Андрей Антощенко: «Дорожниками не становятся, дорожниками рождаются»

Сколько стоит километр дороги? Есть ли у строителей «голубая кровь»? Почему выпускники техникумов боятся работать по специальности, несмотря на хорошие зарплаты? Начальник карельского управления ЗАО «ВАД» ко Дню дорожника развенчивает мифы об отрасли.

Сколько стоит километр дороги? Есть ли у строителей «голубая кровь»? Почему выпускники техникумов боятся работать по специальности, несмотря на хорошие зарплаты? Начальник карельского управления ЗАО «ВАД» ко Дню дорожника развенчивает мифы об отрасли.

О средней стоимости дорог

Многие задаются вопросом, во сколько же обходится дорога. Чиновники пытаются привести к средней стоимости ремонт или строительство одного километра. Это, на мой взгляд, совсем неправильно. Это абсурд. Нет ни одного одинакового километра, а тем более в Карелии. Всё зависит от геологических условий, от интенсивности движения. Усреднять стоимость нельзя.

Например, на 22 километрах дороги Санкт-Петербург – Сортавала было 590 тысяч кубометров взрывных работ. Это огромная скала, которою мы взрывали и укладывали в земляное полотно. Более того, на восьми из 22 километров находились слабые грунты, пластично-текучие глины с глубиной залегания до 30 метров. Это громадный объём работ. А вот, например, в Пудожском районе ровные поля, непересеченная местность. Конечно, дорога на Вологду гораздо дешевле. Как можно усреднять стоимость?

О «голубой крови» и зарплате

Дорожники — особенный народ. Дорожниками не становятся, дорожниками рождаются. Каждый представитель нашей профессии понимает, что летний сезон – это настоящая пахота. Круглосуточная, тяжелейшая пахота. Зимой, разумеется, более расслабленный режим, но опять же не для всех.

Нельзя забывать и особенность нашей работы — удаленность от семьи, от дома. Разумеется, нужно быть готовым жить в вахтовом городке полгода. Городки часто располагаются вдали от населенных пунктов. Мы в свою очередь пытаемся наладить достойный быт, питание. Людям должно быть комфортно в вахтовых поселках. Но часто бывает, что многие не выдерживают такого графика, такого проживания.

Разумеется, за такую работу неплохо платят. У нас люди зарабатывают хорошо. Но всё зависит от желания человека, от квалификации. Высококвалифицированным может быть как человек с лопатой, так и экскаваторщик. Заработанная плата таких кадров может достигать ста тысяч рублей, а бывает и больше. Разумеется, учитываются навыки, стремление совершенствоваться. Должен отметить, зарплата нашего заурядного подсобного рабочего выше средней зарплаты по Карелии. Но это не за просто так: нужно трудиться, нужно пахать.

Есть в дорожном строительстве и «голубая кровь», это асфальтёры. Сейчас в Карелии работают четыре наши бригады асфальтоукладчиков. Это тоже особая каста. Они по жизни асфальтёры. Это их образ жизни. Летом они круглосуточно пашут, подстраиваются под погоду. Если днем дождь – работают ночью. Темп очень рваный, бешеный. Но когда приходит зима, асфальтёры едут домой и полгода отдыхают. Не звонят, не пишут – отдыхают. График как у моряков.

Примерно 95 процентов наших кадров – местные жители. Конечно, в 2000 году в Карелию мы приходили питерским составом, я и сам из Санкт-Петербурга. На карельских участках работают люди из Тулы, из Курска, из Белгорода. Со стран СНГ работников мало. Например, лет восемь назад к нам «прибилось» 10 таджиков. До сих пор работают. В них есть «жилка отделочников». А на дороге много отделочных работ, например, мощение, штукатурка, покраска труб. Они в этом умельцы.

О проблеме кадров и наивных студентах

В этом году у нас 50 студентов проходили практику, 40 из которых предоставил Петрозаводский автотранспортный техникум. Некоторые пришли на работу, считая, что будут сидеть в кабинете в белой рубашке. Не понимали, что надо начинать с производства. Многие оказались не готовы жить в лесу в вахтовом городке.

У людей такое впечатление, будто после окончания учебы они сразу станут менеджерами высокого звена. Так не бывает. Многие разворачивались и уходили. Однако больше половины студентов осознали, что начинать работу надо с линии, с непосредственного производства. После завершения практики мы отметили 10 человек, которых в будущем были бы рады взять на работу. Это настоящие дорожники. Из пятидесяти десять – мало.

Очень жаль, что с распадом СССР мы утратили большое количество ПТУ: они снабжали производства высококвалифицированными рабочими. Сейчас их большой дефицит. С инженерами и мастерами проще — в них недостатка нет. А хорошие рабочие в почете, они всегда востребованы.

ЗАО «ВАД» работает на технике ведущих мировых производителей. Я не преувеличиваю, у нас действительно есть всё. Но управлять такой техникой должен опытный машинист. Могу признать, что толковых механизаторов – и экскаваторщиков, и грейдеристов, и даже водителей катков – очень мало. Они тоже всегда востребованы. Но проблема в том, что научиться работать на технике у нас почти негде. Раньше ПТУ давало базовые знания и права машиниста. А сейчас такого широкого обучающего процесса нет.

О судьбе фирмы в Карелии

В Карелии ЗАО «ВАД» существует с 2000 года. За это время нами сделано очень много, всего не вспомнить. Большинство дорог в Карелии ремонтируется и строится нами. Мы готовы работать с любыми заказчиками, то есть не только на федеральных объектах. Сейчас, например, по заказу республики мы делаем дорогу близ Суоярви: 50 километров грунтовки переводим в усовершенствованное покрытие. Плотно работаем на дороге Вологда – Пудож – Медвежьегорск. А 23 октября будет торжественный ввод в эксплуатацию 22 километров новой дороги Санкт-Петербург – Сортавала – Петрозаводск.