Карельский пейзаж

Природа — главный бренд и символ Карелии. Именно она притягивает в республику миллионы туристов. А здесь каждый второй мечтает стать художником. Те, у кого мечта сбылась, создали школу карельского пейзажа и прославили наш край далеко за его пределами. О пейзаже в жизни и в искусстве — в новом выпуске “100 символов Карелии”.

Суло Юнтунен. Светлая ночь (1972). Музей ИЗО РК. Фото: “Республика” / Любовь Козлова

Суло Юнтунен. Светлая ночь (1972). Музей ИЗО РК. Фото: “Республика” / Любовь Козлова

Карельский пейзаж мы, жители республики, каждый день видим за окном. Но есть такое понятие и в искусствоведении. В 60-70-е годы прошлого века возникла целая школа карельского пейзажа. В проекте “100 символов Карелии” разбираемся с происхождением обоих явлений. Начнем с геологии.

Природа: как формировался карельский рельеф

 

Около 18 тысяч лет назад вся территория Карелии была покрыта льдом. Климат менялся: ледник то подтаивал, то, наоборот, становился мощнее. Прибавьте землетрясения — и вот вам карельский рельеф, говорят геологи.

Ледник

Из талых вод ледника в Карелии возникло более 60 тысяч озер. Большинство из них вытянуто в северо-западном направлении — так двигался ледниковый покров.

“В Карелии выдающийся и всем известный сельговый рельеф. Сельга в переводе с финского — гряда, — говорит Татьяна Шелехова, старший научный сотрудник Института геологии КНЦ РАН. — Например, в Заонежье узкие длинные заливы, похожие на норвежские фьорды, чередуются с грядами, которые слегка прикрыты мореной (ледниковыми отложениями, смесью валунов, песка и глины)».

Длинные гряды встречаются в Ругозерье, северо-западном Приладожье, в районе Калевалы.

Следы деятельности ледника можно увидеть по всей республике:

·        шрамы, рытвины и борозды на кристаллических породах;

·        валуны, галька и пески, которые приняли свою форму в результате переноса талыми ледниковыми водами на большие расстояния;

·        «бараньи лбы» — гладкие скалы, обработанные ледником; «курчавые скалы» — скопление «бараньих лбов» — есть в Заонежье и других районах республики;

·        Ладожские шхеры – возникли в результате обработки ледником кристаллических пород (они имеют изометричную и округлую формы благодаря гранитоидному составу).

 

Последнее максимальное оледенение территории Карелии – 25-26 тысяч лет назад. Мощность (толщина) ледника достигала 2,5 км. Время  отступления – 18-16 тысяч лет назад. Полностью Карелия освободилась от ледника примерно 9 500 лет назад.

Землетрясения 

Еще один важный элемент в формировании современного рельефа Карелии — это неотектоника. Когда масса льда перестала давить на землю, земная кора стала расправляться. Землетрясения в Карелии могли достигать семи баллов по шкале Рихтера. Последствия – разломы и раздробленность коренных пород. Некоторые расколы настолько ровные, что просто не верится, что они возникли без вмешательства человека. Например, кварциты на горе Воттоваара. Но геологи утверждают, эти породы так и раскалываются, все дело в химическом составе, а не в людях.

Воттоваара. Фото: "Республика" / Максим Алиев

Воттоваара. Фото: «Республика» / Максим Алиев

Последствия землетрясений можно увидеть и под Петрозаводском, в районе Чертова стула, и по всему побережью Белого моря.

“Особенность карельского ландшафта в том, что его формирование происходило на щите — на твердом кристаллическом основании. Наша территория постоянно поднималась и практически не заливалась морем. Для Карелии характерно сочетание самых молодых и очень древних форм рельефа. У нас есть молодые осадки – от 610 тысяч лет до современных, и есть самые древние — 3,2 млрд лет. Карелия – это эталонная территория для изучения ледникового рельефа, сформировавшегося на кристаллических твердых породах и песчано-глинистых палеозойских породах, где соединяется Фенноскандинавский щит с Русской плитой”, — говорит Татьяна Шелехова.

Татьяна Шелехова. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Татьяна Шелехова. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Новая жизнь

После ледникового периода Карелия стала оживать. 10-15 тысяч лет назад начал формироваться современный растительный и животный мир. Установился мягкий климат с обилием осадков. Выросли леса, вскоре они наполнились ягодами и грибами. В реках и озерах заплескалась рыба. На такое изобилие пришел и человек. Территория Карелии начала заселяться в VII-VI тысячелетии до нашей эры.

О первых карельских художниках мы знаем благодаря петроглифам — о них есть отдельный выпуск проекта “100 символов”. Мы поговорим о тех, кто прославил карельскую природу в XIX и XX веках, потому что именно в это время в искусстве началась мода на северный пейзаж и появилось понятие карельской школы.

Искусство: как началась мода на Север

Долгое время для русских художников-пейзажистов творческой меккой была Италия. Императорская Академия художеств с момента основания в 1757 году отправляла своих стипендиатов в Европу изучать историю и технику живописи. Программа обучения в пейзажном классе вменяла в обязанность копировать ландшафты иностранных мастеров, изображение русского пейзажа не допускалось. Достойной изображения считалась только природа Италии. Карл Брюллов как-то заметил, что у нас все время зима, а писать зиму и снег невозможно: «Все выйдет пролитое молоко».

Однако первый подлинно русский пейзаж создал именно ученик Брюллова — художник Никифор Крылов.

Никифор Крылов. Русская зима (1827). Государственный русский музей

Никифор Крылов. Русская зима (1827). Государственный Русский музей. Фото: art-catalog.ru

Со второй половины XIX века российские художники перестали ездить за красотой в Италию, окружающий их ландшафт уже не казался им невзрачным и невыразительным. Стал формироваться самобытный русский национальный пейзаж. Сначала мастера отдавали предпочтение средней полосе и южным степям. А затем началась мода на Север.

Валаам

В 1868 году Академия художеств включила в программу для студентов обязательные этюды на Валааме. Пейзажисты Иван Шишкин, Архип Куинджи, Александр Гине, Павел Джогин, Федор Васильев, Петр Балашов, Николай Рерих посвятили природе и архитектуре острова свои работы — всемирно признанные шедевры.

“Для Куинджи, Рериха, Васильева, других мастеров пейзажного жанра Север — это прежде всего проблема света и цвета, — говорит искусствовед музея ИЗО РК Алла Мельникова. — Такого яркого рассеянного света нет ни в какой другой географической зоне. Принято считать, что северной природе не свойственны яркие цвета, резкие линии, четкие грани: воздух влажен, очертания расплывчаты, все зыбко, мягко, почти неуловимо. Однако северный пейзаж открывает взору удивительные  воздушные дали и зеркальную гладь воды, бесконечные просторы ландшафтов в соединении с конкретностью природного и архитектурного мотива”.

Алла Мельникова. Фото: “Республика” / Леонид Николаев

Алла Мельникова. Фото: “Республика” / Леонид Николаев

По словам Аллы Мельниковой, большой вклад в эстетизацию северной природы внес Василий Поленов, создатель лирического направления в этом жанре. Выпускник Олонецкой губернской мужской гимназии Петрозаводска, Поленов посвятил красоте пейзажных видов южной Карелии 38 своих живописных работ.

Николай Рерих несколько лет жил с семьей в Сортавале и в этот период часто бывал на Валааме, которому посвятил серию картин «Ладога». Увлеченность художника мифологией и религиозными аспектами искусства, прославившими его в дальнейшем, начиналась именно на карельском Валааме.

Что касается Ивана Шишкина, то Русский Север подарил ему любимый мотив – изображение сосен (искусствоведы говорят, что из всех видов деревьев у Шишкина больше всего сосен).

Школьная ярмарка в Офис-Клаб


 

Путешествие на Север

В 1894 году знаменитый меценат Савва Мамонтов, строивший железную дорогу от Вологды до Архангельска, предложил художникам Константину Коровину и Валентину Серову совершить путешествие по Белому морю и Кольскому полуострову в Швецию и Норвегию. Из двухмесячной поездки художники привезли северные этюды, которые представили на традиционной Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде. Павильон назвали «Крайний Север», и он произвел настоящий фурор.

«Все были поражены красотой  и необычностью увиденного, — рассказывает Алла Мельникова. – Вслед за Коровиным, открывшим Север, в Архангельскую губернию, на Мурман, в Карелию потянулись и другие художники – Василий Переплётчиков, Абрам Архипов, Сергей Виноградов, Александр Борисов, Леонард Туржанский, Николай Досекин, Николай Прахов, Николай Клодт. Появился новый тип русского пейзажа – «северный пейзаж», по суровой красоте и непривычности  затмевавший южный. Кроме того, северные этюды Коровина и Серова утвердили в русской живописи 1900-х годов господство благородной гаммы жемчужных и серо-пепельных тонов. Сам Коровин говорил, что нигде не встречал такого многообразия оттенков цвета, как на якобы монохромном Севере».

Карельская школа

Основоположник профессиональной живописи в Карелии — Вениамин Попов (1869 — 1945). Попал он сюда по совету Ильи Репина, у которого учился в мастерской при Императорской академии художеств.

Репин рассказал, что в Карелии удивительная природа и недорогие дачи. Поэтому Попов приехал в наш край и купил домик на озере Укшозере неподалеку от Косалмы.

 

Сначала художник приезжал в Карелию просто на этюды, а потом решил обосноваться. С 1919 года Попов постоянно живет и работает в Петрозаводске, преподает сначала в художественной школе, потом — в изостудии, которую он создал в 1936 году.

Студия давала серьезную профессиональную подготовку. Занятия велись по специальной программе с привлечением опытных педагогов, художников, искусствоведов из Ленинграда. Учениками студии были широко признанные сегодня мастера карельского искусства – Ксения Осипова, Ирина Черных, Лев Гильберт, Константин Буторов, Тойво Хаккарайнен, Суло Юнтунен.

Юнтунены

Суло Юнтунену принадлежит основная роль в развитии карельского пейзажа, сходятся во мнении искусствоведы.

“На любой выставке нашей страны картины Юнтунена узнавались сразу же. Но не по этикетке. Картины Юнтунена, обобщенные по форме, четко выверенные по композиции, сдержанные по колориту, воспринимались как своеобразные живописные поэмы о Карелии. Финн по национальности, человек немногословный, но искренне любящий свой край — таким он предстаёт в своём самобытном творчестве”, — говорит искусствовед Людмила Соловьева.

Суло Юнтунен

Суло Юнтунен. Фото: knk.karelia.ru

Суло Юнтунен родился в Петрограде в 1915 году в семье финна-ингерманландца. В 1920-е годы семья эмигрировала в Финляндию, где он окончил школу и получил профессию слесаря и литейщика. В 1932 году семья нелегально вернулась в Ленинград, откуда ее отправили на Урал.

В 1934 году Суло Юнтунен с матерью переехал в Петрозаводск. Работал на Онежском машиностроительном и металлургическом заводе формовщиком. Два года учился в Петрозаводском лесном техникуме, затем пять лет — в студии Вениамина Попова, одновременно окончил учительские курсы.

Во время советско-финской войны попал в эвакуацию в Пермскую область, где работал на лесозаготовках. В 1945 году вернулся в Петрозаводск.

В 1946 году принят в Союз художников СССР. С 1953 по 1967 год был председателем Союза художников Карельской АССР. Произведения хранятся в Третьяковской галерее, Русском музее, Музее ИЗО РК, в частных коллекциях и собраниях в России и за рубежом.

Умер в 1980 году. Похоронен в Петрозаводске на Сулажгорском кладбище.

“Во времена социалистического реализма, в 60-70-е годы прошлого века, в каждой республике или крупной области Советского Союза должна была быть своя  региональная художественная школа. Естественно, в Карелии среди жанров живописи самое главное внимание было уделено именно пейзажу. Он прославил карельское изобразительное искусство. Не портрет, не натюрморт, а именно пейзаж, — говорит Алла Мельникова. — Во второй половине ХХ века среди искусствоведов появилось такое понятие, как школа карельского пейзажа. Ее родоначальником был как раз Суло Юнтунен — единственный  из карельских художников удостоенный звания народного художника СССР”.

 

Творчество Суло Юнтунена искусствоведы относят к так называемому суровому стилю, для которого характерно художественное обобщение и сдержанный колорит. Однако в конце 60-х — начале 70-х годов Суло Юнтунен увлекся яркими красками. Правда, совсем ненадолго.

Суло Юнтунен. Петрозаводск. Осень (1969). Фото: “Республика” / Любовь Козлова

Суло Юнтунен. Петрозаводск. Осень (1969). Музей ИЗО РК. Фото: “Республика” / Любовь Козлова

В последний период творчества у художника появляются небольшие по размеру работы. Он отказался от больших полотен и нашел себя в новом формате, который не требовал ничего лишнего.

Дело жизни Суло Хейккиевича продолжил его сын Олег Юнтунен. Он был признанным мастером офорта, одним из ведущих графиков России.

Олег Юнтунен

Олег Юнтунен

Олег Юнтунен увидел Север во время его индустриализации, поэтому в его работах часто отражается конфликт между промышленным освоением края и природой.

 

Олег Юнтунен, как и его отец, подчеркивал свою этничность и подписывал картины на финском. Много ездил по Карелии. Особенно любил побережье Белого моря и загадочные места — острова Кузова, гору Воттоваара. Там художник нашел то, что искал, — тишину и первозданную природу.

 

Искусствовед Людмила Соловьева хорошо знала художника: “Я всегда вспоминаю об Олеге Юнтунене как об очень светлом, чистом и серьезном человеке. Мы учились с ним в одной школе в параллельных классах. Потом мы в один год поступали в Академию художеств. Я увидела его в академии и сразу подошла. Он стоял с Суло Хейккиевичем. Спросила, как у него дела, он ответил: “Я попробовал поступить и не прошел. Ну что ж, схожу в армию, а потом опять буду поступать”. Его отец даже не попытался пойти просить за него. Суло Хейккиевич никогда не пользовался своей популярностью, а Олег всего всегда добивался своим трудом”.

После армии Олег Юнтунен не пошел в академию, а поступил в Герценовский институт на художественно-графический факультет. Студентом, участвовал в крупных всесоюзных и зарубежных выставках. В 1975 году вступил в Союз художников. Получил звания заслуженного деятеля искусств Карелии (1996) и заслуженного художника России (2002).

Опрос - Оценка качества информационных услуг

Людмила Соловьева. Фото из личного архива

Людмила Соловьева. Фото: Борис Семенов

При этом художник всегда был очень скромным человеком. Людмила Васильевна помнит один случай времен перестройки: “Мы всегда художников принимали в музее, угощали чем могли. Время было сложное, всё самое необходимое покупали по талонам. Как-то к нам зашел Олег, мы поставили чайник, приготовили ему бутерброд с колбасой. Он колбаску снимает и говорит: “Еще привыкну”. Вот такой был во всем — очень сдержанный и деликатный”.

С годами в картинах Олега Юнтунена становится все больше философии, а с точки зрения художественной техники его работы просто ювелирные, отмечают специалисты.

Карелия притягивает художников

Многие художники, оказавшись в Карелии по воле случая, решали остаться здесь навсегда. Северная красота не отпускала.

Так остался Борис Поморцев. Военный авиатехник по образованию, он приехал в Карелию по службе. В Иркутске, где прошли его детство и юность, окончил художественное училище. Служил в Бесовце, а в 1956 году переехал в Петрозаводск. Решил уйти со службы, чтобы писать картины. В Союз художников Карелии Борис Николаевич вступил, когда ему было 25. Через пять лет — в Союз художников СССР.

Фото: <a href="https://petrsu.ru/news/2017/34134/iz-masterskoi-hudoz" rel="nofollow" target="_blank">petrsu.ru</a>

Борис Поморцев. Фото: petrsu.ru

Мастер создал лирические пейзажи карельских деревень, полные ностальгии по простой и тихой жизни, а Кижский ансамбль художник изобразил как обобщенный образ Русского Севера, как символ Карелии.

Одна из программных работ в творчестве Поморцева — картина “На земле карельской” (1971). По словам Людмилы Соловьевой, она выходит за рамки традиционного пейзажа и воспринимается как пейзаж-картина. Живописец раскрыл большую гражданскую тему: маленький обелиск в центре и природа обращают зрителя к памяти о Великой Отечественной войне.

 

Художник-график и поэт Алексей Авдышев переехал в Петрозаводск в 1952 году тоже после службы в армии. В наш край его тянули северная красота и детские воспоминания: с пятилетнего возраста он приезжал на лето на остров Кижи, где жила его тетя.

Алексей Авдышев окончил художественно-графическое училище в родном Ленинграде. В Петрозаводске работал в молодежной газете, методистом Дома народного творчества, писал стихи и сам иллюстрировал свои сборники.

В 1956 году Алексея Авдышева приняли в Союз писателей СССР, а в следующем году — в Союз художников. Он был настоящим мастером линогравюры. Писал любимое Заонежье, памятники деревянного зодчества, пейзажи Петрозаводска.

 

Осталась в Карелии и Екатерина Пехова. Она, коренная ленинградка, однажды побывав в Карелии на этюдах, решила вернуться сюда навсегда. После окончания Института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина в 1960 году она уговорила своего пожилого отца обменять квартиру и переехать в Петрозаводск.

Екатерина Пехова. Фото: Википедия

Екатерина Пехова

Выбрала квартиру на улице Пушкинской с видом на озеро, чтобы каждый день видеть восходы. Так появился целый цикл, посвященный карельскому солнцу.

“Кто сказал, что Карелия серая и унылая? Вы знаете, какие здесь яркие краски! Какие восходы, какая осень!” — говорила Екатерина Пехова.

Екатерина Пехова. Ярило-Солнце (1991). Музей ИЗО РК

Екатерина Пехова. Ярило-Солнце (1991). Музей ИЗО РК

В последние годы она жила и работала в деревне Гомсельга. Там появились пейзажи с зарослями иван-чая, с лесными ламбушками и голубыми незабудками. По мнению Людмилы Соловьевой, в Гомсельге талант Пеховой раскрылся по-новому.

Но в советское время манеру ее письма понимали не все. Кто-то называл стиль Пеховой наивным, кто-то — авангардным.

 

«Ну что это? Разве это живопись?» — говорили представители выставкома о работах Пеховой и не брали ее работы на крупные столичные выставки.

В Карелии о Пеховой вспоминают как об очень умном и эксцентричном человеке. Она всегда говорила прямо, что думала, и любила короткие и ёмкие русские слова. Не могла жить без театра, обожала балет. Знала многих артистов и писала их портреты — Розу Шишову, Наталью Гальцину, Юрия Сидорова и Светлану Губину.

Так часто бывает в России — признание к мастеру приходит с опозданием, говорит Людмила Соловьева. В 1992 году Пеховой присвоили звание народного художника Республики Карелия.

Не отпустила Карелия и знаменитого акварелиста Александра Каштанова. Он родился в селе Каменный Брод Куйбышевской области в 1929 году, учился в Пензенском художественном училище. Потом был призван на военную службу и направлен в Харьковское пограничное училище. Служил на Амуре, на Курильских островах, в Калининграде, в Латвии и Эстонии. Был начальником пограничных застав.

Александр Каштанов. Фото: “Республика” / Любовь Козлова

Александр Каштанов. Фото: “Республика” / Любовь Козлова

Когда в 1969 году руководство предложило Каштанову выбор, где продолжить службу, он попросился в Карелию. Хотя была возможность остаться в Прибалтике. Почему? Александр Иванович рассказывает, что незадолго до разговора в Управлении пограничных войск побывал на выставке карельских художников в Москве. Увидел картины Суло Юнтунена, Тамары Юфа, Бориса Поморцева, Валентина Чекмасова, Владимира Иваненко, Александра Семяшкина и понял, куда хочет отправиться. Вскоре семья Каштановых уже устраивалась в Калевале.

Через несколько лет жизни в Карелии Александр Иванович решил оставить службу, чтобы полностью посвятить себя искусству. Вот уже почти полвека Каштанов пишет пейзажи Калевалы, Беломорья, Валаама, Заонежья: суровые ландшафты, старинные деревни, леса, часовни.

 


 

Александр Каштанов. Фото: “Республика” / Любовь Козлова

Александр Каштанов. Фото: “Республика” / Любовь Козлова

Символ “Карельский пейзаж” представляет заслуженный деятель искусств Республики Карелия, заслуженный художник России Александр Каштанов.

“Карелия — это необыкновенный край, красота которого поражает. Для меня природа — постоянный источник положительной энергии, поэтому я занимаюсь пейзажем. Недаром именно в Карелии были созданы духовные центры Русского Севера — Валаам, Соловки, Кижи. Около стен церквей и часовен мне всегда легко работается — от них идет какая-то сила, которая мне передается. Я написал сотни акварелей старинных селений. Особенно меня поразили поморские села, создание их образов я считаю одной из главных целей моей работы”.


 

В ноябре в карельском Музее ИЗО пройдет выставка акварелей Александра Каштанова, приуроченная к 90-летию художника.

И ещё одна небольшая галерея напоследок. Работы мастеров, без которых тема карельского пейзажа не может быть раскрыта.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Ирина Добродей, журналист, автор текста
Леонид Николаев, фотограф
Любовь Козлова, фотограф
Елена Кузнецова, консультант проекта

Редакция благодарит сотрудников Музея изобразительных искусств Республики Карелия за помощь в работе и предоставленные материалы.

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!