Воля и многозаботливость

О политических дискуссиях: «Критика у нас привычнее утренней пробежки и вечернего душа. И, судя по демографии, почти заменяет секс. Ну а на карельской земле критиков больше, чем воплениц и плакальщиков за всю историю Обонежья и Заонежья. Другое дело: что этой критикой мы хотим добиться — чтобы стало лучше нам или хуже начальству?»

Эти два слова русской словесности — из числа самых парадоксальных. Судите сами: воля — это и свобода, и настояние. Сравните — «вольному — воля» и «будь на то моя воля». То же почти с библейской «многозаботливостью» — это стремление помочь и одновременно сковывание чужих инициатив, едва ли не ограничение чьей-то суверенной воли.

В этом диапазоне — вся наша повседневность от драматического до смешного. Воля во втором значении и многозаботливость в первом, к счастью, привычнее для власти, что и подтверждает повестка дня. Сознательно ссылаясь на нелёгкие признания критиков губернатора, напомним о подписании с китайскими инвесторами меморандума по строительству проходящей через Карелию скоростной автомагистрали: финская граница — Урал. Кстати, один китайский инвестор уже пришёл — в Кеми будет построена большая двухкаскадная гидроэлектростанция мощностью 60 мегаватт. Фонд развития моногородов одобрил выделение 300 млн рублей на создание будущего промышленного парка в Надвоицах. На базе Онежского тракторного предстоит серийное производство лесозаготовительной техники — не всё же показывать тренажёры в IT-парке! Это и всё прочее, что у нас в «многозаботной» перспективе, похоже на наши семейные будни: не завершив одного дела, мы хватаемся за следующее, более насущное. Тут критикуй хоть себя, хоть других. Тем временем заработал-таки Онежский судостроительный завод, но теперь нужно искать для него кадры. Кстати, за прошлый год в республике появилось больше 4 тысяч новых рабочих мест. Это что — «многозаботливость» с вмешательством или без? А получивший-таки то, что хотел, поспешит ли кого за это отблагодарить?

А вот при ремонте дорог кадры решают не всё. Нужны прежде всего средства для обновления технологий. Сегодня дорожники заключают соглашения с новым генподрядчиком, который за свой счёт приобрел технику, топливо и запчасти. В конце октября сдадут в эксплуатацию очередной участок автодороги Санкт-Петербург — Сортавала — а это широкая туристическая «тропа» в Северное Приладожье. Уже с весны 2016 года начнётся реконструкция (читай: строительство) первых 38 км в сторону Костомукши. Но зима «многозаботна» прежде всего холодами. Осталось запустить три котельные (из 359), одну из них — в Беломорске, где прежний подрядчик не смог подготовиться к началу сезона. Это касается и пуска газа в котельные Олонца. Правительство Карелии уверено: в отопительный сезон все семь городских котельных заработают уже на газовом топливе. Но это — там и сейчас. А в октябре предстоит встреча главы Карелии с руководителем «Газпрома» Алексеем Миллером. Речь пойдёт об активизации работ в рамках уже подписанных соглашений. По словам главы республики, в обозримом будущем газопроводы дойдут до Пудожского и Сегежского районов, что позволит перевести их на газовое топливо. А это уже другая себестоимость тепла, другая экология, другая экономика предприятий, другое качество жизни. Схема, которая составлена по просьбе руководства республики и заказу «Газпрома», предполагает газификацию 16 из 18 районов. Верить в это или не верить — тут уж воистину вольному воля. А по жизни, хоть убей, не получается в первом абзаце отчитаться за благосодеянное, во втором — расписать завтрашние планы, а в третьем — рассказать о счастливом послезавтра. Но, согласитесь, такая жизнь обнадёживает больше, чем скандалы, которым мы и так посвятили две предыдущие колонки.

Теперь о другой «многозаботливости». Критики губернаторской команды тоже озабочены. В том числе сковыванием своих намерений. Скажем, сохранить число депутатов Законодательного собрания региона, а не сокращать их с 50 до 36. Вместо комментариев приведём пример: в Московской области, где 12 миллионов населения и 25 депутатов, а от 12-тысячного города Кемь — 4. Понятно, что в Карелии и Птз немного тёплых мест. Но ведь никто не лишает права авторитетного гражданина представлять своих земляков и вообще политически вырасти. Но обратите внимание на рейтинги, регулярно публикуемые на сайте «Республика». Начнём с того, что в число 32 заметных медийных персон Птз вошли всего 7 депутатов ЗС, то есть только каждый седьмой из 50. Не мы так придумали. Это рассчитано по числу их публичных упоминаний ещё в первом квартале 2015 года. В этой «семёрке», судя по последнему опросу (30 сентября), депутаты ЗС занимают 7, 10, 14, 15, 22, 26 и 29 места. Вам не кажется, что позитивная «многозаботливость» народных избранников могла бы проявиться ярче?

Сложнее с заботами о школьниках и их родителях. Неоднократные обвинения в адрес республиканской власти касались так называемых малокомплектных школ. В республике их 59 из 225. Дело в том, что в городском классе должны учиться 25 школьников, в сельском — 18. А если в сельском — их меньше? Оставлять всё, как есть? Но что является смыслом учёбы — удобство родителей или знания учащихся? По-разному «многозаботливым» критикам разъяснили: все начальные классы останутся в тех же посёлках и деревнях. Там и будут учиться младшие школьники. Возить же в соседние, лучше укомплектованные, школы станут старшеклассников — таковых насчитывается около трёх тысяч из более 66 тысяч всех карельских школьников.

В остальном никто своей «многозаботливостью» не ограничивает волю гражданина, его право на критику. Она у нас привычнее утренней пробежки и вечернего душа. И, судя по демографии, почти заменяет секс. Ну а на карельской земле критиков больше, чем воплениц и плакальщиков за всю историю Обонежья и Заонежья. Другое дело: что этой критикой мы хотим добиться — чтобы стало лучше нам или хуже начальству? Об этом и поговорим в следующий раз. А пока дополним нашу многозаботливость трогательным штришком. Невольно вспомнилось аккуратно написанное от руки объявление: «Нашла котика. Серенький. Пушистый. Доверчивый. Мой телефон — такой-то. Если он вам не нужен, можно я его оставлю себе?» В таком Петрозаводске хочется жить.