоящая эпическая поэзия уходит своими корнями в древность и что когда-то она была более совершенной, чем в своем нынешнем виде…

Ядро рун должно было вырасти на почве самой древней мифологии, причем именно в то время, когда эти мифы определяли представления народа о мире. Руны должны были возникнуть из гораздо более обильного и отчетливого материала, чем познания современных людей и даже нескольких предшествующих поколений в области национальной мифологии.

Они вышли из большего пламени и более раскаленного горна».

Онегомедиа

Боги и герои

В «Калевале» (которую Лённрот задумывал как эпос, равный гомеровскому) кроме людей действуют боги. И вот какие:

Интерактивная графика «Боги «Калевалы»

 

А кто же герои-люди? Перечислим самых главных:

Вяйнямёйнен

Главный герой эпоса. Первый человек на земле (сын богини Ильматар, отца нет), родился сразу 30-летним богатырем. Вещий рунопевец, сеятель и мудрец. «Старый мудрый» и «вековечный» прорицатель. Он строитель первой лодки и изобретатель кантеле. Вместе с Илмариненом и Лемминкяйненом отбирает у Лоухи мельницу счастья Сампо.

Лемминкяйнен

Он же Ахти, он же Ахти Сарелайнен, он же Ахти Лемминкяйнен. Он же Кавко, Кавкомойнен, Кавкомьели. «Был он обликом прекрасен, ростом также превосходен, Но он был не без порока, Жизнь он вел не без ошибок. Очень был на женщин падок». Сватался неудачно к дочери Лоухи, погиб. Но не совсем: мать сумела собрать тело сына и оживить его. Когда Лемминкяйнен узнает, что его суженая вышла замуж за кузнеца, приходит на пир и убивает хозяина Похъёлы. Потом три года живет на далеком острове, опасаясь мести.

Илмаринен

Друг Вяйнямёйнена, кузнец. Связан с рождением огня и появлением железа. Доверчивый и добродушный герой. Может выковать что угодно — от небосвода до мельницы Сампо.  Именно он женился на деве Похъёлы, дочери Лоухи.

Куллерво

Его история самая трагическая, всё время он  думает о мщении. Становится пастухом у Ильмаринена, ссорится с его женой (она сама виновата — запекла камень в хлеб) и губит ее. Бежит из рабства, соблазняет девушку, которая оказывается его сестрой. Соблазнённая кончает жизнь самоубийством. Куллерво (всё потеряно!) бросается на свой меч.

 

В «Калевале» несколько переплетающихся сюжетных линий. Начинается всё эпично: с рассказа о сотворении мира (женщиной!) и рождения главного героя, Вяйнямёйнена.

Вяйнямёйнен сеет, путешествует, хочет жениться. Едет за невестой в страну Похъёла — «нижний мир», в который погружается солнце. Вместе с кузнецом Илмариненом создает мельницу Сампо.

Сватовство Вяйнямёйнена к дочери Лоухи, хозяйки Похъёлы, оказывается неудачным: невеста предпочитает ему кузнеца, выковавшего Сампо.

Похъёла — страна тёмная, и три скандинавских богатыря по сюжету вынуждены вступить в борьбу с хозяйкой Лоухи. Усыпив жителей «нижнего мира» игрой на кантеле, они выкрадывают волшебную мельницу и отправляются домой, в Калевалу. Разъяренная Лоухи обрушивается на них всей своей колдовской силой, Сампо разбивается на части и падает в море.

Далее — битва магов: Лоухи, владычицы «нижнего мира», и Вяйнямёйнена. Противостояние Калевалы и Похъёлы.

Последняя руна повествует о рождении чудесного ребенка девой Марьяттой. Вяйнямёйнен предлагает младенца убить, чтобы не превзошел могуществом. Но дитя взывает к совести — и пристыженный герой, спев в последний раз дивную песнь, отплывает навеки в медном челноке. Эстафета поколений: Вяйнямёйнен уступает место младенцу Марьятты, будущему Карелии.

Эпос или авторская поэма?

Даже после того, как вышло первое издание «Калевалы», Лённрот не оставил путешествий. Начиная с 1835-го он отправлялся как минимум в шесть экспедиций: побывал на Северной Двине, Архангельске, под Петербургом, в финляндской и российской Карелии и в Эстонии. Всегда он возил с собой издание «Калевалы» и прямо там — на чистых листах — записывал новые руны.

В итоге в 1847 году Лённрот начал окончательный текст эпоса, который вышел спустя два года. Эта редакция включала уже 50 рун и почти 23 тысячи строф. Именно эта версия стала канонической.

В предисловии к последнему изданию «Калевалы» Лённрот написал:

«Наконец, поскольку никто из рунопевцев не может сравниться со мной по количеству собранных рун, я посчитал, что у меня есть право… выстроить руны в наиболее удобном для их сочетания порядке. Говоря словами руны: стань и сам ты рунопевцем, песнь свою начни с начала. Иными словами, я посчитал себя рунопевцем не худшим, чем они сами себя считали».

Немного статистики. Исследователи подсчитали, какое количество строк (их называют стихами) в «Калевале» совпадают с оригинальными рунами, собранными фольклористами. В курсе  Тамары Старшовой студентам Петрозаводского университета по «Калевале» такие цифры:

33% стихов полностью совпадают в поэме и в рунах;
50% стихов Лённрот отредактировал (изменил лексику и грамматику);
14% стихов — нет соответствия в рунах (Лённрот в рамках клише калевальской метрики собрал новые строки);
3% поэмы автор сочинил сам.

В институте истории, языка и литературы КарНЦ РАН. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

В Институте истории, языка и литературы КарНЦ РАН. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— В финском языке есть слово runoelma (поэма). В его основе лежит лексема runo, означающая и стихотворение, и произведение калевальской метрики, — говорит Мария Кундозерова, кандидат филологических наук, младший научный сотрудник сектора фольклористики с фонограммархивом ИЯЛИ КарНЦ РАН. — Это слово очень точно отражает то, чем является «Калевала».

Ученые до сих пор спорят, можно ли называть это произведение народным эпосом (об этом, в частности, много говорили на круглом столе в Национальном музее в День «Калевалы»). С одной стороны, в основу легли руны, собранные Лённротом (и не только им одним). Руны, созданные народами — карельским, финским. С другой стороны, автор «Калевалы» их основательно переписал, пользуясь современным ему финским языком. «Калевала» — это созданное литературное произведение. Элиас Лённрот дал ему своё название, Элиас Лённрот — автор этой поэмы.

И если мы понимаем всё это, то нет необходимости спорить: «Калевала» — чьё это литературное наследие? Карельское или финское? Оно наше общее.


Мария Кундозерова. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Мария Кундозерова. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Карельские руны как символ Карелии представляет кандидат филологических наук, младший научный сотрудник сектора фольклористики с фонограммархивом ИЯЛИ КарНЦ РАН Мария Кундозерова:

— Как ученый, как фольклорист, я считаю, что карельские руны, которые лежат в основе «Калевалы», — это, безусловно, символ Карелии.

Элиас Лённрот в поисках материала для будущей «Калевалы» совершил 11 поездок, география самая широкая: это и финская, и российская Карелия, и Эстония, и даже нынешняя Архангельская область.

Но именно в Карелии, в нынешнем Калевальском районе Лённрот встретил рунопевцев Онтрея Малинена, Архиппу Перттунена, Ваассилу Киелевяйнена (и других). Они пели ему руны — большими кусками, объединенными тематически. Такой микроэпос: как Вяйнямёйнен сотворил мир, как он попал в Похъёлу, как он (или, в других вариантах, кузнец Ильмаринен) выковал Сампо. И как, в итоге, Сампо было похищено и утрачено.

И это стало для Лённрота толчком к созданию «Калевалы» — эпическому повествованию с единым сюжетом.


 

И еще несколько слов — напоследок. «Калевалой» эпос стал не сразу. Лённрот рассматривал несколько вариантов названия: «Кантеле Вяйнямёйнена», «Вяйнёла и Похъёла».

Слово КАЛЕВАЛА встретилось исследователю лишь однажды: в пастушьей песне, услышанной в деревне Вокнаволок в 1834 году. И стало именем, которое знает весь мир.

Калевала — название страны, в которой живут и действуют мифологические герои. Название образовано от имени Калева. Калева — родоначальник легендарных «богатырей» Вяйнямёйнена, Илмаринена и Лемминкяйнена.

 


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, автор текста
Леонид Николаев, фотограф
Игорь Георгиевский, фотограф
Игорь Фомин, дизайнер
Максим Алиев, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта


Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!