«Я без музыки не могу!»: как кубинка переехала в Россию

Индира Chicoy [Чикой] три года назад приехала в Петрозаводск из Республики Куба. Здесь она стала артисткой Симфонического оркестра Карельской филармонии, вышла замуж, научилась кататься на лыжах и коньках и почти привыкла к тому, что термометр может показывать минусовые значения.

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Мы поговорили с Индирой о том, чем она занимается в Петрозаводске, как себя чувствует здесь, о Кубе, о музыке и о любви.

— В оркестре вам есть куда выплеснуть энергию?

— Я люблю музыку вообще, всякую. И популярную, и джаз — всё люблю. Я вообще без музыки не могу. Я играю на гобое, это классический инструмент. Я мечтала играть в симфоническом оркестре. И так получилось, что мечта сбылась — я очень рада.

На Кубе я три года работала в оркестре Кубинского института радио и телевидения в Гаване. Это было после окончания университета. Потом я работала в Турции и в Египте, а потом приехала в холодную Россию.

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— У вас музыкальная семья?

— Мой двоюродный брат — талантливый музыкант, у него свой оркестр на Кубе. Он играет на контрабасе. Благодаря ему я в 15 лет переехала из города Камагуэй в Гавану, чтобы начать учиться в музыкальном колледже, а потом в университете по классу гобоя. Брат меня сагитировал также пройти двухгодичный курс в колледже по классу бас-гитары. Туда брали только тех, кто хорошо успевал по основному инструменту.

— Почему вы выбрали гобой?

— Я начала изучать музыку с хорового дирижирования в 10 лет. Сначала нас учили петь, потом у меня возникла небольшая проблема, поменялся голос, и я не могла продолжать карьеру. И тогда я пошла учиться играть на гобое. Мне было 12 лет. На Кубе в то время было очень мало детишек, которые хотели играть на этом инструменте. Мне понравился его звук. Это очень сложный инструмент, но я люблю его.

Гобой — это классика, на бас-гитаре я могу играть латиноамериканскую музыку. Разные инструменты позволяют создавать разную музыку под разное настроение.

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— А когда вы начали петь?

— Петь начала по необходимости, когда осталась во время работы в Египте без коллег, вернувшихся на родину. Продюсер предложил мне совмещать вокал и инструмент. Я знаю, как настроить голос, но я всегда говорю, что я не певица. Я — музыкант, который поет.

— Почему вы уехали из Гаваны?

— Музыкальная сфера там сложная — легко потерять работу. Меня пригласили за границу, и я согласилась. Я люблю путешествовать и узнавать мир, знакомиться с музыкантами.

Индира Chicoy и гобой. Фото из личного архива

Индира Chicoy и гобой. Фото из личного архива

 — Как вы оказались в Петрозаводске?

— Тут жил мой двоюродный брат. На Кубе было плохо с работой, а здесь можно было учиться в магистратуре в консерватории. И я приехала в августе 2021 года. Не планировала оставаться надолго здесь, но вышла замуж полтора года назад.

С Виктором мы познакомились случайно. Через месяц после приезда в Петрозаводск у меня был день рождения, который мы отмечали в ресторане. Там Виктор увидел меня, нашел брата и попросил разрешения познакомиться. Тут же сходил и купил мне букет цветов. Потом он нашел меня в соцсети, и мы начали потихоньку общаться. На первых свиданиях мы разговаривали на смеси языков: русского, испанского, английского, языка жестов. Для первого свидания он выучил несколько фраз на испанском, моем родном языке, и я начала смотреть на него по-другому. Мы ходили в кафе, много разговаривали. Потом начали встречаться как парень и девушка.

— Свадьбу играли здесь?

— Свадьба была в местном ресторане. Были и русские, и кубинцы. В Петрозаводске живут кубинцы, которые учатся в ПетрГУ. Как весело было! Русские хотели танцевать, как кубинцы, а кубинцы — как русские.

— Любите танцевать?

— Я не помню, чтобы меня учили танцевать. Мне кажется, я танцую с рождения. Это большое удовольствие. Я люблю все латиноамериканские танцы: сальса, бачата, африканский танец кизомба. По понедельникам я специально хожу в спортзал танцевать. Только там я могу танцевать разные стили. Просто диско (унц-унц-унц) мне танцевать скучно.

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Почему у вас индийское имя?

— Мама хотела меня назвать Индра, потому что она посмотрела сериал. Это, кстати, тоже индийское имя. Во время записи что-то пошло не по плану, и я стала не Индрой, а Индирой. Это редкое имя на Кубе. Но у меня есть подруга скрипачка, она с Кубы и ее зовут Индира.

Мама называет меня то Инди, то моя Негритта, потому что я темненькая.

— Мама приезжала в Петрозаводск. Как ей город?

— Я три года не была на родине. Позвала сюда маму, она приехала. Сказала: «Как чисто!» Это было лето, но ей всё равно было холодно. Она мерзла уже при +18°. На Кубе самая низкая температура +13°. Но она осталась довольна и городом, и нашей жизнью.

— Кто-то хотел бы уехать на Кубу и жить там. А вы наоборот.

— Люди иногда на меня смотрят сочувственно. Как ты оказалась тут? Я их прекрасно понимаю. Но так бывает, и я не одна. Сейчас уже около десяти кубинцев здесь. Иногда мы собираемся все вместе.

— Скучаете по Кубе?

— Это родина. Там прекрасная погода, друзья и семья. Я скучаю по морю. На Кубе я жила недалеко от моря. У вас есть озеро, но я не могу там купаться, даже летом. Холодно, и мне надо видеть дно, а здесь ничего не видно. Я так не могу. А русские купаются!

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Привыкли к местной кухне?

— Мне нравится несколько блюд, но не все блюда я понимаю. Вижу, например, что русские обожают грибы. Я это не ем. Мой муж делает мясо с грибами и сметаной… Сметана — это тоже новый вкус. На Кубе нет ни сметаны, ни грибов. Мы не понимаем этих вкусов. Но мой муж готовит хорошо. Мне нравится, как он готовит. Я делаю блюда, которые могу. У вас нет многого, что есть там. Например, у вас нет жареных бананов. Потом мы много едим риса. Мой муж не привык так часто есть рис. Киви на Кубе нет. У нас — гуава, мой любимый фрукт. Манго люблю. Здесь есть, но не такой вкусный. Я ищу варианты, когда скучаю по вкусам моей страны.

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Планируете остаться жить в Карелии?

— Пока да, хотя здесь нелегкая погода. Мой организм долго привыкал к холоду. Однажды я даже упала в обморок от таких температур. Сейчас я немного адаптировалась. Даже научилась кататься на коньках и на лыжах. На лыжах мне нравится больше. Я пока не крутая, но было весело. На Кубе я всегда смотрела фигурное катание. Но самой кататься нелегко, оказывается.

— За три года вы отлично выучили русский язык. Тяжело было?

— Самое сложное — падежи. Я стараюсь, но иногда окончания не совпадают — что делать. Я говорю по-русски, но думаю по-испански. Мой родной язык — испанский, он гораздо проще русского. Еще я хорошо говорю по-английски, очень люблю португальский, изучала его на курсах. Кроме того, мне нравится Бразилия. Люблю ее язык, музыку, танец.

Вообще, у меня есть список дел, которые я хочу сделать. В этом списке — путешествие в Бразилию, полет на воздушном шаре в Каппадокии, поездка в Грецию на Санторини.

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Индира Chicoy. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— У вас всегда хорошее настроение?

— Я пытаюсь всегда быть на позитиве. Кубинцы — они такие. На Кубе вам будут улыбаться и обнимать. Здесь я себе сказала: ты не на Кубе. А то постоянно всех обнимала. Мы улыбаемся даже от наших проблем. Это у нас от природы. И у меня характер легкий. Даже если мне грустно, стараюсь не портить людям настроение.

Меня впечатляют и радуют даже маленькие вещи. Мне радостно, что я здорова, что могу сейчас сидеть здесь и разговаривать. Что я работаю не в офисе, а в творческой организации, где мы все вместе делаем музыку. Я чувствую себя счастливой.

Индира Chicoy и бас-гитара для настроения. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Индира Chicoy и бас-гитара для настроения. Фото: «Республика» / Михаил Никитин