Вова+Света+Максим: когда тебя спасает семья

"Республика" на протяжении нескольких лет рассказывает истории онкопациентов из Карелии, которые успешно прошли лечение, находятся в ремиссии, участвуют в разных проектах и помогают другим людям. Впервые героями интервью стали сразу три человека: петрозаводчанин Владимир Коротаев, а также его супруга и сын, которые поддержали мужчину в трудную минуту и продолжают вдохновлять на подвиги.

Семья Коротаевых. Фото: Сергей Киренков

Владимиру Коротаеву 45 лет. Его амбулаторная карта до онкологического диагноза составляла всего несколько страниц, он вообще редко бывал у врачей. Здоровье не подводило. Но однажды на работе, строительном объекте БСМП, у него прихватило живот. И ночью с сильными болями его госпитализировали в эту же больницу.

Владимир

За пару месяцев до госпитализации Владимир со своей семьей был в отпуске. И уже тогда он и его близкие стали замечать, что он теряет вес. На дворе было лето, и наш герой решил, что это от жары и активного отдыха.

Владимир Коротаев. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

«Все произошло очень быстро. У меня были боли в животе, но как-то я потерпел, работал, старался не обращать внимания. В больнице тоже не сразу распознали мой диагноз, сначала поставили кишечные колики, обезболили и отправили домой. А в последний раз, когда меня госпитализировали, дежурный врач был онкологом, и он понял, что происходит, что у меня болит. Так началось обследование».

С первого дня обследования и далее на протяжении всего лечения активно в процесс включилась супруга Владимира — Светлана Коротаева. Она общалась с врачами, все контролировала и параллельно изучала диагноз мужа.

У Владимира обнаружили колоректальный рак, он поражает толстую или прямую кишку. Это один из самых распространенных видов онкологии во всем мире. По данным ВОЗ, риск колоректального рака увеличивается с возрастом. В большинстве случаев он развивается у людей старше 50 лет. Но наш герой и его супруга говорят о том, что это заболевание молодеет. И его опасность в том, что у многих людей на ранних стадиях заболевания симптомов и болей не наблюдается.

Диагноз нашего героя обнаружили на 2 стадии. И в этой ситуации можно точно сказать — повезло.

«Самое тяжелое было находиться в больнице 2 недели, пока шло обследование. И в это время  ничего нельзя было есть, чтобы избежать экстренной операции. За 2 недели я потерял почти 17 килограммов. Я не хотел срочную операцию, я хотел попасть в онкодиспансер после всех обследований, с документами. И я терпел. Мне приносили детские пюре, соки и домашний бульон».

Семья Коротаевых. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

Через две недели Владимира Коротаева уже прооперировали в республиканском онкодиспансере. После операции он прошел 4 курса химиотерапии. И в феврале 2023 года вошел в ремиссию.

«Но тут меня ждал еще один сюрприз. Через некоторое время мне поставили второй раз онкологию — рак щитовидной железы. Мы с супругой собрали документы и поехали в Петербург. Квоту на операцию мы не получили, собрали деньги, нам помогли друзья. Узел в щитовидке удалили. Но после экспертизы сообщили, что это не рак — просто увеличенный узел. И только потом мы все выдохнули».

Владимир стоит на учете, регулярно сдает анализы и теперь к процедуре колоноскопия (прим. автора — это эндоскопический метод обследования толстого кишечника) относится как к обязательному медицинскому исследованию.

Весь путь от диагноза до ремиссии рядом с Владимиром была его супруга. Он признается, что без нее он бы не справился: «Она спасает меня!».

Владимир Коротаев. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

«Света приезжала ко мне, я ее успокаивал, просил не плакать. Мы договорились с ней и с сыном, что слово «рак» не упоминаем вообще дома и нигде. Мы и сейчас не говорим «рак». Просто хроническое заболевание. Не хотим, чтобы он давил нас».

Наш герой советует всем, кто столкнулся с онкологическим диагнозом, не замыкаться, общаться, найти любимое занятие и отвлекаться от плохих мыслей, а еще бороться.

«Я стараюсь разговаривать с Максимом, особенно по теме питания — это бич молодежи. Еда — это в первую очередь кишечник. Простые вещи пытаюсь донести до него. Онкология молодеет, и тут все логично: неправильное питание, мало движения. Беспокоюсь о нем, не хочу, чтобы были проблемы со здоровьем».

Светлана

Светлана признается, что спустя полтора года может спокойно говорить о том, что пережила их семья. А тогда, как и всем, кто слышит слово «онкология», ей было очень страшно.

Светлана Коротаева. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

«В какой-то момент меня сломил этот страх. Ни у меня, ни у Володи это уже не первый брак. Но только в 40 лет в этом браке я поняла, что такое быть девочкой, что такое быть замужем. И я только на секунду представила, что его может не быть рядом. И все. Ступор. Дно. Сумасшедшие мысли. Как жить дальше?! Я старалась при нем держаться, в больнице никогда не плакала. Ревела потом одна. Первые две недели после постановки диагноза я не могла работать, просто выпала из обычной жизненной колеи».

У Светланы случился нервный срыв. Она лежала дома с капельницами, рядом был сын и друзья. А еще мысли о том, что Володе нужна ее поддержка.

«Пока я не могла вставать, есть, пить, в больницу к папе ездил Максим, а еще он ходил в храм, чтобы помолиться и поставить свечи за родителей. На тот момент ему было 13 лет. Он вообще все взял на себя. И как-то быстро повзрослел. Постепенно я пришла в себя, стала принимать препараты, снова вышла на работу, села за руль. Меня очень поддержали коллеги и руководство компании, где я работаю».

Семья Коротаевых — люди верующие. Между курсами химиотерапии они решили обвенчаться.

Коротаевы. Фото: Сергей Киренков

«В процессе лечения я стала очень многое сама изучать, читать про нозологии, стала работать в чате для пациентов с таким же диагнозом. И я понимаю, что есть в том числе и в маршрутизации пациентов, проблемы и дефицит медперсонала. И мы стараемся помогать друг другу. Решаем также вопросы страхования, получения группы инвалидности, юридические проблемы. Если я хоть одному человеку смогу помочь, все, я живу не зря».

Светлана администрирует всероссийский чат пациентов с колоректальный рак. Для этого она прошла специальный курс в благотворительном фонде «Александра», а теперь готовится к обучению на консультанта.

«В первую очередь, когда поставлен диагноз, изучите клинические рекомендации. И тогда вы будете понимать, по какому пути идти, какая маршрутизация вам нужна.  И не нужно читать статистику — сколько вам осталось. Это все очень индивидуально, а статистика — формальна. И никакого самолечения и особенно нетрадиционной медицины. Это просто бич современного времени. Вы не представляете, сколько людей приходят в чат после такого лечения. Сами на химии были, а занимались параллельно всякой ерундой. И они умирают. Рак — это не приговор. Это хроническое заболевание, которое нужно лечить. И есть для этого возможности. Сейчас медицина шагнула вперед. Но самое главное быть внимательнее к себе. И врачам необходимо быть внимательнее к своим пациентам».

Светлана Коротаева. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

Болезнь супруга дала Светлане не только путь в волонтерство, она признается, что произошла переоценка ценностей.

«Многие люди, от которых мы не ожидали, просто отошли от нас. Кто-то даже просто откровенно завидовал, что, например, по 2 группе инвалидности мы закрыли как страховой случай ипотеку. Нашли чему завидовать! Да я никому не пожелаю по инвалидности кредиты закрывать. Но хочу сказать, что много новых, хороших людей пришло в нашу жизнь. А взаимопонимание с супругом теперь начинается с полуслова. Мы не спорим, мы научились договариваться».

Максим

Максим учится в 9 классе в лицее №13. Сейчас готовится к экзаменам. Говорит, что будет сдавать информатику  и географию. Еще он увлекается театром. Занимается в Петровском дворце в студии «Звуки музыки». Родители — постоянные зрители премьер.

Максим. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

В 13 лет Максим узнал, что у папы рак. Признается, что и ему было страшно. Но от плохих мыслей он старался избавиться и всегда был рядом с родителями.

«Я не считаю это каким-то  геройством, это моя прямая обязанность. Я всегда стараюсь помогать, дома убираюсь, многие дела были на мне. Если нужно было ездить в больницу — без проблем. Еще успевал подрабатывать. Уверен был, что все будет хорошо, я верил в хороший финал!», — поделился юноша.

В ближайшее время у Коротаевых как минимум еще один хороший финал — летом они поедут в отпуск в Кострому, к родственникам Владимира. Из-за болезни семья очень долго не могла нигде отдохнуть, вместе встретиться с близкими.

Коротаевы. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

Близкие близко

На благотворительном мероприятии для онкопациентов Светлана Коротаева познакомилась с Мариной Романовой — руководителем «Общества помощи больным заболеваниями молочной железы». Семье предложили поучаствовать в фотопроекте «Близкие близко», и они с удовольствием согласились. Теперь Светлана волонтерствует на фотосессиях в качестве визажиста. Проект создан для жителей Карелии, которые столкнулись с онкологическим диагнозом.

«В Год семьи мы не будем останавливаться и продолжим наш проект. Мы стремимся поддержать онкопациентов и их близких во время лечения, объединить семьи в трудные времена и сохранить тепло и комфорт взаимоотношений. Приглашаем семьи, столкнувшиеся с онкологическим диагнозом, принять участие в фотосессии. Эти фотографии будут хранить в себе не только моменты радости и счастья, но силу и поддержку, которые они предоставляют друг другу во время борьбы с болезнью. Не стоит отрицать или отворачиваться от жизни, надо принять ее такой, какая она есть, и быть благодарным за каждый день, проведенный вместе с самыми близкими людьми», — рассказала Марина Романова.

Если вы готовы принять участие в фотопроекте «Близкие близко», а возможно, и поделиться своей историей, то вы можете написать запрос в комментариях этого поста или в личные сообщения куратору проекта Наталье Ершовой.

С 2022 года в мире стартовала трехлетняя кампания под девизом «Заботы достойны все». Цель проведения такого Всемирного дня — обратить внимание на глобальные проблемы, связанные с онкологическими заболеваниями, повышение осведомленности населения о подходах к их профилактике, раннему выявлению и лечению.

По данным ВОЗ, в настоящее время в мире живут более 43 миллионов человек, находящихся в стойкой ремиссии после онкологического диагноза.

В 2019 году ВОЗ включила рак в число десяти основных угроз общественному здравоохранению. В Карелии за 5 лет количество больных, находящихся под наблюдением специалистов-онкологов, увеличилось более чем на 2,7 тысячи человек.