«Я твердо понимаю, почему идет спецоперация»: доброволец из Карелии рассказал, как выжил под минометным обстрелом

Евгений Скударнов из Сортавалы отправился в зону СВО по собственному желанию. После ранения на его руке аппарат Илизарова, а пальцы практически не сгибаются. Но боец считает, что еще может помочь своей стране.

Фото: "Республика"/ Кирилл Огнев

Евгению Скударнову 45 лет. Он родился в Сортавале. После школы пошел в армию, где служил в ВДВ. Вернувшись в Сортавалу, служил в мотострелковой бригаде по контракту, а спустя два года решил работать на гражданке — стал водителем и механиком. У Евгения благополучная семья: сначала он помогал родителям растить младшую сестру, потом женился и сам стал отцом.

Когда началась спецоперация на Украине, Евгений решил, что пойдет. Сказал жене, она была против, отговаривала. В августе ситуация в зоне СВО осложнилась, и Евгений понял, что ждать больше нельзя.

«Я твердо понимаю, почему идет спецоперация. Она нужна для защиты наших жителей Донбасса и Луганска. Там гибнут мирные люди, дети. Это надо остановить. Я служил в ВДВ, знаю эту профессию. В армии я был командиром отделения, немного воспитывал молодых солдат. Я понимал, что такое военная подготовка. Собрался и решил пойти в августе. Конечно, семья была против. Отговаривали меня, но если я что-то решил, я это сделаю. Жена не отпускала, зато радостно встречала, что вернулся живой», — рассказал Евгений.

«У костра не сидели, как в фильмах»

Боевой путь Евгений начал с подготовки в воинской части Пскова вместе с другими 30 добровольцами. Тренировки заняли чуть более двух недель. Наш земляк высоко их оценил. Говорит, в потешные полки не играли.

«Подготовка была отличной. Готовят, как вести боевые задачи, как зачищать здание, из всех видов оружия стреляли. В моем взводе все были добровольцами. Все ребята достойные. На всех, кто был со мной, я мог положиться. Поддерживаю связь с ребятами, которые раненые лечатся в России. С теми, кто там остался, нет возможности. Тяжело парням, но они справляются», — рассказывает Евгений.

 

После подготовки бойцов отправили в Джанкой на север Крыма, оттуда — на грузовиках в зону СВО, под Херсон. Там добровольцы базировались то в местном селе, то в лесу. Евгений отмечает, пообщаться с жителями Херсона не удалось, но, когда изредка бойцы заезжали в город, дети выбегали, махали ручками.

Жизнь в окопах трудна, признается Евгений. Постоянные перегруппировки: что ни день, то новоселье. Быт у солдата, как в поговорке: небом укрыться, стоя выспаться, штыком побриться да росой умыться.

«В основном базировались в лесопосадках. У ДНРовцев уже обустроено всё: душевые, землянки, спальные места. А мы только зашли, мы были штурмовой группой. Мы даже в одном месте не находились: нас кидали то в одну зону, то в другую. На одном месте сразу засекут, бомбить начнут. У костра не сидели, как в фильмах. Там не то что костры, даже покурить нельзя ночью. Ночи темные, если костер разведешь, сразу прилет будет», — рассказывает Евгений.

Под минометным огнем

В сентябре взвод Евгения отправился на помощь бригаде, которую окружили противники. Во время боя со стороны врага разразился минометный огонь. Под обстрел попал и взвод нашего земляка.

«Командир погиб, было много раненых, убитых. Меня миной накрыло. Повредило мне руку. Я уже потом уехал раненым в БМД [боевая машина десанта]. Пока лежал в машине, бои еще велись. Потом эвакуировали из Каховки на Севастополь, оттуда — в Волгоград, где в военном госпитале сделали операцию», — говорит он.

Евгению диагностировали множественные слепые осколочные ранения мягких тканей лица, верхних и нижних конечностей, а также разрыв барабанных перепонок и острую двустороннюю смешанную тугоухость. Сильнее всего пострадала левая рука, на которой сейчас аппарат Илизарова, а пальцы практически не сгибаются. Евгений не знает, сколько еще ему ходить с прутьями в руке. Вскоре он поедет в Подольск на вторую операцию.

Евгений Скударнов.  Фото: «Республика»/ Кирилл Огнев

Евгений говорит, что не жалеет, что пошел добровольцем. Наоборот, заявляет, что поедет на Донбасс снова, если признают годным.

И делом, и словом

Залечивая раны, Евгений времени зря не теряет. Помогает воспитывать патриотизм у молодежи в тылу. Еще до спецоперации он вместе с руководителем организации ветеранов десантных войск и локальных войн Сортавалы Виталием Сеньченковым занимался просвещением, помогал участникам Великой Отечественной войны. В прошлом году Евгений сделал ремонт в квартире 97-летнего ветерана Сергея Галунина. Сейчас он проводит уроки мужества для школьников и студентов. Уже провел шесть. В сельско-хозяйственном техникуме был аншлаг, чтобы послушать его рассказ в зале собралось около ста человек.

В последнее время у организации появилась новая задача — поддерживать мобилизованных и их семьи. Об этом Евгений просит и всех жителей Карелии.

«Нашим людям, которые далеки от боевых действий, которые не знают, что такое стрельба, взрывы, хочу сказать: поддерживайте ребят. Парням тяжело там, они воюют 24 часа в сутки. У них нет ни выходных, ни праздников. Каждый день ходят под смертью. Герои там все», — сказал он.