Переключайтесь!

Чтобы понять современное искусство, нужно оказаться в состоянии, в котором творил художник. Сделать это проще, чем кажется: иногда достаточно вглядеться в комочек жевательной резинки.

Современное искусство

Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Выставка «Современное искусство для всех» в Музее изобразительных искусств Карелии, прошедшая с 18 по 22 мая, заняла несколько залов. Работы сегодняшних художников требуют больше места: картины стали объемными, скульптуры нужно непременно рассматривать со всех сторон, а некоторые экспонаты свисают с потолка.

Ограничений в темах тоже нет: интернет-зависимость, асоциальный образ жизни, одиночество. Куратор экспозиции Людмила Бузова рассказала, что эта выставка «срезовая» и показывает, что вообще сегодня интересует творческую молодежь.

«Современное искусство для всех» — это образовательно-выставочный проект, который с 18 по 22 мая прошел в Мурманске, Петрозаводске и Костомукше. Показ сопровождался мастер-классами и дискуссиями. Понять замысел художника помогали доктор педагогических наук и сотрудник Русского музея Борис Столяров, а также директор образовательных программ Лувра, художник и педагог Манон Потван.

Борис Столяров— Современное искусство заставляет двигать мозгами, заставляет вглядываться в окружающую жизнь. Мы прошли по выставке — она жесткая, она бьет и сразу напрягает, — отметил Борис Столяров. — Чтобы понять замысел художника, нужно оказаться в том же состоянии, в котором он творил. Переключайтесь!

В то же время Манон Потван подчеркнула, что искусство необходимо обсуждать, только тогда оно станет популярным.

Предлагаем вам несколько экспонатов для обсуждения:

Сразу цепляют и раздражают глаз несколько работ Владимира Зорина. Он единственный в Карелии художник-организатор фестивалей ленд-арта. Флуоресцентную пленку он считает символом современности, которую умело сочетает с природными материалами (например, ветками деревьев). Сюжеты его работ — это знакомые, понятные и простые символы.

Современное искусство

Работы Владимира Зорина. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

А вот яркие картины петрозаводчанина Ильи Растатурина. Он вдохновлялся бытовыми сюжетами и характерами людей определенного социального слоя. К примеру, если всмотреться в его работу «Диалог», то на заднем плане можно прочитать всем нам знакомые надписи на стенах подъездов.

Современное искусство

Илья Растатурин, «Диалог». Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Скульптура Натальи Егоровой «Мысль о мысли» на первый взгляд — бесформенное нечто. Оказалось, это пожеваная жвачка, только огромная и сделанная в гипсе. На ней даже отпечатки зубов можно разглядеть.

— «Мысль формируется во рту», — Наталья Егорова цитирует дадаиста Тристана Тцара. — Я перестаю жевать жвачку и достаю ее изо рта, это пластический ответ художника на мысль философа.

Современное искусство

Наталья Егорова, «Мысль о мысли». Фото: ИА «Республика» / Наталия Вятчина

Иван Смирнов рассказал о видеоинсталляции «Берег моря»: «Размышляя о Баренцевом море, пытаюсь понять, как выразить его через шрифт. Не только через смысл текста, но и через визуальную форму шрифта. Прихожу к мысли, что текст должен быть динамичен и хаотичен, как движение воды, и исчезать так же быстро, как и появляться, подобно берегу, омываемому морскими волнами. Так появляется идея реализовать проект в виде «каллиграфии на воде» с текстовым описанием береговой линии Баренцева моря».

Он же автор шрифтовой инсталляции «Это просто ерунда», которая цитирует строчку из стиха одного из поэтов-обэриутов. Реальный мир они передавали с помощью игры — звуками, словами, образами, смыслами, это сближало их творчество с творчеством детей.

— А вы знаете, что ПОД?
А вы знаете, что МО?
А вы знаете, что РЕМ?
Что под морем-океаном
Часовой стоит с ружьем?
— Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, с дубинкой,
Ну, с метелкой,
Ну еще туда-сюда,
А с заряженным ружьем —
Это просто ерунда!
(Д. Хармс. «Врун»)

Современное искусство

Иван Смирнов, шрифтовая инсталляция «Это просто ерунда». Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Обсудить выставку в пятницу вечером пришли студенты, преподаватели искусства и журналисты — собрался полный зал. Были и художники — хотели узнать, понравились ли их работы. Еще, говорили они, было бы полезно услышать критику.

Но критиков не нашлось: даже то, что сначала показалось странным и отталкивающим, в итоге оказалось понятным и близким.