Участница чемпионата мира по парикмахерскому искусству: «Могу сделать сто причесок и не устать»

Екатерина Резегина — стилист по свадебным и вечерним прическам. Не так давно она заняла пятое место в чемпионате мира по парикмахерскому искусству, в котором принимали участие представители 28 стран. Ее сольная конкурсная работа называлась «Королева будущего» и включала в себя постижи. О том, что это такое и об искусстве парикмахерского дело в целом — в нашей беседе.

Екатерина Резегина. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Екатерина Резегина. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Такие замысловатые прически, которые умеет делать Екатерина Резегина, в будни увидеть сложно. Все изысканные варианты готовятся либо для фотоссесий, либо для свадеб или вечеринок. Или для конкурса. Что-то похожее можно еще увидеть в музее, если найти там зал живописи эпохи рококо. Как мастера делают такие прически, не понимаю.

«Королева будущего». Фото из архива Екатерины Резегиной

«Королева будущего». Фото из архива Екатерины Резегиной

— Никогда не видела таких причесок! Как это называется?

— Постиж — это декоративное изделие из волос. По качеству, сложности постижей и органичности созданного образа жюри конкурса оценивает работу парикмахера в фантазийных номинациях. Это всё делается из волос. Это может быть канекалон (материал, имитирующий волосы) или живые волосы. Есть разные техники. Можно это делать и на лаке, и на клею. Можно делать гладкие элементы, ткани из волос. Постижи дают возможность творчества. Раньше трессы (искусственные или натуральные пряди волос) делали из своих волос, форму придавали с помощью клея ПВА: из прядей делали, например, лепестки и надевали эти накладки как украшения. Я училась делать постижи в 2018 году на мастер-классе одной из участниц престижного конкурса. Мне тогда казалось: зачем мне эти знания?

— Как возникла ваша работа «Королева будущего»?

— Сначала у меня была мысль сделать что-то белое, легкое, воздушное. Когда я приезжала в Петербург на тренировки, все время об этом думала. Потом мы с тренером придумали более острый социальный образ. Нас вдохновил президент конкурса — Георгий Кот. У него были такие картины из волос с изображением лица и причесок. Я хотела показать то, с чего начинала, и то, что умею сейчас — розу, например. Ее не сделаешь, пока не приедешь к Георгию Васильевичу на мастер-класс и не научишься. Роза дает толчок к последующему творчеству. Практически во все актуальные элементы в прическах заложена роза. Букля, растяжка прядей, чистота в работе — все это роза. Была мысль сделать эту розу как венец моей «королевы», которая прошла определенный путь. Но потом мы отказались от идеи, потому что итоговая работа могла бы стать не самым удачным плагиатом. Не хотелось и подхалимства. А идея с лицами мне понравилась. Тренер предложила сделать маски — так мы пришли к идее лицемерия.

— Вы сказали, что ездили на тренировки?

— Я на тренировки ездила с августа. У меня было шесть номинаций: командные и личные. В команде участникам нужно делать одинаковые работы — у всех моделей в команде должны были быть одни и те же форма, элементы, костюмы, аксессуары в ушах. А фантазийный образ — индивидуальная работа каждого.

— Можете рассказать про технику изготовления постижей?

Мы применили технику изготовления ткани из волос, наложили на голову манекена и выдули форму. У нас получились реальные лица. Делать ткань из волос — токсичная работа. Потому что используется клей, который нужно нагревать. Мы работали в масках. Волосы мелко настригаются, потом все рассыпается на стекле, наслаивается слоями. Можно сделать ткань полупрозрачной, как вуаль. Можно кружево сделать из волос, можно стразами это украсить. Можно форму задать. Предела нет фантазии.

Екатерина Резегина в салоне в Петрозаводске. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Екатерина Резегина в салоне в Петрозаводске. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Придумались лица. Я отказалось от того, чтобы к каждому силуэту прикрепить волосы. И однажды мне пришла в голову змея. Змея касается глаз, рта, уха. Насколько искренне всё, что говорит «королева будущего»? Всюду, где проходит змея, она оставляет после себя золотую дорожку. Там блесточки были такие золотистые сделаны из потали (имитация сусального золота). Змея выбрала себе модель. Зритель может сам строить свои размышления.

— Вы впервые участвовали в чемпионате мира по парикмахерскому искусству?

— Я ехала впервые в жизни, поэтому хотела взять себе только одну номинацию и просто посмотреть, как это происходит. А тренер мне говорила: ты сможешь, ты справишься, и я поверила в себя. Первый раз нервный. Есть ощущение, что все лучше тебя, все классные. Соревнуются лучшие. Я слежу за многими в интернете. Конечно, нужно развиваться.

Екатерина Резегина и канекалон. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Екатерина Резегина и канекалон. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Интересно вам после конкурса постригать клиентам челки?

— Это вообще не проблема. То, что было там, осталось там. А здесь ничего не поменялось. Вообще стрижки для меня — это работа, а прически — удовольствие. Я могу сделать 100 причесок и не устать. И сделать четыре стрижки и утомиться. Я не обрастаю клиентами, потому что не хочется много стричь.

 — Зачем нужен конкурс? Повысить самооценку?

— Помимо того, что это поднимает самооценку, это еще и закаляет, тренирует. Мы иногда позволяем себе прически делать по полтора часа на расслабоне. Там эту работу надо сделать круто и за 35 минут. И не просто причесочку, а нужно соблюсти все нюансы регламента. Медаль хочется, да. И когда ты в кругу чемпионов, это приятно. И проверить свое мастерство тоже хочется. Просто крутить прически в Петрозаводске — это одно. А когда ты понимаешь, почему эта прическа именно такая, такой формы, то тебе хочется сравнить себя с профессионалами высокого уровня. Это жизнь моя. Прически — моя жизнь. Не вижу ничего лучше, чем у меня есть.

«Прически - любовь моя». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

«Прически — любовь моя». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Как пришла эта любовь?

— Заниматься волосами я любила с детства. Любила, когда мама заплетала меня в садик. Сама заплетала кукол и всех близких. Когда в первый раз мне делали прическу и макияж, я подумала: какая потрясающая профессия — каждый день праздник! От одной невесты — к другой. И я замечтала. Тоже хотела бы невест собирать. Потом я поучилась прическам у очень крутого преподавателя, а когда переехала в Петрозаводск, только этим и занималась. И училась, училась, развивалась. В пандемию прошла много онлайн-программ. Прошла несколько ступеней у Георгия Кота. Его подача самая понятная и удобная. Я во всем вижу логику. Третья ступень называется «Стань чемпионом». Я на третью не ездила. В пандемию ни одного дня не было свободного — я училась, чесала своим манекенам головы. Делала и макияжи, и украшения. У меня дома были и штативы, и куклы, — все для творчества. Куклы с натуральными волосами разного типа: разной длиной, фактурой, цветами.

Екатерина Резегина хочет повторить поездку на чемпионат. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Екатерина Резегина хочет повторить поездку на чемпионат. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Часто ли в Петрозаводске приходится делать арт-прически?

— Я делала прическу актрисе Музыкального театра для афиши балета «Алиса». Раньше я сотрудничала с фотографом Ириной Волк. Она только начинала. И мы делали творческие фотосессии. Мне очень нравилось. Мы делали и шары из волос, и квадраты, и старинные прически, и паука из волос. А из последнего — я сделала панку без волос ирокез для фестиваля «Воздух». Я просто придумала, как его можно слепить, а потом прикрепить. Это был самый красивый панк на этом мероприятии. Потом я столько получила от знакомых селфи с «моим панком». Это была ювелирная работа: волосинка к волосинке, все проклеить, продумать. Я вложила туда душу.

Фото: из личного архива Екатерины Резегиной

Фото: из личного архива Екатерины Резегиной

— Какие клиенты самые сложные?

— Самые сложные для меня клиенты — это 50+. Особенно те, которые не часто меняют стрижку, цвет волос. Человек привык: челка справа налево — все, других вариантов нет. Есть люди, которые готовы меняться, а есть, которые — нет. В основном 50+ становятся более консервативными. Они не готовы рисковать, им не нужны фотосессии. К таким клиентам нужен тонкий подход.

— А с невестами часто взаимодействуете?

— Это мои самые любимые клиенты. Я их чувствую. Главное, чтобы они были спокойные. Нервничает клиент, нервничают волосы, а мне это не на руку.

Гладкие прически и хвосты сейчас в моде! Екатерина Резегина. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Гладкие прически и хвосты сейчас в моде! Екатерина Резегина. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

 

 — Волосы нервничают?

— Есть такое. С невестами мы часто делаем пробную прическу. Все хорошо в день пробы, а в день свадьбы бывает, что кто-то нервирует невесту. Подружки психуют, кто-то звонит, что-то не складывается… И вот ты эти волосы недавно укладывала и все было просто: вправо-влево, вправо-влево. А в день свадьбы они начинают сопротивляться. Я их туда — они обратно.

Невесты — интересные люди. Да, более ответственная работа, но мне она нравится.

— В интернете полно видео с прическами, которые можно якобы легко сделать самому. А ты берешься и все идет не так.

— Для видео волосы могут быть подготовленными, внутри может быть сделан начёсик. Самые сложные элементы остаются на заднем плане. Вам показывают только вау-эффект. А на самом деле там была сделана работа.

Новый год - время красоты. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Новый год — время красоты. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Сталкивались с тем, что обладатели кудрявых волос хотят иметь прямые и наоборот?

— Человек должен себя принять. Я, например, себя приняла. Я обычно хожу с кудрявыми волосами. Я их полюбила. Очень редко я делаю такой хвостик, как сейчас. Я научилась нормально ухаживать за своими волосами, увлажнять их. Человеку важно себя принять, выйти и получить комплимент. И он поверит в себя.

— Не приходилось отговаривать людей от радикальных стрижек?

— На самом деле, я очень редко стригу. В основном, я делаю прически. Но у меня был момент, когда я училась делать короткие стрижки, и мне привели модель для отработки каре. Девочка училась в 11 классе, и у нее были роскошные длинные волосы. Я ее отправила домой. Сказала, чтобы приходила ко мне на прическу. Стрижка — это не для школьниц вообще. Короткие волосы мешают, когда ты наклоняешь голову, висят перед глазами, их надо постоянно за уши убирать.

Длинные волосы украшают не только школьниц. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Длинные волосы украшают не только школьниц. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Какая сейчас мода на прически?

— Сейчас модны глянцевые лаконичные прически. Если взять модниц от 16 до 35, они делают проборы — либо ровные, либо симметричные, гладкие, глянцевые. Может быть высокий пучок, низкий пучок, хвостики, косички у лица, украшенные стразами, блестками, цепочками. Все зависит от мероприятия: фотосессия или вечеринка. Рожки стали популярны, гладкий хвост. Очень популярны хвосты — низкие, высокие, средние. Обыкновенный ровный пробор, гладко зачесанные волосы, красивая перепонка из волос и пожалуйста. Или перепонку делают не из волос, а обматывают цепью, блестками, жгутами красивыми.

Екатерина Резегина, стилист. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Екатерина Резегина, стилист. Фото: «Республика» / Михаил Никитин


В проекте «Женская тема» мы разговариваем с женщинами о работе, семье, самореализации, их интересах и проблемах. Наши героини — совершенно разные: бизнес-леди и многодетные матери, руководители и общественницы. Разбираемся, что волнует женщин Карелии.