Другой архипелаг

Гостиница «Северная», кинотеатр «Победа», старый Первомайский проспект — и кладбище в Песках. Как жили немцы в карельских лагерях для военнопленных?

Колонна немецких военнопленных, захваченных красноармейцами. Фото: waralbum.ru

Колонна немецких военнопленных, захваченных красноармейцами. Фото: waralbum.ru

Оккупировав в 1941-м большую часть Карелии, финны создали в районах республики и в Петрозаводске несколько трудовых и концентрационных лагерей. На протяжении почти трех лет в них содержались около 24 тысяч человек, каждый шестой — погиб. Это трагедия, о которой знают все.

Гораздо реже в России вспоминают другую трагедию — ту, что случилась уже после войны. В декабре 44-го советское правительство издает постановление, которым предписывает интернировать более ста тысяч трудоспособных немцев, живущих на освобождаемых советской армией территориях — в Румынии, Венгрии, Австрии и далее на запад.

Вскоре эти немцы, а заодно венгры, румыны, финны, окажутся в лагерях, разбросанных по территории СССР. До возвращения на родину в конце сороковых-начале пятидесятых доживут далеко не все.

Острова

Лагеря для содержания пленных немецких солдат и мирных граждан, подозреваемых в сотрудничестве с фашистами, в Карелии появляются в конце 44-го. Со временем там оказываются граждане Германии, Венгрии, Румынии, Австрии и других стран гитлеровской коалиции.

Интересно, что в КФССР таких заключенных содержалось значительно больше, чем в соседних регионах. В середине февраля 1946 года в нескольких карельских лагерях размещались 25 748 иностранцев, подавляющее большинство которых — немцы. В Мурманской, Архангельской, Вологодской областях речь шла о количествах на порядок меньших.

Главные острова этого архипелага располагались в Петрозаводске, Сегеже и Питкяранте. Крупнейшим был, конечно, петрозаводский лагерь № 120: в конце 45-го в шести его «отделениях», разбросанных по городу и пригородам, сидели 17 тысяч узников. Часть из них со временем отправили на «хозяйственные работы» в районы КФССР.

С карельской столицей связан и 517-й лагерь НКВД. Два его отделения располагались в районе станций Падозеро и Вирандозеро, но управление находилось в самом центре Петрозаводска — в деревянном здании, перешедшем от Наркомата противовоздушной обороны. От наркомата лагерю досталось не только здание, но и часть сотрудников. Даже начальником 517-го стал бывший наркомовец, майор Дмитрий Мельников.

Тысяча и одна

Об истории 517-го лагеря НКВД и царивших в нем порядках правозащитник Иван Чухин написал книгу «Интернированная юность». Ключевое слово здесь — «юность»: каждый третий заключенный, по данным автора, был несовершеннолетним.

Интернирование — принудительное помещение иностранцев определенных категорий в какую-либо местность с запрещением покидать ее пределы. Обычно проводится во время войны (яркий пример — интернирование японцев в США в годы Второй мировой).

Два отделения 517-го лагеря комплектовались частично по гендерному принципу. Почти две тысячи заключенных прибыли туда в апреле 1945 года. 983 человека отправились в Вирандозеро, 1001 человек — в Падозеро. И если в Вирандозере две трети узников были мужчины, то падозерское отделение было полностью женским.

Тысяча и одна заключенная (это только в Падозере: в Вирандозере было еще 300 женщин, в других лагерях — тоже немало), причем многие — несовершеннолетние. Немало было девочек 14-15 лет. У большинства не было одежды и обуви по сезону (в апреле лежал снег, было холодно), сменного белья. Работать приходилось на лесоповале.

Женский лагерь под Падозером стоял в семи километрах от станции, на берегу озера. Состоял он из четырех бараков с двухъярусными нарами, прачечной на шесть корыт, бани на «25 человек в час», лазарета и столовой.


Иван Чухин, правозащитник:

«Впрочем, в столовой не было не только столов и скамеек, но даже мисок. Четыре котла на 600 литров обеспечивали приготовление только первого блюда, воду негде и не в чем было кипятить. Лейтенант Шувалов докладывал наркому внутренних дел Карелии, что «ведер в лагере нет ни одного и арестованные целыми днями едят снег, в результате чего процентов десять заболели ангиной».

Не только заболели. В день приезда, 17 апреля, на лесном кладбище появилась первая могила – умерла Маргарита Фризе, 27 лет. На следующий день – двое, 19 апреля – еще двое. Все они похоронены в первой братской могиле. Самой молодой, Хедвиг Черлинских, было 16 лет»

Завхоз местного лесопункта Алексей Кургузов оставил воспоминания о том, как копал эту могилу. Апрельская земля еще не полностью отошла от зимних холодов, пришлось отогревать ее костром. После этого мужчина сумел-таки выкопать общую могилу и свалил в нее трупы. Тела без гробов, в одних ночных сорочках он наскоро закопал, набросал сверху холмик земли и воткнул колышек. Оставшиеся от умерших вещи описали по-немецки и сдали на лагерный склад.

Скоро таких холмов с воткнутыми в землю колышками станет гораздо больше.

Схема лагерного кладбища под Падозером

Схема лагерного кладбища под Падозером

Инспекция

В вирандозерском отделении дела обстояли не лучше. Уже в апреле, сразу после начала работы, среди узников вспыхнула эпидемия брюшного тифа. Лекарств в лазарете практически не было, из предметов гигиены на весь лагерь — пять расчесок. На двадцать интернированных было одно одеяло. На улице стояли апрельские морозы.

Только в апреле от болезней и истощения погибли 60 лагерников, еще 160 человек умерли в мае. Только после этого на место выехали инспекторы. Одним из них был майор Воскобойников.

Из докладной записки майора Воскобойникова:

«…Комендант II участка, помощник коменданта и два бригадира в промежуток времени с 26.IV по 3.V изнасиловали около 10 женщин, причем несколько женщин было изнасиловано группой этих лиц…»

Как наказали виновных, было ли наказание вообще — неизвестно.

Лагерная столица

В самом Петрозаводске немцы и другие иностранцы содержались в шести отделениях 120-го лагеря. Несколько тысяч интернированных работали в основном на стройках: их силами отстроены кинотеатр «Победа» и гостиница «Северная», возведены несколько жилых домов в центре города, вымощен кварцитом Первомайский проспект. Из нескольких тысяч узников за годы заключения погибли по меньшей мере 1036 человек (документально подтвержденное число). Возможно, гораздо больше.

Смертность, как видно, была очень высокая, условия содержания — спартанские. Интернированные собственными силами устраивали себе жилье, часто сами доставали пропитание: охраняли их не слишком бдительно, понимая, что бежать некуда. Благодаря этому заключенные могли обменивать у прохожих сделанные своими руками безделушки на хлеб и молоко.

Хоронили заключенных либо на территории лагеря, либо на кладбище в Песках. Из по меньшей мере шести лагерных кладбищ не осталось ни одного. Было, например, захоронение на Ключевой, недалеко от завода «Авангард». В сороковые годы там рос лес, потом территорию начали застраивать — от могил не осталось следа. То же самое произошло и с другими лагерными кладбищами.

Единственное сохранившееся до наших дней место захоронений интернированных находится на кладбище в Песках. Тела погибших арестантов возили туда через весь город — так же, как несколькими годами раньше, еще во время оккупации, доставляли в Пески тела узников финских концлагерей.

Трупы интернированных доставляли в Пески на телегах, запряженных лошадьми.


Николай Кутьков, краевед

«Буквально каждый день солдаты возили тела в сторону Песков. Был такой случай: в районе улицы Коммунистов у телеги сломалась ось и охранник пошел искать телефон, чтобы сообщить начальству. Время было голодное, послевоенное. И буквально за несколько минут жители окрестных домов убили лошадь и растащили мясо по домам. Через пятнадцать минут вернулся охранник, а от животного мокрое место осталось»

Телега с телами проходила по улицам Петрозаводска практически каждый день. Это зрелище быстро перестало удивлять горожан.

Память

Граждан Германии, Венгрии, Румынии начали отправлять на родину в 1947-м. Часть интернированных оставалась в лагерях до начала пятидесятых.

Немецкие военнопленные готовятся к отправке домой. 1949 год. Фото: ru.wikipedia.org

Немецкие военнопленные готовятся к отправке домой. 1949 год. Фото: ru.wikipedia.org

В Петрозаводске памятью об этих людях остались гостиница «Северная», кинотеатр «Победа», старый Первомайский проспект — и кладбище в Песках. Место массового захоронения иностранцев отделено от гражданского кладбища невысоким забором, к могилам можно попасть через отдельную калитку. На кладбище установлено несколько памятных знаков, стоят кресты. Дважды его благоустраивали — в 1995 и в 2007 годах.

На противоположной стороне кладбища — массовое захоронение советских граждан, погибших во время войны и оккупации. Непримиримые когда-то враги спустя 70 лет лежат в нескольких десятках метров друг от друга.


Проект «Наша война» — попытка выразить неформальное отношение к теме Великой Отечественной. Возможность рассказать о том времени без лишнего пафоса и не по случаю. Сделать истории, которые происходили на нашей земле и с нашими людьми, своими личными переживаниями. Мы собираем мнения историков об обороне Петрозаводска и Карелии, письма, хронику, документы, живые воспоминания людей – свидетелей войны. Мы должны успеть это сделать.