Ладожские шхеры

Скалистые острова на Ладоге сформировались миллионы лет назад и получились уникальными: других таких в Карелии (да и в России) просто нет. Редких животных и растений в этом районе больше, чем в любом другом месте республики. Туристы облюбовали шхеры больше века назад и до сих пор едут туда тысячами. Единственные и неповторимые Ладожские шхеры — в новом выпуске «100 символов Карелии».

Ладожские шхеры. Фото: Игорь Георгиевский

Ладожские шхеры. Фото: Игорь Георгиевский

Есть у моряков такое понятие — «шхериться». То есть прятаться. Оно образовано от названия мелких островков, скопления которых можно увидеть в некоторых водоемах. На Ладоге такие островки тоже есть: туристы там «шхерятся» от городской суеты, животные, растения и рыбы — от наступающей цивилизации.

Как появились шхеры?

Слово «шхеры» произошло от шведского skär, что буквально значит «скала в море». Так, в общем-то, шхеры и выглядят: скалистые острова с сильно изрезанной береговой линией и отвесными уступами, располагающиеся вблизи береговой линии.

«В пределах северо-западного и северного побережий Ладожского озера шхеры протягиваются примерно на 8-10 километров, — рассказывает старший научный сотрудник Института геологии КарНЦ РАН Татьяна Шелехова. — По последним данным, на Ладоге около 650 таких островов — больших и маленьких. Самые крупные из них занимают площади от 24 до 70 км2. Мелкие — от полукилометра до 12 км в поперечнике».

Татьяна Шелехова. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Татьяна Шелехова. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Процесс образования Ладожских шхер начался в позднем докембрии — 1,3 миллиарда лет назад. Тогда сформировалась котловина озера — так называемый грабен (крупный блок земной коры, опущенный относительно окружающей местности и окруженный другими, приподнятыми блоками).

Со сменой тысячелетий облик территории менялся. Происходило это в результате тектонических процессов: земные блоки сдвигались по старым и новым разломам земной коры. Порода дробилась и выходила на поверхность, образуя те самые скалистые островки.

Последние штрихи во внешний вид шхер внес ледник: наступая и отступая, он обработал породы и снял с них практически весь рыхлый слой. Остались гладкие скалы, изрезанные рытвинами-«шрамами».

Шхеры: вид сверху. Фото: Игорь Георгиевский

Шхеры: вид сверху. Фото: Игорь Георгиевский

«Поверхность островов сильно расчленена: колебания относительных высот довольно резкие, — добавляет Татьяна Шелехова. — Они могут возвышаться над поверхностью до 70 метров. Все части островов, обращенные в сторону озера, имеют довольно крутые склоны и резкие понижения глубин до 70 метров».

Шхеры можно найти не только в Карелии, они есть практически во всех местах, где проходил ледник (побережье Кольского полуострова, Норвегии, Финляндии, Швеции и др.). Да и в пределах республики они есть еще в нескольких крупных озерах — Онежском, Куйто, Пяозере. Но такого количества островов, как на Ладоге, нет больше нигде.

 

 

Кто живет и что растет в шхерах?

Тектонические процессы и ледник сформировали не только сами острова, но и берег Ладоги. Территория получилась неповторимой: всё, что может быть в Карелии на пресноводном водоеме, там есть.

«Район Ладожских шхер — это вода и земля, сосновые и еловые леса, болота разных типов (от верховых до низинных), скальные безлесные острова, скальные берега, а еще берега каменистые, глыбовые и песчаные, — говорит ведущий научный сотрудник Института леса КарНЦ РАН Алексей Кравченко. — А, как известно, чем больше набор местообитаний, тем большее количество видов может их осваивать».

Природа шхер. Фото: Игорь Георгиевский

Природа шхер. Фото: Игорь Георгиевский

По уровню биоразнообразия Ладожские шхеры действительно впереди Карелии всей. Там есть даже виды, для наших широт совсем не типичные.

«Например, на Ладожских шхерах встречаются некоторые виды морских птиц, которые вообще-то гнездятся в тундровой зоне — та же гага или кулик-сорока, — говорит Алексей Кравченко. — Все потому, что на изолированных безлесных островах в Ладожском озере есть подходящие для них условия. Это вообще уникальное явление, оно всегда привлекало внимание орнитологов. И когда распался Союз и железный занавес пал, финские ученые толпами ездили на Ладогу, чтобы его изучать».

Открытые скалы не заняты сильной таежной растительностью, которая обычно вытесняет любую другую. В результате флора в районе шхер самая разнообразная. Там, например, бок о бок растут ясколка альпийская и змееголовник Рюйша. Первое растение — северное, второе — южное. Но на скалистых островах и берегах удобно и одному, и другому.

«В других местах северные виды по ходу отступления ледника вытесняли южные, — объясняет Алексей Кравченко. — Но на островах Ладожских шхер южные растения сохранились: некоторые скалы там высотой под 100 метров, и на них есть ниши, «полочки», где эти растения могут закрепиться, никто им там не мешает».

 

 

Животный мир шхер тоже весьма разнообразен: волки, выдры, ласки, ондатры, косули… А еще нерпы.

Кто не знает нерпу!

Ладожскую нерпу в Карелии знают все: милейшая усатая морда, неповторимая тюленья грация. Животное это уникальное, а ученые бы сказали — эндемичное: живет только в одном озере в мире, от которого и получило свое название.

Вообще ладожская нерпа — это подвид нерпы кольчатой, обитающей в бассейне Балтийского моря (наряду с собственно балтийской и сайменской).

«Примерно 11-12 тысяч лет назад, с отступлением океана, прервалась связь между Балтийским и Белым морями, а 8-9 тысяч лет назад изолировались озера Ладожское и Сайменское, — рассказывает исследователь из Санкт-Петербурга Мария Соколовская. — Так и появились три изолированные группы кольчатой нерпы, которые впоследствии стали тремя разными подвидами».

Нерпа на отдыхе. Фото: Игорь Георгиевский

Нерпа на отдыхе. Фото: Игорь Георгиевский

По сравнению с ближайшими родственниками ладожская нерпа небольшая: до полутора метров в длину, весит в среднем 40-50 кг. Зимой залегает на льду на юге и юго-востоке Ладоги, в начале лета перебирается на север, в район шхер. А когда и там становится слишком тепло, уходит в глубоководные районы, к Валаамскому и Западному архипелагам.

На островах ластоногие устраивают залёжки прямо на камнях. И отдыхают: спят или «валяются» в свое удовольствие, зевая, почесываясь и расправляя ласты. Но периодически осматриваются и принюхиваются: а вдруг опасность.

«Шум судов, лодок, катеров или вертолетов вблизи мест залегания приводит к немедленному сходу животных в воду, — говорит Мария Соколовская. — Но наибольшее влияние оказывает на залегающих тюленей непосредственное присутствие человека. При появлении людей в зоне видимости тюленей, при запахе дыма и звуках голоса в большинстве случаев все животные покидают места залёжек».

 

 

На залёжках нерпы собираются по 30-50 особей. А бывает, и по две-три сотни, из-за чего местные жители думают, что нерпы в Ладоге много. Но это не совсем так.

В середине прошлого века ладожскую нерпу активно истребляли: считалось, что она съедает промысловую рыбу вроде сига или лосося.

«В приладожских поселках вывешивали плакаты, призывавшие уничтожать нерпу всеми возможными способами, — рассказывает Мария Соколовская. — Дело не ограничилось призывами: рыболовецкие совхозы получали разнарядку на добычу морского зверя. Только рыболовецкий колхоз им. Калинина ежегодно отстреливал и отлавливал сетями 200-300 нерп».

Современные рыбаки ластоногих тоже не жалуют: они, дескать, разоряют сети и так расплодились, что съедают значительную часть рыбных запасов Ладоги. Но ученые говорят, что нерпы вряд ли стало больше. Просто она чаще приходит к сетям: рыбы в озере уже не так много, и обычным способом прокормиться труднее.

Впрочем, как бы рыбаки с нерпой не конфликтовали, уничтожать ее больше нельзя: охраняемый вид. Приходится подстраиваться.

Разведка. Фото: Игорь Георгиевский

Разведка. Фото: Игорь Георгиевский

Как берегут шхеры?

В районе Ладожских шхер под охраной находится не только нерпа: редких краснокнижных видов там десятки. Да и саму территорию надо защищать: леса — от вырубки и пожаров, почвы — от вытаптывания, воду — от загрязнения.

С этой целью на Ладоге решили создать национальный парк — это было лет 30 назад. Идею долго обсуждали, думали, как совместить интересы местных жителей и охрану природы. В процессе подготовили несколько научных обоснований для организации парка, одно из них — под руководством ученого Алексея Кравченко.

Алексей Кравченко. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Алексей Кравченко. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Работа заняла три года: экспедиции, анализ данных, подготовка материалов. В итоге получился документ, подробно описывающий флору и фауну, социально-экономическое и экологическое состояние Ладожских шхер, предложения по инфраструктуре.

«Национальные парки для чего создаются? — рассуждает Алексей Кравченко. — Основных задач три: охрана природы, развитие туризма и образование и экологическое воспитание. В районе Ладожских шхер все эти задачи решаются в полной мере. Природа там богатая, много охраняемых видов. Туристами эта территория всегда была освоена, даже до революции».

 

 

Официальный день рождения нацпарка «Ладожские шхеры» — 28 декабря 2017 года. В его составе 122 гектара земли от поселка Импилахти до самой границы с Ленобластью: примерно половина в Лахденпохском районе, остальное — в Питкярантском и Сортавальском. На территории насчитывают больше двухсот видов редкой растительности, а краснокнижной живности — млекопитающих, рыб, птиц, насекомых — около ста видов.

С момента создания парка на его территории не рубят лес и не сдают в аренду участки — это плюс. Но функционального зонирования «Ладожских шхер» пока нет, а значит, непонятно, где можно ставить палатки, где разрешено рыбачить и охотиться, а куда и заходить нельзя, чтобы не нарушить естественную среду обитания редких видов.

Чтобы функциональное зонирование появилось, должно быть утверждено Положение о национальном парке. Его сейчас как раз готовят.

Почему туристы едут в шхеры?

Пока специалисты работают над созданием парка, туристы едут в район Ладожских шхер тысячами. Так было всегда: еще в начале прошлого века Приладожье служило транзитной зоной на Валаам, а по побережью озера были проложены десятки автобусных, пеших, водных и комбинированных маршрутов.

Туристы в район шхер едут и зимой, и летом. Фото: Игорь Георгиевский

Туристы в район шхер едут и зимой, и летом. Фото: Игорь Георгиевский

Инструктор по туризму Александр Панов вспоминает, как в конце 90-х начал водить в Приладожье первые экспедиции: он тогда работал в Центре детско-юношеского туризма и вывозил детей в район шхер в походы на байдарках.

«И как-то затянуло это все: Ладога цепляет, — рассказывает Александр. — Практически ежегодно мы стали проводить такие походы. Потом начали проект «Ладожские приключения»: приглашали молодежь из разных городов России в семидневный поход. Многие дети там собирали полезную информацию для защиты своих проектов по краеведению, экологии, истории. Находили, например, редкие растения, изучали древние крепости и так далее».

Сейчас Александр ведет сразу несколько турпроектов для детей и взрослых. В экспедиции приезжают со всей страны, даже с Камчатки. И не по одному разу.

«Многие люди возвращаются к нам из года в год, по восемь-десять раз. Я их спрашиваю: «А почему? Мы ведь даже маршруты не меняем». А мне говорят: «Да мы не можем уже, у нас зависимость от Ладоги». Многие участники экспедиций вытягивают сюда детей, чтобы показать им всю эту красоту. Были случаи, когда я водил в походы студентов, а сейчас они приезжают с детьми семи-восьми лет.


Александр Панов. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Александр Панов. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Ладожские шхеры как символ Карелии представляет сертифицированный гид, инструктор по туризму, специалист по детскому туризму Александр Панов:

— Сами по себе шхеры — это уникальная природная достопримечательность, острова, созданные землетрясениями. Там есть утесы до 50 метров в высоту, много выходов тектонических отложений — все это создает неповторимый ландшафт. Это ведь такая красота: люди забираются на самые высокие скалы, просто сидят там и медитируют.

У района шхер очень большая история, которая связана с поселением древних карелов. Я лично знаю порядка пяти мест, где были крепости XII-XIV веков, остатки до сих пор можно найти.

И история туризма у этого района богатая: здесь ведь когда-то была финская территория, и некоторые эти места даже называют «финским Крымом». По берегу Ладоги были проложены специальные водные маршруты, которые мы сейчас на байдарках повторяем.

Таких мест, как Ладожские шхеры, больше в Карелии просто нет. А если подумать, то и в России их не найдешь».


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анастасия Крыжановская, журналист, автор текста
Игорь Георгиевский, фотограф
Леонид Николаев, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!