Архиважный вопрос

Как подтвердить свой трудовой стаж, если коммерческая фирма, в которой вы работали, давно ликвидирована? Люди обращаются в архивы, но там ничем не могут помочь. Закрывая бизнес, владельцы часто не удосуживаются сдать на хранение сведения о работниках. Депутат Петросовета и директор муниципального архива Александр Анишин убежден: надо заставить работодателей соблюдать закон.

— Мы недавно столкнулись с вопиющим случаем: у человека 10 лет трудового стажа пропало. Когда-то он работал в частной фирме, сейчас пришло время выходить на пенсию. Фирма давно закрылась. Гражданину нужно подтвердить, что он там трудился, а сведений о сотрудниках нигде нет. Мы очень хотели помочь, искали в наших архивных документах, но ничего не обнаружили. Что теперь человеку делать? Куда он пойдет, как будет отстаивать свои права? – директор муниципального архива Петрозаводска и депутат Петросовета Александр Анишин, рассказывая об этой ситуации, не может сдержать возмущения.

Александр Анишин. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Александр Анишин. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Архивным учреждением Александр Анишин руководит с февраля 2017 года. И за этот период только три коммерческие фирмы – общества с ограниченной ответственностью – после ликвидации сдали документы о работавших у них сотрудниках в архив. Но совершенно очевидно, что ежегодно в сфере малого и среднего бизнеса ликвидируется гораздо больше организаций. Этот сектор экономики очень подвижный: какие-то фирмы закрываются, их нишу занимают новые предприниматели.

При этом по федеральному закону об архивном деле после ликвидации сдавать на хранение документы о личном составе (термин, который применяют архивисты) обязаны все: и государственные, и частные организации. Если речь идет о банкротстве крупного частного предприятия, то сдачу документов в архив организует конкурсный управляющий. Пока он этого не сделает, процедура юридически не будет завершена, поэтому в таких случаях порядок соблюдается строго. А вот мелкие фирмы… Здесь уже другая история: захотел владелец закрыть – закрыл. И передачей сведений о работниках для хранения многие руководители не утруждаются: проще, в случае чего, заплатить штраф в 500 рублей. Документы же в итоге оказываются на помойках или гниют где-нибудь в подвалах.

Александр Анишин убежден, что ответственность за подобные нарушения закона необходимо ужесточать. При этом необходимо создать систему контроля, позволяющую отслеживать процесс закрытия предприятий. А если предприятие официально не ликвидировано, установить жесткую персональную ответственность руководства за документы по личному составу.

— Представьте, сколько нервов и сил стоят людям попытки отыскать эти сведения. К нам в архив поступает множество запросов такого рода, и не только из Петрозаводска! Из других регионов России, из ближнего и даже дальнего зарубежья, — добавляет Александр Анишин.

Коллеги по архивному делу с ним согласны. Но как можно исправить ситуацию? По предложению Александра Анишина эту тему накануне обсудили на заседании в Национальном архиве республики. По словам его руководителя Ольги Жариновой, проблема острая: запросы поступают и от граждан, и от Пенсионного фонда. Ежедневно приходится рассматривать до десятка, а то и больше заявлений. Иногда удается найти бывшего сотрудника ликвидированной организации, который по собственной инициативе хранит у себя документы. Бывает, сами такие экс-работники кадровых и прочих служб пишут и просят забрать у них бумаги – одно подобное обращение пришло в архив на днях.

архивы, Александр Анишин

Фото: «Республика» / Наталья Овсянникова

Но чаще всего заявителям, которым в архиве так и не смогли помочь, приходится подтверждать свой трудовой стаж через суд. А для этого надо собирать какие-то иные доказательства работы в ликвидированной фирме или искать свидетелей.

С руководством отделения Пенсионного фонда по Карелии, которое озабоченность этой темой разделяет, а также с коллегами из Федерального архивного агентства вопрос уже обсуждался, отметила Ольга Жаринова. Сейчас на пенсию выходят люди, основная часть трудовой деятельности которых пришлась уже не на советский период. И очень многие из них работали именно в частном секторе.

— Архивы начинает накрывать волна (обращений – прим. ред.). И ситуация будет только усугубляться, — отметила Ольга Жаринова.

Она добавила, что проблема общая для всей страны, и очевидно, что решать ее надо на уровне федеральных законодателей. Карелия может выйти с инициативой, но она должна быть хорошо проработана. Участники совещания поддержали предложение Александра Анишина собрать подробную статистику за последние пять лет. Управление Федеральной налоговой службы по Карелии попросят предоставить информацию о том, сколько организаций было ликвидировано за этот период, а руководители архивных учреждений подготовят данные, сколько из закрытых предприятий и фирм сдали на хранение сведения о своих работниках.

Затем, по предложению первого заместителя министра культуры Карелии Анны Томчик, необходимо организовать большое совещание с участием Союза промышленников и предпринимателей (работодателей), профсоюзов, депутатов Заксобрания, чтобы подробно обсудить, какие конкретно законодательные инициативы на федеральном уровне необходимы.

— Мы, представители архивных учреждений, не можем вносить изменения в федеральные законы, но мы можем и должны обратить внимание на эту проблему. У архивов есть не только историко-культурная, но и социальная миссия: помогать людям, которым требуется отыскать жизненно важные для них документы, — прокомментировал итоги заседания Александр Анишин. — Надеюсь, что мы получим поддержку со стороны законодательной власти.

Александр Анишин, Ольга Жаринова, Анна Томчик. Фото: "Республика" / Николай Смирнов

Александр Анишин, Ольга Жаринова, Анна Томчик. Фото: «Республика» / Наталья Овсянникова

Хорошие карельские книги. Почти даром