«Нужно сходить, наконец, на остров Эстонский!»

Анна Матасова – не провинциальный писатель, живущий в провинции. Её стихи и прозу публикуют толстые журналы, а маститые авторы признаются в любви к ее творчеству. Местные журналисты считают ее самым знаменитым человеком в Питкяранте. Зачем ей этот город?

Анна Матасова – не провинциальный писатель, живущий в провинции. Её стихи и прозу публикуют толстые журналы, а маститые авторы признаются в любви к ее творчеству. Местные журналисты считают ее самым знаменитым человеком в Питкяранте. Зачем ей этот город?

– Вам нравится жить в этом городе?

– Я жила и в больших городах, и в маленьких. Родилась в Риге, в столице Латвии, это европейский, мягкий, туманный, красивый город. Жила в Улан-Баторе, столица Монголии, древняя Урга. Жара, пылевые бури, горы на горизонте, всадники среди машин.

Долго жила в Санкт-Петербурге, в берлоге дождей и печали. В Петрозаводске несколько лет. В Медвежьей Горе. В Казахстане в маленьком закрытом военном городке. Мне хватает впечатлений. Счастье, в общем-то, не в городе, а внутри человека. Дома везде очень похожи, у каждого поселка есть лицо и настроение: фонари, деревья, лужи, дороги, дети, кошки, магазины. Писать я могу везде, маленький город лучше – меньше отвлекает. Он такой ленивый, неторопливый. Застывающий. А большой – шуршит, летает, режет, танцует, дёргает. Мои друзья живут по разным городам и странам, вместе их все равно собрать трудно. Ну, есть скайп, фейсбук для общения. Путешествуем иногда вместе, пересекаемся. Наверное, меня больше занимает внутренняя часть мира, чем внешняя. Хотя и впечатления бывают разные. Тут, например, театра нет, но можно каждый день ходить на берег Ладоги.

– Что вас здесь держит?

– Питкяранта – вечный город, эдакий маленький Рим. Тут растут деревья, корни которых доходят до центра земли. Мне нравится жить в вечном городе, хоть и в маленьком. Все держит – ребенок, который считает Питкяранту лучшим городом во вселенной, остров Эстонский, местный хлеб, квартира, лес, любовь, лень, люди. Но если я захочу переехать, ничего не удержит.

Азбука поэта: Л – люди, лень, любовь. П – Питкяранта, помидоры. Фото: из личного архива Анны Матасовой

Азбука поэта: Л – люди, лень, любовь. П – Питкяранта, помидоры. Фото: из личного архива Анны Матасовой

– Я слышала, что вы без конца возите книжки в Питкяранту. Это здорово, у каждой из них всегда будет читатель. Может ли регулярное чтение приличных книг что-то изменить вокруг?

– Да, может. И нерегулярное тоже. Книги все время меняют мир. Библия, «Капитал», Гарри Поттер, «Игра престолов». Идеи меняют мир. Путешествуют же они от человека к человеку в книжках. Я думаю, среди жителей Питкяранты много людей, которые читают ради удовольствия. Я доверяю опыту других, смотрю отзывы о книжках в Интернете, блоги читателей-писателей. Ищу, нахожу. В самой Питкяранте очень склоняет к чтению нужная книжка в библиотеке. Думаю, если б сюда завозили все счастливые новинки – и писали об этом в нашей газете – люди читали бы больше.

– Что вам интересно делать сейчас?

– Сейчас разбираю фотографии, пью чай с медом, это интересно. Мои любимые дела – фотографировать, сочинять что-нибудь, думать, читать, спать. Когда устану от текстов – снова поеду путешествовать, увижу что-нибудь быстрое, яркое, новое, привезу в Питкяранту. И снова буду разбирать, думать, записывать. Хочу сходить на остров Эстонский, я с ним дружу, посмотрю, как он тут был без меня?

– Вы больше поэт?

– Стихи меня сильнее всего захватывают, ради них я могу все бросить. Но прозы я пишу больше. А фотографирую еще больше, чем пишу. Я бы сказала, что я по большей части творец.

– Как вы работаете? По греческим канонам «ни дня без строчки»?

– Да, я пишу почти каждый день. Очень сочувствую грекам, которые обходились без компьютера. Мне трудно отделить работу от личных текстов: я пишу дневник, прозу, стихи, песни, статьи, статусы, сочиняю подписи к фотографиям. У меня всегда открыто несколько текстовых файлов, я люблю перескакивать с одного на другое. Понятно, что статья, книжка для издательства – это работа, а стихи, статусы – это работа-не работа? Одно ясно – я каждый день что-нибудь набрасываю. Часто чиркаю на бумажках маленьких, а потом кидаю их в ящики стола. Потом разбираю.

– Что влияет на ваше творчество?

– Все влияет. Вот лес за окном – он влияет очень сильно. Запах из трубы тоже.

Питкярантский дым ведь очень пахучий, прям удобряет небо, как будто там у ангелов огород, картошку сажают над нами.

Вдохновение очень влияет. Оно как взрыв, когда есть – ничего больше не надо, пробивает насквозь. А вот когда его нет… тогда хочется взять этот мир и вытрясти из него душу. Без разницы, из Питкяранты или Парижа. Чтоб мир показал что-нибудь, увлек. Подкинул идей. Творческие друзья влияют, хорошие книжки, ребенок, чувства, новости. Бог.

 

Фото: из личного архива Анны Матасовой

Фото: из личного архива Анны Матасовой

– Есть еще один интересный вопрос: «Каковы ваши творческие планы»?

– Дописать к зиме новую книжку. Про смерть. Доделать серию фотографий. Про кофе и книги. Хочу творчески съесть мороженого, выпить много зеленого чаю с медом, позже – поехать куда-нибудь к друзьям. Начать еще одну книжку, комедию о нашей жизни. И еще одну. Сделать два проекта в Интернете. Досочинять тексты песен. Прочесть что-нибудь Меира Шалева, гениальный оказался автор. Нарисовать картины на стенах прихожей. Сходить, наконец, на остров Эстонский.

Специальный проект "Районы говорят"

Хорошие карельские книги. Почти даром