Дмитрий Масленников

Отрезок времени, который связывает архитектора Дмитрия Масленникова с Карелией, занимает всего семь лет: с 1945 по 1952 год. Но десятилетие с 1945-го по 1955-й, включающее «масленниковский» период, специалисты считают «золотым десятилетием» в истории архитектуры Петрозаводска. О человеке, который перенес вокзал и расставил все главные точки на карте центра города, — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Дмитрий Масленников - автор проекта центральной части Петрозаводска. Фото из архива Музея-заповедника "Кижи"

Дмитрий Масленников - автор проекта центральной части Петрозаводска. Фото из архива Музея-заповедника "Кижи"

Главным рассказчиком и консультантом в этом материале выступает архитектор, автор текстов и лекций по истории архитектуры Петрозаводска Елена Ициксон. Именно она постаралась сделать так, чтобы имя сейчас мало кому известного «карельского Геракла» Дмитрия Масленникова вошло в историю градостроительства Петрозаводска.

Об архитекторе Дмитрии Масленникове мы разговариваем также со старшим научным сотрудником отдела истории и этнографии музея-заповедника «Кижи» Виолой Гущиной и историком Николаем Кутьковым.

Елена Ициксон. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Елена Ициксон

Елена Ициксон убеждена, что после Екатерининских градостроительных реформ, когда была придумана геометрия наших улиц и расставлены доминанты, определяющие центр и окраину, важнейшим стратегическим моментом, сильно повлиявшим на Петрозаводск, стало появление в столице Карелии архитектора Дмитрия Масленникова.

Дмитрий Сергеевич Масленников

Родился 10 мая 1912 года в деревне Дятловка Реутовского района Московской области. С отличием окончил МАРХИ (Московский архитектурный институт). Был архитектором-художником Выставки сельского хозяйства, с 1939 по 1944 год работал в Гипроавиапроме — сначала в Москве, а в годы войны — в Молотовском (Пермском) проектно-строительном бюро Гипроавиапрома. После отъезда из Петрозаводска в 1953 году Дмитрий Масленников работал в Московском инженерно-строительном институте — преподавал на кафедре архитектуры, защитил кандидатскую диссертацию. Умер в 1983 году, похоронен в Москве.

Должность начальника управления по делам архитектуры Совета народных комиссаров Карело-Финской ССС Дмитрий Сергеевич Масленников занимал с 8 марта 1945 года. Человеческие качества — архитектора называли волевым, творческим, позитивным и обаятельным (он очень нравился женщинам, например) — сочетались в нем с грамотностью профессионала и ответственностью руководителя, способного совершать смелые и оправданные ходы в градостроительной политике и вопросах сохранения традиционного деревянного зодчества.

Воскресник по расчистке дворовых территорий Петрозаводска. 1946 год. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Воскресник по расчистке дворовых территорий Петрозаводска. 1946 год. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

Заслугой Масленникова является то, что он в 1946 году создал красивый проект планировки центра столицы Карело-Финской ССР, в соответствии с которым Привокзальная площадь связывалась системой улиц и площадей с Онежским озером. И именно Масленникову принадлежит идея переноса железнодорожного вокзала в центр города. При Дмитрии Масленникове начались годы «великой реставрации» кижских церквей. Кроме того, Масленников добился, чтобы в городе Сортавала была введена должность главного архитектора (по тогдашним нормативам это было положено только республиканским или областным центрам), что помогло сберечь уникальность архитектуры приграничной территории.

Елена Ициксон:
— Дмитрий Сергеевич был очень талантливым человеком. Ася Мунасыпова, моя коллега, рассказывала, что в детстве представляла его себе Гераклом, потому что часто слышала, как родители говорили: «Масленников перенес вокзал». И вот она представляла себе такого героя-великана, который способен легко передвигать дома.

Как Масленников перенес вокзал

Железнодорожный вокзал с площадью, на которую выходит проспект Ленина, был здесь не всегда. До войны и сразу после нее это место вообще ничем не отличалось от многих других окраинных территорий. После 1915 года здесь были многочисленные так называемые прижелезнодорожные склады. В 1938 году в том месте, где сейчас расположен отель Piter Inn, построили здание городского холодильника. Рядом стали появляться деревянные двухэтажные дома. Вдоль улиц Шотмана и Красноармейской тянулся забор.

 

Елена Ициксон:
— Да, до войны проспект Ленина не был главной улицей. С точки зрения градостроительной, все улицы, ведущие к озеру, практически равны. В конце каждой из них есть прекрасная ландшафтная доминанта — озеро. Это красиво. По сути, можно было и Красную, и еще какую-нибудь улицу сделать главной. Почему именно Ленина? Трудно сказать. У нее не было завершения, а Масленников это, естественно, понимал. И вот он решил сделать так, чтобы у этого проспекта появилось начало. Звонкое! И таким началом должен был стать вокзал. Поместить вокзал в завершение проспекта Ленина было оригинальной идеей архитектора, озвученной им в своем конкурсном проекте. До него таких планов не было. Вокзал в Петрозаводске, конечно, стоит прекрасно. Сколько я видела вокзалов, но такого, чтобы мы приезжали и сразу оказывались в центре города, такого не было нигде, кроме столиц. Раз — и центр. И сразу видишь озеро.

Предложение о переносе нового железнодорожного вокзала в центр и расположении его прямо на проспекте Ленина было принято еще до утверждения генерального плана города. Позднее Масленников проработал все детали этого проекта, требующего приличных финансовых затрат и переустройства прижелезнодорожного хозяйства, связанного со складами.

Кроме здания самого вокзала, на площади должны были располагаться корпус управления Кировской магистрали и универмаг, но «что-то поменялось в планах, и площадь сформировалась жилыми домами».

Проекты Дмитрия Масленникова и архитекторов, которые формировали облик послевоенного города, к сожалению, не были реализованы полностью. В 1956 году Карелия потеряла статус союзной республики и связанное с этим статусом финансирование. Годом раньше началась эпоха борьбы с архитектурными излишествами. Поэтому вышло так, что на одном крыле площади Гагарина четырехэтажное здание (пр. Ленина, 38), а зеркальное полукольцо состоит из 5-этажного дома (пр. Ленина, 37), где уже и потолки уже не 3,1 метра, а всего 2,5. Говорят, что недостроенное полукружие с учетом новых обстоятельств могло быть заменено хрущевками, однако архитекторы отстояли композиционный замысел ансамбля.

Есть ли у нас план?

В октябрьском журнале «Архитектура и строительство» за 1946 год рассмотрены варианты детальной планировки центра Петрозаводска, которые были представлены на конкурс. Спойлер: победил проект Дмитрия Масленникова.

 

 

Любопытно, как автор текста характеризует особенности столицы Карелии:

«Петрозаводск — республиканский центр, но город он небольшой. До войны в нем было 75 тыс. жителей, а по генеральному плану предусмотрен рост населения до 90-100 тысяч. Застройка будет по преимуществу одно-и двухэтажной, здания же в три-четыре этажа составят не более 15% всей застройки и будут находиться в центре города. Таким образом, даже в центральных районах Петрозаводска не следует создавать обширных площадей с застройкой крупными зданиями. Это было бы немасштабно для Петрозаводска. Лишь отдельные центральные правительственные и общественные здания своей монументальностью должны создавать достойную республиканской столицы представительность».

В конкурсе участвует много архитекторов: В.А. Каменский, Д.С. Масленников (у него два варианта), Е.А. Левинсон, В.П. Яковлев, А.П. Пажитнов, В.С. Попов. Рецензент, комментируя проекты, приходит к выводу, что центральной площадью города должна стать площадь Кирова, а центром площади — предполагаемый величественный Дом правительства. В одном из проектов на площади также были запланированы здания Министерства иностранных дел и Онежского адмиралтейства (здание с башней со шпилем). Звучит красиво! Любопытно, что фасад Дома правительства предполагалось развернуть в сторону Зареки — района, который был самым перспективным для развития города.

Дом правительства на площади Кирова остался лишь в проекте. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Дом правительства на площади Кирова остался лишь в проекте. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

«Бесспорно, лучшим проектом является проект Д.С. Масленникова, — подводит итог эксперт. — Вся система главной магистрали подчинена в нем единой идее развития композиции, нарастанию значительности архитектуры по мере приближения к правительственной площади».

В историческом Петрозаводске главной улицей была Мариинская (нынешний проспект Карла Маркса), она связывала две площади: Соборную (Кирова) и Петровскую (Ленина). В XIX веке улица застраивалась кирпичными домами и была в целом престижной, но короткой — город из нее вырос.

— В архитектурной практике часто используется организация так называемого линейного центра, состоящего из связанных между собой нескольких улиц и площадей. Архитектор Масленников настаивал на том, чтобы в первую очередь застраивать те улицы, которые формируют линию центра. Линия была такой: вокзал на проспекте Ленина — улица Энгельса от гостиницы «Северной» — площадь Ленина — проспект Карла Маркса — площадь Кирова, на которой должен был стоять Дворец советов, — пристань. Такой у нас получался длинный линейный центр. Ради этого, — говорит Елена Ициксон, — проспект Карла Маркса был расширен на 9 метров.

Каким будет центр Петрозаводска?

«Архитектор Масленников предусмотрел создание в центре города основной композиционной оси, связывающей железнодорожный вокзал с пристанью. В районе существующих складов Карфинпотребсоюза, где предполагается строительство вокзала, разбивается привокзальная площадь. От нее идет короткая, на 3-4 квартала, озелененная магистраль, застроенная четырехэтажными жилыми домами, зданиями Университета и Центрального кинотеатра. Проспект Карла Маркса плотно застраивается жилыми домами. Вблизи стадиона проспект разрывается, образуя небольшую площадь, на которой будет выстроен республиканский театр. На площади Кирова будет выстроено пятигранное здание Дома правительства с пятью башнями, обозреваемыми с разных сторон». («Ленинская правда», заметка от 9 июня 1946 года)

В статье Елены Ициксон «Дмитрий Масленников — начальник Управления по делам Архитектуры Карело-Финской ССР», приводится фрагмент перечня зданий, проектировавшихся в конце 1940-х и ставших визитными карточками Петрозаводска. Среди них — архитектурно-строительный техникум, Государственная публичная библиотека, гостиница «Северная», кинотеатр «Победа», Музыкальный театр, здание госбанка на улице Титова и другие.

Вместе с этим были подготовлены проекты реконструкции общегородского водопровода и новой хозяйственной канализации. В те же годы появился первый проект троллейбусного хозяйства в Петрозаводске. Все это тоже было заботой руководителя Управления по делам архитектуры и городского архитектора.

Петрозаводск. Классика и неоклассика

Здания железнодорожного вокзала (1953 — 1955 годы) и Музыкального театра (1952 — 1955 годы) — самые яркие образцы стиля неоклассицизм в архитектуре Петрозаводска.

Елена Ициксон:
— После войны конструктивизм уступил место неоклассицизму. Формально это называлось освоением классического наследия. Стали выходить книги с отсылками к древнеримскому архитектору Витрувию, автору формулы «прочность, польза, красота», Иосифу Михаловскому, автору монографии «Теория классических архитектурных форм». Молодые архитекторы стали изучать законы построения ордерной системы. Архитектура стала обращаться к древнегреческим и древнеримским образцам.

 

Планировку города после войны менять не стали — принципы классицизма, заложенные в основу Петрозаводска Екатериной Великой, совпадали с принципами неоклассицизма. Бери и застраивай! Единственным минусом стала небольшая ширина улиц, поэтому все главные магистрали города были расширены.

В неоклассической архитектуре тоже очень важно было соблюдать пропорцию между высотой домов и шириной улиц. Фрагменты прежних фундаментов можно было увидеть во время ремонта проспекта Ленина. О красной линии, обозначающей границу строений вдоль линии застройки, можно судить по зданиям Кареллеса и Управления Мурманской железной дороги, расположенным напротив гостиницы «Северная». Они стоят выпятившись, так скажем, а все остальные уже отступили.

Важным в стиле классицизма и неоклассицизма было то, что архитекторы послевоенного времени мыслили не домами, а ансамблями или микроансамблями. Примером ансамбля служит площадь Гагарина (Привокзальная), где рядом со зданием вокзала построены параллельно друг другу два дома и здания, составляющие полукружия этой площади.

 

119-квартирный дом на проспекте Ленина строился с учетом того, что напротив него расположен кинотеатр «Победа». Дом проектировала архитектор Галина Васильевна Воронова. Длина дома — 200 метров, он занимает собой весь квартал. Чтобы такой длинный дом не выглядел монотонным, архитектор сделала выемку с двумя ризалитами (выступами) и повысила среднюю часть. И, обратите внимание, рассказывает Елена Ициксон, она это сделала ровно напротив кинотеатра.

Можно обратить внимание на микроансамбль, который образуют музыкальное училище и городская поликлиника на улице Свердлова. И тот, и другой дом немного заглублены внутрь кварталов от общей линии улицы.

Когда на улице Титова строили здание обкома партии, архитектор Лазарь Тарлер проектировал свой угловой дом с башнями на перекрестке Карла Маркса и Куйбышева. И он отодвинул его от магистрали. Здание не перекрывает вид на сквер, и здание обкома. Это, замечает Елена Ициксон, петербургские моменты, их архитектурная школа.

Идет строительство одного из самых крупных жилых домов на проспекте Ленина. 1950-е годы. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Идет строительство одного из самых крупных жилых домов на проспекте Ленина. 1950-е годы. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

Послевоенный Петрозаводск. Лирика

Для того чтобы представить себе послевоенный Петрозаводск, можно посмотреть самодельный альбом художника Бориса Акбулатова. В 1953 году он с мамой приехал в столицу из поселка Ладва. Их дом как раз был на Зареке, в районе, куда предполагалось повернуть фасад Дома Советов.

Художник Борис Равильевич Акбулатов. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Художник Борис Равильевич Акбулатов. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Борис Акбулатов хранит дома кирпич из стены кинотеатра «Сампо». Когда здание сносили, он взял его себе на память об эпохе, с которой связаны его детство и юность, и которая окончилась на его глазах.

 

— Мой кирпич мог бы стать частью экспозиции городского музея. Я хочу сказать, что Петрозаводску нужен свой музей, не республиканский. Хорошо бы организовать его не по принципу собирательства, а сделать современной площадкой — считает художник Акбулатов.

Кинотеатр «Сампо» был построен перед самым началом войны в стиле пролетарского классицизма. По словам Бориса Акбулатова, кинотеатр был народным — строили его всем миром. Собирались открыть в 1941 году, но не успели. Здание пережило войну и стало одним из главных культурных центров города и района Зарека.

— Наш дом построили немецкие военнопленные, вокруг него были другие двухэтажные маленькие домики, они не сохранились. Вокруг домов — частные огороды. Рядом жил священник, его дом мы называли поповским. Сейчас там Дом сестринского ухода. Здесь долгое время не было асфальта — настоящая деревня. Улица Перттунена называлась Фабричной, Ригачина — Болотной. Железная дорога была границей Зареки с другим районом: Петушками.

Здесь я учился до шестого класса в 25-й школе. А потом маме дали квартиру, и мы переехали в дом, который стоял на перекрестке Урицкого (проспекта А. Невского) и Машезерской. Мама работала в швейной артели «Победа», и артель построила кирпичный дом — там прошла моя другая жизнь, — говорит художник.

В районе Зареки как раз и можно увидеть двухэтажные, уже каменные, дома из серии типовых проектов, разработанных центральными проектными институтами для городов СССР, чтобы ускорить процесс обновления и восстановления городов после войны.

Альбом «Петрозаводск моего детства». Шариковая ручка

Альбом создан по воспоминаниям художника. Из архива Бориса Акбулатова

Альбом создан по воспоминаниям художника. Из архива Бориса Акбулатова

Рассказывает Борис Акбулатов:
— Я люблю рисовать город с людьми. Архитектура напрямую зависит от того, что царит в наших головах. Дома советского человека, который строит социализм, должны были быть небольшие, а общественные здания, напротив, мощными, монументальными. Такова сталинская архитектура. В детстве меня поражали несколько зданий: кинотеатр «Сампо», здание МВД и напротив него — сгоревшая типография. Все было деревянным и — вдруг! Я помню, как строился Музыкальный театр. В старом здании Финского театра меня принимали в пионеры. Каменных домов после войны было не так и много — город в основном был деревянным. Долгое время у меня было барачное мышление, но, правда, я перевоспитался.

Ходули. Из архива Бориса Акбулатова

Ходули. Из архива Бориса Акбулатова

— Так мы, дети, развлекались в 1950-х годах. У нас были ходули. А ветеранам ходули были не нужны.


 

Праздник. Из архива Бориса Акбулатова

Праздник. Из архива Бориса Акбулатова

— Люди в праздник надевали всё самое красивое. Радостно отмечали и 1 Мая, и День выборов.


 

Корова. Из архива Бориса Акбулатова

Корова. Из архива Бориса Акбулатова

— У соседки была корова. Однажды пришли люди и увели ее. Никита Сергеевич (Хрущев) в 1958 году издал постановление, запрещающее иметь в личной собственности скот. Расставание было печальным. На заднем плане — голубятня. Голубей разводили в городе повсеместно.


 

Проспект. Из архива Бориса Акбулатова

Проспект. Из архива Бориса Акбулатова

— Это проспект Урицкого. Сюда мы переехали чуть позже. Строят дом чуть выше кинотеатра «Сампо». Видите, здесь всюду были маленькие деревянные домики. Рядом — библиотека.


 

"Старички". Из архива Бориса Акбулатова

«Старички». Из архива Бориса Акбулатова

— В 1960-м году появился памятник Марксу и Энгельсу — двум добрым старичкам. Мы приехали посмотреть на него на самодельных самокатах — подшипники брали на рембазе, нам давали бесплатно.


 

Платочек. Из архива Бориса Акбулатова

Платочек. Из архива Бориса Акбулатова

— Вот улица Луначарского, сейчас этих домов нет. Тут была колонка, а рядом магазин. На крыльце там всегда сидела женщина. Она говорила, что у нее на войне убили всех сыновей, денег ей не хватало. Она расстилала платочек свой и собирала денюжку. И все ходили, бросали ей. А однажды при мне приехал воронок, вышли два милиционера и сказали: «Всё, бабушка, собирайся, здесь сидеть нельзя». И увезли. Больше ее здесь не было. Платочек у нее был очаровательный.


 

Фронтовик. Из архива Бориса Акбулатова

Фронтовик. Из архива Бориса Акбулатова

— Это сосед-фронтовик. Как напьется, жену бить начинал. Психика у него после войны была нарушена. Много таких было в то время.


 

Внутри. Из архива Бориса Акбулатова

Внутри. Из архива Бориса Акбулатова

— Вот коридорная система, видите? Некоторые дома на Зареке строили немцы. Потом и наши начали строить здесь 8-квартирные дома.


 

Детство. Из архива Бориса Акбулатова

Детство. Из архива Бориса Акбулатова

— Наш район был деревянным. На заднем плане здание пароходства, на праздник там всегда были флаги. Мой дом сохранился до сих пор.

Дмитрий Масленников и музей «Кижи»

В ведении Управления по делам архитектуры, которым руководил Дмитрий Масленников, была Республиканская проектная контора (сейчас это проектный институт «Карелпроект»), архитектурно-строительный техникум и Государственный архитектурный заповедник в Кижах.

Виола Анатольевна Гущина. Фото из архива Музея-заповедника "Кижи"

Виола Гущина

По словам Виолы Гущиной, Дмитрия Сергеевича Масленникова в музее-заповеднике «Кижи» считали своим человеком. Начальник управления по делам архитектуры уже в 1945 году инициировал и потом лично контролировал работу, связанную с сохранением памятников деревянного зодчества.

По словам Николая Кутькова, «идея превратить остров Кижи в музей-заповедник была по существу революционной. Нельзя сказать, чтобы все жители Заонежья, да и районные власти ее единодушно одобряли. Наверняка многие считали, что сохранение и реставрация «деревяшек» не такая уж первостепенная необходимость в первые годы послевоенной разрухи».

Между тем, сразу же после войны Масленников организовал приезд в Петрозаводск столичных специалистов, которые по международному каталогу описали 900 икон из Заонежья, возвращенных из Финляндии, рассказывает Виола Гущина.

Специалисты выяснили, что в собрании отсутствуют иконы потолочного свода Преображенской церкви. Об этом Масленников в 1948 году пишет второму секретарю ЦК Компартии КФССР Юрию Андропову: «Великие росписи в Московском Кремле охраняются с великим тщанием. А у нас в Петрозаводске зимой 1944-1945 года завхоз ДК истопил на дрова росписи купола Кижей».

Сотрудники научно-реставрационной мастерской. 1951 год. Фото из архива Музея-заповедника "Кижи"

Сотрудники научно-реставрационной мастерской. 1951 год. Фото из архива музея-заповедника «Кижи»

При Масленникове начались масштабные работы по реставрации Кижского архитектурного ансамбля, в 1951 году на остров Кижи были перевезен первый памятник архитектуры — дом крестьянина Ошевнева. «Идея перевоза памятников и создания музея рассматривалась как конкретная мера, которая позволит сохранить обреченные образцы народного деревянного зодчества», — считают специалисты музея-заповедника «Кижи».

Благодаря усилиям Дмитрия Масленникова были описаны главные памятники деревянного зодчества в Карелии: Успенская церковь в Кондопоге, Успенский собор в Кеми и другие. Он лично писал письма исследователям деревянного зодчества Александру Буйнову, Борису Гнедовскому, Льву Лисенко, Александру Ополовникову с просьбой выезжать в республику с экспедициями для проведения обмерных и учетных работ. В 1949 году для системной работы архитекторов, реставраторов и других специалистов в Петрозаводске была создана научно-реставрационная мастерская.


Николай Кутьков. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Николай Кутьков. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

О Дмитрии Масленникове как символе Карелии говорит историк, журналист и краевед Николай Кутьков:

— Конечно, Дмитрий Масленников был примечательной фигурой. Карело-Финской ССР, шестнадцатой сестре в хороводе союзных республик, было необходимо подтверждение статуса, в частности, в оформлении центра столицы и ее главных ворот. Старое деревянное здание вокзала на улице Шотмана, там, где сейчас конечная остановка троллейбуса № 6, построенное в стиле пролетарского классицизма, не соответствовало значению Петрозаводска. Проект Масленникова, который перенес вокзал на проспект Ленина и заложил основы центральной части города, трудно переоценить. Я знаю, что это решение многим архитекторам и строителям казалось спорным. В дискуссии принимали участие и те, кто хотел строить вокзал на Голиковке, при въезде в город. Однако Масленников настоял на том, что главный проспект города должен иметь отправную точку в виде красивого здания вокзала со шпилем. И эта идея оправдалась вполне.


При подготовке текста мы использовали материалы из статьи Елены Ициксон «Дмитрий Масленников — начальник Управления по делам Архитектуры Карело-Финской ССР», опубликованной в сборнике материалов XI научной конференции «Краеведческие чтения» в 2017 году.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анна Гриневич, журналист, автор текста
Михаил Никитин, фотограф
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!