Осталась Тася молодой: как карельская партизанка отдала жизнь ради спасения товарищей

Юная Татьяна Федоровна Родина с начала войны сражалась с финскими оккупантами в рядах партизанского отряда «Красный онежец». В 1942-м группу окружили превосходящие силы противника. Бой шел около двух часов. Из 30 партизан в живых осталась малая часть. Выжили они, в том числе благодаря подвигу Таси. История жизни и подвига военной медсестры — в спецпроекте «Люди Победы».

«Все начинается с любви…»

Татьяне Шиловой, внучатой племяннице героини, все детство рассказывали про Тасю: «Как ты похожа на Танюшку, как похожа!”. Татьяна знает о ней со слов бабушки — Акулины Федоровны, которая часто вспоминала младшую сестру, погибшую 19 июля 1942 года в Муезерском районе.

В семейном архиве остались письма и фото Таси. На одном снимке партизанка запечатлена с юношей. Акулина Федоровна рассказывала, что у Таси был возлюбленный, который так и не стал женихом. Больше ничего о нем не было известно. Пару лет назад Татьяна, думая, что на фото молодой человек партизанки, чтобы выяснить все об этом бойце, обратилась к руководителю театра «Родники» школы Костомукши и исследователю Ирине Ивановой, которая установила данные не одного бойца и подняла множество семейных историй с помощью поисковиков, сотрудников Национального архива Карелии и Галереи промышленной истории.

Тася и предположительно командир отряда. Фото: из личного архива Татьяны Шиловой

«Ни один снимок нам не приходилось изучать так тщательно. Оказалось, это просто фото с командиром — Иваном Кравченко. Возможно, ее возлюбленный был в другом отряде. Но я пошла дальше и начала погружаться в историю отряда, в том числе данные по Тасе. Я обратилась к директору Галереи промышленной истории Виктории Никитиной с просьбой поискать в архиве документы», — рассказала Ирина Иванова.

Работники Галереи промышленной истории, сохраняющие наследие Онежского тракторного завода (именно из его работников формировался партизанский отряд Таси), нашли в дневнике партизана Николая Солобутова упоминание, что Татьяна Родина отдала жизнь ради спасения товарищей.

«Я тут же созвонилась с Татьяной и попросила рассказать историю ее семьи, после чего около двух лет собирала материалы по Тасе», — сказала Ирина Иванова.

Ирина Иванова. Фото: «Республика»/ Оксана Кудряшова

Солнышко бажоное

Мама Таси Матрена Дмитриевна Политова относилась к старообрядцам и вместе с семьей переехала в 1910-х из Архангельской области в Пудожский район Карелии. Деревни располагались близко друг к другу, поэтому в некоторых документах указано обобщенное название «деревни озера Рындозеро». Скорее всего, Политовы переехали в деревню Балдина Гора, где жили Родины.

«Точно неизвестна причина переезда: может, сбежали из-за гонений, может, искали лучшей жизни, — допустила Татьяна Шилова. — А Родины жили очень давно там, был крепкий и зажиточный род, были кулаками, что потом им вышло боком. 29-летний Федор Макарович Родин к тому моменту отслужил в царской армии и вернулся в родную деревню. Матрену выдали за него замуж в 15 лет, чтобы закрепиться, так скажем, на территории. Тогда особо не спрашивали невесту, и она упала в обморок от страха, увидев такого дяденьку. Но жили они счастливо. К 25 годам у Матрены уже были дети Акулина, Елена, Павел и Клавдия».

Федор был егерем, а Матрена — знахаркой, занималась травничеством, лечила людей и животных. Семья много работала, поэтому не голодала, а потом и вовсе отец Таси построил дом в деревне Кипров Наволок.

Но случилось несчастье: две дочки Клавдия и Елена скончались с разницей в три дня.

«Инфекция была в деревне. Скорее всего, дизентерия. Матрена пыталась их вытянуть, но не смогла. Июль вообще страшный месяц для семьи, потому что и Тася погибнет в июле. Когда погибли две девочки, у Матрены долго не было детей потом. Но в январе 1921 года родилась Татьяна, и ее называли “солнышко бажоное”, потому что они рассматривали ее как подарок, нечаянную радость. Появилась тихая, спокойная девочка, не из тех, кто напоминает Жанну д`Арк», — сказала Татьяна Шилова.

Фото: из личного архива Татьяны Шиловой

Незадолго до войны Тасе вместе с семьей пришлось переехать в Петрозаводск. Здесь она закончила 8 классов и устроилась на работу воспитателем в детском саду.

«Большинство людей того времени были малограмотны. Судя по документам, у большинства партизан за плечами было лишь 4 класса, а Тася закончила 8 классов, как и другие девушки в отряде. Например, Тоня Подарина после 8 классов работала в канцелярии правительства, когда его эвакуировали в Беломорск. И вот казалось бы, сидела бы в канцелярии да работала, но ей захотелось в партизаны, куда она просилась и в итоге ушла, погибнув в первом бою. Такие были тогда девушки. Тася же работала воспитателем в детсаду недолго, потом пошла на Онежский завод табельщицей. Для людей того времени попасть на завод — престижно», — добавила Ирина Иванова.

А потом началась война.

«Скажи товарищам, мы честно умерли»

В июле 1941 года на Онежском заводе создали партизанский отряд «Красный онежец», куда 29 числа этого же месяца вступила Тася в должности медсестры. Компанию ей составили около 30 комсомольцев, среди которых были кузнец, комсорг цеха, председатель спортивного коллектива и юные передовики. Всего же в отряд зачислили около 90 человек.

Партизанский быт для Таси не был в тягость. Отец — егерь, а мама — знахарка. Поэтому лес для Таси был вторым домом. Плюсом к этому природная выносливость самоотдача.

«Тасю в отряде ставили в пример, — рассказывает Ирина Иванова. — Медсестер в отряде было много, так как им приходилось вместе с бойцами ходить в поход и оказывать помощь на месте. Часто у девушек был только пистолет, но они в каждом бою участвовали. Если на других территориях СССР зона партизан была в лесах, где они действовали постоянно в тылу, то в Карелии немного иначе из-за климата и плотности населения. В войну из деревень в основном население вывезли, а в лесу жить партизаны не могли из-за холода. Поэтому они базировались не на оккупированной территории, каждый раз перед операцией брали боеприпасы и продовольствие и шли на 200 км и более через болота, вглубь, ближе к финской границе. Там делали временную базу, откуда разделялись на группы во время заданий».

Так же произошло и в последнюю операцию Таси в июле 1942 года. 30 партизан 3-го взвода Тимофеева «работали» в тылу врага в районе дороги Кочкома—Реболы между деревнями Муйозеро и Емельяновка. Наши разделились на несколько групп, распределив задания.

Партизаны заминировали дороги, взорвали мост в районе Тикши и линию связи. По дороге ехали два финских мотоциклиста, которых убили при засаде. За ними ехал еще один фашист, которого ждала та же участь.

«Вслед за финнами выехал грузовик с бронемашиной. Преследователи увидели, видимо, завал на дороге, нашли тела и начали погоню. Финны вообще хорошие преследователи. Как и карелы, знают лес, как в нем выживать. Они начали идти по пятам. Отряд Тимофеева устроил привал на месте сбора у озера, в низине. Напали финны и начали поливать тех огнем. Два часа шел бой, и наши были обречены», — сказала Ирина Иванова.

Партизаны убили более 30 финнов, но нападавших было в несколько раз больше. Из 30 наших партизан по разным данным живыми смогли выбраться от 4 до 10 человек, в том числе благодаря подвигу Таси.

Из дневника партизана Солобутова по рассказу выжившего участника боя: «Василий Иванович рассказал о гибели Таси из 3-го взвода: «<…> ранена в обе ноги. Сказала: «Дай автомат». Я подал ей от убитого Дурова, а она мне строго: «Ты чего здесь? Слыхал приказ командира? Нас не спасти. Видишь, сколько их? Марш! И скажи товарищам, что мы честно умерли.» <…> и я пополз, Тася прикрывала мой отход. Я пересек болото <…> Залег и видел, как Тася, бросив в финнов последнюю гранату, застрелилась из пистолета».

«Корни подвига нужно искать в укладе староверов: у них слово “наш” имело большое значение, — сказала Татьяна Шилова. — В семье Родиных у него было глубокое понятие. Для Таси товарищ был “наш”, и в семье всегда было так, что если ты “наш”, мы тебе отдадим все, всем поделимся. Тася отдала за него жизнь, потому что он “наш”. Ее воспитывали так, что за “наших” можно отдать жизнь, по-другому она поступить не могла. Девчонка, 21 год, а пошла на такой поступок. И сколько таких  было тогда в стране, поэтому и победили.»

Ирина Иванова предполагает, что Тася «прогоняла» с поля боя Василия Клевина, но исследователей сбивает отчество: у Клевина Никитич, а в дневнике Солобутова — Иванович. В отряде как раз было два Василия.

Чуть позже Клевин с товарищами вернется на место боя, к северу от 168 км тракта Кочкома-Реболы, где увидит останки погибших, а сверху — снаряжение и вещи. Тогда трогать их бойцы не стали, так как финны зачастую делали из таких захоронений ловушки с минами.

В 1975 году Клевин вернулся вместе с комсомольцами на место гибели и нашел рыжие женские волосы — по ним определят геройски погибшую Татьяну Федоровну Родину.

Останки перенесли ближе к дороге Кочкома — Реболы и захоронили в братской могиле, где и по сей день стоит созданная работниками Онежского завода стела. На ней текст: «Вечная слава бойцам отряда «Красный онежец». 1941—1944». На надгробной мраморной доске — имена 19 партизан.

Продолжение следует

Но история Таси не оборвалась 19 июля 1942 года. Не только потому, что ее имя сегодня на постаменте или в дневниках и архивах, которые еще полностью не изучены. Дело в неравнодушных людях, которые хранят память о войне. Как, например, Ирина Иванова, которая создала в 2013 году театр «Родники», а в 2016 занялась военной темой с рассказа поисковика Карена Агамирзоева «Сынок, выкопай меня!» о другой погибшей группе «Красного онежца». После чего центр культурного развития «Среда» предложил показать спектакль 9 мая на улице, и с тех пор ни один День Победы не проходит без постановок театра о партизанах.

«Я пошла дальше. Когда ты историк, начинаешь задавать вопросы: когда мы поднимаем истории, а знают ли о нем его родственники? Началась исследовательская работа. Я вместе с другими людьми начала поднимать документы, искать родственников, мне стали писать люди, — отметила Ирина Иванова. — Методику я называю «Музей за кулисами» (спектакль-исследование), и с ней я стала победителем в 2023 году на конкурсе краеведов. Мы исследуем, выясняем новые данные и результаты показываем на сцене, народ видит и обращается к нам со своими историями, которые мы опять же изучаем и ставим на сцене. Сценарий «Сынок, выкопай меня!» я переписывала 5 раз».

В работе участвуют школьники, которые погружаются в архивы, исследуют, а после — играют в постановках. Ездят на братские могилы для субботников. В школе создан музей об отряде «Красный онежец», и экскурсоводы в нем — дети. Сцену Ирины Ивановой прошло уже около 60 школьников.

«Наша цель не только увековечивание памяти. Мы поднимаем героев из небытия и выводим их для современных людей такими, какими они были. Для нас важно — рассказать как можно большему количеству людей о тех, кого иногда не помнят даже родственники», — добавила Ирина Иванова.

Один из последних спектаклей театра — «Тася», сценарий к которому Ирина Иванова начала писать в 2023 году после обращения Татьяны Шиловой. Союз поисковых отрядов Карелии включил театр в проект «Фронтовыми дорогами Карелии», поэтому автор проекта и дети смогли приехать в Национальный архив Карелии, где три дня изучали документы, а постановку показали недавно школе № 10 имени Пушкина в Петрозаводске, куда пришли поисковики и родственники бойцов. Главную роль сыграла Антонина Бехтольд, которая продолжает исследовать жизнь героини.

Как отметила Ирина Иванова, история Таси, как и многих бойцов, не заканчивается, потому что всегда появляется что-то новое.

«Недавно были найдены письма старшей сестры Таси пионерам, где она упоминает, что та в Зимнюю войну служила в госпитале Петрозаводска. Эта история постоянно раскручивается. Сейчас мы ищем родственников Василия Никитича Клевина и Ольги Ивановны Майорихиной, которая была близкой подругой Таси. Есть их совместные фото предположительно с Зимней войны. Известно, что Ольга прожила долгую жизнь, наверняка в ее семье есть много документов, воспоминаний», — рассказала Ирина Иванова.

Татьяна Родина и Ольга Майорихина. Фото: из личного архива Татьяны Шиловой

Татьяна Шилова хочет установить жениха Таси, о котором до сих пор ничего неизвестно. И она продолжает бережно хранить фотографии героини и рассказывать своим детям о ней. Теперь и они, и все мы знаем, какой подвиг совершила более 80 лет назад 21-летняя девушка, которая сегодня никак не отмечена.

«Я рада, что внесла какую-то лепту в историю нашей семьи. Это такая невидимая нить между нами. Меня все время сравнивают с Татьяной. И это исследование ее жизни, постановки на сцене — это такой подарок для нее. Она погибла, и только через 30 лет ее захоронили по-человечески. Я понимаю, что многих было таких девчонок и юношей, которые отдали жизнь за Родину. Но Тася — героиня нашей семьи. Мне хочется, чтобы Татьяну как-то отметили, наградили посмертно. Потому что такой поступок, но он никак не отмечен», — сказала Татьяна Шилова.

P.S. Когда этот текст готовился к публикации, стало известно, что глава Карелии выступил с инициативой наградить посмертно партизанку Татьяну Родину: «Направил в Минобороны ходатайство о награждении нашей землячки (посмертно) за отвагу и героизм, проявленные при выполнении боевого задания в июле 1942 года», — написал Артур Парфенчиков.

Проект «Люди Победы» — продолжение нашего успешного проекта «Выставка Победы». Рассказывая о судьбах людей, чьи жизни затронула война, мы не только открываем новые страницы истории страны, но и продолжаем создавать медийную галерею героев, благодаря которым эта победа стала возможной.