Вместе мы еще сильней

«Что Россия без деревни? // Как береза без корней! // Берегите род свой древний, // Вместе мы еще сильней!» Людмиле Мехед из Чалны особенно близка тема деревни. Публикуем подборку ее стихов. Встречайте в литературном спецпроекте «Абзац» нового автора.

Людмила Мехед

Фото из личного архива Людмилы Мехед

Малая родина

Малая Родина, край мой родной,
Выпала редкая встреча с тобой.
Та же речушка и старенький дом,
Те же берёзы растут под окном.
Только в карельской таёжной глуши,
Я обретаю покой для души:
Вижу поляны кипрея вдали,
Будто костёр по лесам разожгли.
Там за околицей частый ивняк
Густо покрыл придорожный овраг.
Вон на пригорке шумит лебеда,
Ей подпевает речушки вода.
В ветках рябины поёт соловей,
Сердце томится — нет песни милей.
С грустью иду по заросшей тропе —
Век бы не жить в городской суете.
Но молодой озорной ветерок,
В сердце надежды вдохнул огонёк.
Милая Родина, край дорогой,
Мысленно жить буду встречей другой.
Пусть изменили судьбу мне года,
Но не забуду тебя никогда!

 

Родительский дом

Притулился домик у берёзы,
Здесь она посажена отцом.
Краска стала выцветшей, белёсой.
Но стоит, как прежде, молодцом.

Пролетело золотое детство
В домике родительском родном.
Лес густой и речка по соседству,
Всё напоминает о былом.

Босоногие бежали летом
На реку весёлою гурьбой,
Наслаждались мы теплом и светом,
Были все довольные судьбой.

Пахло в доме мятой, пирогами,
Вкусною картошкой в чугунке.
Как хотелось бы прижаться к маме,
Седину погладить на виске!

Нынче дом скучает одиноко.
Разлетелись деточки — птенцы.
Верю, что пустует он до срока,
Снова здесь появятся жильцы.

 

Материнская молитва

В северной забытой деревушке,
Где весной подолгу тает снег,
В старой и намоленной церквушке,
Что стоит уже не первый век,
На обшарпанном полу холодном
(А кому ж его покрасить здесь?)
Женщина в платке, в пальто немодном
Простояла, времени не счесть.

Губы тихо в тишине шептали
Все слова из глубины души:
«Господи! Верни их из Италий,
Здесь спокойней… В северной глуши.
Сообща и дом поставят ладный,
Нарожают крепеньких детей.
Хоть и климат северный прохладный,
Крепче деревенских нет семей».

Ноги у старушки подкосились,
Опустилась на колени мать.
И слова ручьем в молитве лились.
Мог молитву Бог лишь понимать.
Пламя свечки билось и дрожало,
По морщинкам потекла слеза.
А сердечко сильно трепетало,
Пелена спустилась на глаза.

Поднялась она и встала прямо:
«Не устану я, Всевышний, ждать!»
Женщина была всегда упряма.
Это лишь сумела прошептать.
Очень жаль, что дети уезжают,
Покидают милый отчий дом.
День и ночь родители страдают,
Остаются си́ротами в нем.

 

В северной глубинке

В северной глубинке очень просто:
Печка русская на пол-избы.
Дверь и окна маленького «роста»,
В завитушках золотой резьбы.

Чугунок со щами преет в печке.
Пышет жаром барыня * в мороз.
Кот мурлычет в тепленьком местечке,
Песни петь кошачьи — виртуоз.

Пол натертый голиком *до блеска,
Яркие половички кругом.
На дверях из ситца занавеска,
Чист, просторен деревенский дом.

Старенький резной буфет у входа,
Деревянный крашеный сундук.
Это всё дороже год от года,
Всё творения отцовских рук.

Богородицы в углу икона,
Огонёк лампады перед ней.
Как пройдёт хозяюшка с поклоном –
На душе становится светлей.
_______
Барыня — так уважительно называли печь в деревне.
Голик — веник из прутьев, без листвы.

 

Деревенское

Тропинка узкая в поселок
Натоптана среди снегов.
Пушисты кроны сосен, елок,
Нарядны платья у кустов.

Мороз ядреный, хруст от снега,
Луна, как жёлтый яркий блин.
Натружено скрипит телега,
Я в дивной красоте один.

Виднеется вдали деревня,
Дымки над банями висят.
Народ живёт весёлый, древний
Столетий несколько подряд.

Народ в трудах с природой слился,
Рыбачит, строит, любит лес.
Мужик-трудяга, что не спился,
Лелеет край, чтоб не исчез .

В карманах как всегда не густо,
Но русский терпелив мужик.
Бывает, что в амбарах пусто,
Но он и к этому привык.

Затянет песню на досуге,
Гармони растянув меха.
Заслышат стон по всей округе,
Но к сельским нуждам власть глуха.

 

Старик

Пусто и зябко в прогнившем домишке.
В дождь отсыревшая печка дымит.
Рано до зорьки, но дедушка Гришка
Курит у печки и дверцей гремит.

В старой фуфайке и в брюках с заплатой.
(Летом минувшим латала жена.)
В валенки – ноги. Он, взявши лопату,
выйдет во двор, а кругом тишина.

Осень плаксивая нынче, сырая,
Лишь на Покров всё засыпал снежок.
Ловко расчистит дорожку к сараю,
Скрутит к махорке бумажный рожок.

Грустно вздохнет и прихватит дровишек,
Тяжко и пусто теперь одному.
Бог не послал им с женою детишек.
Бабка помёрла. А нужен кому?

 

У иконы

У иконы чудотворца Николая,
в деревенском старом храме у реки,
свечку крепко в детской рученьке сжимая,
Богу девочка молилась лет семи.
– Отче Святый, помоги!.. – шептала тихо,
а слеза так и катилась по щеке, –
Убери из жизни нашей злое лихо,
да не дай погибнуть маме во грехе!..
Сделай так, чтоб нас, несчастных, полюбила,
да чтоб накрепко забыла про вино
и сестрёнку мою младшую не била,
а водила нас по праздникам в кино.
Чтоб смеялись мы и дружно песни пели,
В доме – чистенько… и завтрак, и обед…
Покружиться чтоб на детской карусели,
а другого пожеланья в жизни нет.
Обещаю хорошо учиться в школе,
поднимаясь в знаньях – за шажком шажок,
на ночь сказки почитать сестрёнке Оле.
посещать хореографии кружок…
Покрестилась, низко в пояс поклонилась
эта маленькая Божия раба
и добавила в довес: «Чтоб ни случилось,
никогда не буду в жизни я слаба!..
Свято верю, что молитву Бог услышит,
и тогда случатся в жизни чудеса…»
Летний дождик ей в ответ стучал по крыше,
и на ветвях пели птичьи голоса…

 

Старушка

На окнах выцветшие шторы,
На подоконнике цветок.
Плетет ажурные узоры
Старушка, за рядком рядок.

Тихонько песню напевает
Про скромный синенький платок.
Крючок в руках её мелькает,
Все меньше кругленький клубок.

Чуть голову приподнимает-
На небе месяц, как ночник.
И вспоминает, вспоминает…
А день за окнами поник.

Была смышленою девчонкой,
Читать учила детвору.
Потом полвека почтальонкой
Шагала от двора к двору.

И торопилась всё бывало,
Теперь вот некуда спешить.
Вздохнула… В кружева вплетала
Она всю прожитую жизнь.

 

На крылечке

На крыльце сидит старушка,
На плечах — льняной платок.
Из щербатой старой кружки
Чая делает глоток.

Весь денёк трудилась в поле,
Прополола, полила.
И обед сварила Коле,
И крутилась, как юла.

Рядом спят гулёна-кошка
И котёнок озорной.
С молоком большая плошка,
И клубок лежит цветной.

В стороне — резная прялка,
Нитки, шерсть, веретено.
Ведь во всём нужна смекалка —
Это ясно всем давно.

В деревеньке жить несладко:
Пролетит в работах день.
Не всегда бывает гладко,
На лице заботы тень.

Что Россия без деревни?
Как береза без корней!
Берегите род свой древний,
Вместе мы еще сильней!