Добрый как собака: как перевоспитать трудного ребенка

Центр канистерапии работает в Петрозаводске около полутора лет. Сначала хвостатые терапевты участвовали в реабилитации детей с ДЦП или аутизмом. Теперь помогают школьникам справиться с агрессией и тревожностью, учат понимать и выражать свои чувства.

Джек. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Джек. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

— Это самый глупый пёс, которого я когда-либо видела, он в развитии застрял в щенячьем возрасте. Но вы бы знали, какой он добрый! — Светлана Ефимова гладит большую черно-белую собаку, которая пытается лизнуть ее в лицо. — Приводят к нам, например, двоих детей: один здоровый, другой — с особенностями. Джек к здоровому не пойдет, будет все время рядом с больным, оближет его всего.

Светлана Ефимова. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Светлана Ефимова. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Доброта — одна из тех вещей, которой учат в петрозаводском центре канистерапии «Открытые сердца», Светлана Ефимова — его координатор. А Джек, хотя и не умеет давать лапу и приносить игрушку, — незаменимый сотрудник. Вместе с ним в центре работают еще три собаки — Саманта, Айра и Юта.

Хвостатые терапевты помогают в социализации детей с девиантным поведением. Это новое направление работы, под которое общественники в прошлом году получили президентский грант в 2,4 миллиона рублей.

Мохнатые проводники

Занятия рассчитаны на так называемых трудных детей, с которыми тяжело справляться учителям и родителям. Многие относятся к группе социального риска — находятся в сложной жизненной ситуации, живут в неблагополучных семьях. Отсюда — все проблемы: одни агрессивны, часто дерутся, не дают учителям вести уроки, другие сбегают из дома, некоторые собираются в компании и травят сверстников.

— Первый вопрос, который я задаю детям на занятии: а что вы можете о себе хорошего рассказать? А в ответ — тишина, — говорит психолог центра Дарья Амосова. — Зато про плохое могут полчаса без остановки говорить. Почему так? Потому что эти дети в принципе редко слышат о себе хорошее.

Юта, Саманта и Айра - и добрые, и умные. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Юта, Саманта и Айра — и добрые, и умные. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Саманта дает "пять" зоопсихологу Снежане. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Саманта дает «пять» зоопсихологу Снежане. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

В центре канистерапии детей учат общаться, сдерживать агрессию, работать с чувствами. Младшим школьникам все это подают в форме игры, подросткам — в форме беседы.

Животные здесь выступают проводниками: ребенку проще расслабиться и раскрыться, если вокруг ходят собаки, которых можно погладить и обнять. И потом, многие дети уже были и у психологов, и у социальных педагогов, и в подразделении по делам несовершеннолетних. «Заманить» их на занятия к лохматым и дружелюбным терапевтам гораздо проще.

— Был у меня мальчишка, он очень сильно дерется, почти каждый день, — рассказывает Дарья. — И я ему сказала: «Как я тебя повезу к собакам, если ты можешь подойти к человеку и просто так расквасить нос?» И за 1,5 недели он ни разу не подрался, потому что очень хотел на занятие. Я теперь знаю, что он может себя контролировать — такой вот диагностический момент.

Дарья Амосова. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Дарья Амосова. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

В программу социализации также входят рассказы об уходе за животным — так называемые уроки доброты, которые проводят и в самом центре, и в школах и детсадах.

— Сначала мы учим ребенка, что нельзя наступать собачке на лапу или дергать за хвост. А потом, стоит мне взять собаку за ошейник, уже сам ребенок мне говорит: «Не надо, ей же будет больно», — рассказывает зоопсихолог Снежана Якушкова. — Так постепенно воспитываем любовь и чувство ответственности.

Сейчас центр налаживает связи с организациями, которые занимаются детским досугом. Многие уже откликнулись и согласились бесплатно брать детей из трудных семей, например, на спортивные занятия. Ведь многие из них болтаются по улицам и хулиганят еще и потому, что у родителей просто нет денег на кружки и секции.

— У меня есть подопечный по имени Олег, ему 13 лет, — рассказывает специалист центра Александр Зорин. — Абсолютно нормальный мальчик: умный, нам всегда помогает. Но уходит из дома, с занятий в школе может встать и уйти. Мы с ним как-то разговорились, и он рассказал, что это из-за ситуации в семье: он приходит домой, видит стаканы на столе — и идет куда глаза глядят.

В центре долго думали, как помочь мальчику, и предложили ему попробовать поступить в кадетское училище. Олег не против и сейчас старается подтянуть оценки в школе.

Александр Зорин. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Александр Зорин. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Александр и Айра. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Александр и Айра. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Собаки-трюкачи. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Собаки-трюкачи. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Магия счастья

Поначалу специалисты центра обзванивали школы, обращались в инспекцию по делам несовершеннолетних и рассказывали о своем проекте. Сейчас информация разлетелась по городу, и желающие попасть на занятия приходят сами — в количестве большем, чем может принять центр канистерапии.

А ведь никуда не делось и самое первое направление работы — реабилитация детей с особенностями здоровья: аутистов, гиперактивных, больных ДЦП. Занятия с ними ведут в самом центре и в городской детской больнице.

Эта работа идет 1,5 года, и результаты впечатляют. Девочка с гиперактивностью, которой тяжело сосредоточиться, целый час гуляет с собакой и что-то ей рассказывает. Восьмилетний мальчик, который не говорил, на занятии произносит первые звуки — кличку собаки. Ребенок с ДЦП впервые разжимает спазмированную руку и бросает животному мячик.

Надежда Плеханова - волонтер приюта для животных и центра канистерапии. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Надежда Плеханова — волонтер приюта для животных и центра канистерапии. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Одно из занятий на развитие мелкой моторики: украсить собаку заколками и камешками. Фото: ИА "Республика" / Любовь КОзлова

Одно из занятий на развитие мелкой моторики: украсить собаку заколками и камешками. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Туннель - хороший тренажер для гиперактивных детей: позволяет выплеснуть энергию. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Туннель — хороший тренажер для гиперактивных детей: позволяет выплеснуть энергию. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Со стороны кажется: магия какая-то. Но сотрудники центра уверяют, что это комплексная работа: тут и усилия врачей, и упорство родителей, и старание самих детей.

— Во время реабилитации и взрослый может устать, а что говорить о ребенке, — говорит Снежана. — И занятия с собакой — это просто кусок счастья. Бывает, дети носят ортопедические корсеты, и им больно ходить. И мы заметили удивительный эффект: ребенок, который обычно поднимается по лестницам со слезами, с собакой на поводке забывает о боли и идет с улыбкой на лице.

Сейчас занятия в детской больнице идут три раза в неделю, плюс 15 детей с особенностями здоровья регулярно приходят в сам центр канистерапии на набережной Варкауса. Благодаря гранту специалисты обустроили там сенсорную комнату — помещение с сухим бассейном, потолком-«звездным небом», светящимся панно на стене, развивающими играми.

Сенсорная комната. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Сенсорная комната. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Модная деталь сенсорной комнаты. Фото: ИА "Республика / Любовь Козлова

Модная деталь сенсорной комнаты. Фото: ИА «Республика / Любовь Козлова

Корреспондент "Республики" попробовала сухой бассейн на себе: расслабляет великолепно. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Корреспондент «Республики» попробовала сухой бассейн на себе: расслабляет великолепно. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Большие планы

В конце прошлого года центр получил еще один президентский грант, на этот раз в 6,7 миллиона. Эти деньги направлены на развитие, в том числе на покупку оборудования для кабинета психолога в городской детской больнице.

— Даже когда грант закончится, всё это — игры на развитие мелкой моторики, световое оборудование, сухой бассейн — останется в больнице, — говорит Светлана. — Комнатой будем пользоваться и мы, и специалисты реабилитационного центра. Потому что она не для нас или врачей — она в первую очередь для детей.

Еще центр планирует открыть у себя солевую и янтарную комнаты, куда школьники могли бы приходить за символическую плату и дышать полезным воздухом. Для этого нужны деньги и другое помещение: сейчас центр находится в небольшом подвале с довольно крутой лестницей. Светлана с коллегами уже обсуждали этот вопрос с карельским Минимущества, там обещали подыскать более подходящее место.

Снежана Якушкова с подопечными. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Снежана Якушкова с подопечными. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Параллельно Снежана и другие специалисты готовят для работы с детьми новых собак. Животные устают от постоянного общения, еще и поэтому центр не может принять всех желающих: слишком большая нагрузка для четвероногих терапевтов.

Впрочем, для собак в этой работе тоже много плюсов. Все они приютские и ищут дом. А таких воспитанных и послушных, как Айра или Юта, многие готовы забрать себе. За 1,5 года центр пристроили уже пять собак.

— Этот проект важен и с точки зрения защиты животных, — говорит Владимир Рыбалко, руководитель Первого общественного приюта для животных, из стен которого и вышла идея канистерапии. — Активисты приходят в детские сады и школы, объясняют, как правильно обращаться с животными, о чем нужно подумать, прежде чем завести животное дома. Приют страдает от огромного количества брошенных кошек и собак, которые к нам попадают чуть ли не ежедневно. Если люди станут более сознательными, бездомных животных станет меньше. Ну а начинать такое воспитание нужно с детства.

Саманта. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Саманта. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова