Мода из Красной книги: в Карельском научном центре презентовали коллекцию экоодежды

Карельские дизайнеры Алена Савичева и Маарит Рожина занимаются апсайклом — они из старой одежды и разных вещей делают новые коллекции. Красная книга Карелии стала для них источником вдохновения для создания одежды с рисунками, печатью и фрагментами редких растений и животных республики. Каким может быть экоплащ и юбка в виде жемчужницы - смотрите и читайте в материале "Республики".

Коллекция одежды по мотивам Красной книги Карелии. Фото: "Республика" / Оксана Кудряшова

Встреча и показ небольшой экоколлекции от петрозаводских дизайнеров прошли в Карельском научном центре. Мероприятие приурочили ко Дню экологических знаний и Красной книге Карелии.

Красная книга в моде

Художник-анималист Алена Савичева нарисовала однажды ладожскую нерпу, занесенную в Красную книгу Карелии. Ее коллега Маарит Рожина сделала штампы с редкими грибами.  А затем нерпа, ласка и заяц вместе со штампами оказались на плаще, отражающем экологическую идею художников.

Алена Савичева. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

«Нам захотелось сделать что-то важное, привлечь внимание людей к серьезной проблеме. Мы решили не останавливаться только на плаще и создали еще один комплект: футболка покрашена в технике тай-дай, я попыталась создать имитацию чешуи обыкновенного ужа», — рассказала Алена.

К этому комплекту Маарит создала платье-передник —  это имитация жемчужницы.

Маарит Рожина. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

«Жемчужница занесена в Красную книгу. Снаружи она невзрачная, а вот внутри моллюск очень нежный и легкий. Именно такой я ее увидела и сделала платье. Использовала в этом образе пелерину, это такой домашний предмет, которым накрывают в деревнях подушки, это даже не занавеска. Вот еще пример того, как можно использовать разные старые вещи».

Для создания коллекции мастера использовали вторичное сырье: одежду из комиссионных магазинов и секонд-хендов.

«Современная мода быстро меняется и становится просто небезопасной для нашей планеты. Сейчас , по данным исследователей,  модная индустрия производит 90 млн тонн отходов за год. Это очень много. И дизайнеры стали задумываться, как переходить к устойчивой моде, к устойчивым брендам. И мне радостно, что наши карельские дизайнеры тоже поддерживают это  мировой тренд и создают экоодежду», — поделилась стилист Юлия Тельпина.

Юлия Тельпина. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

Маарит и Алена занимаются апсайклингом — это творческое преобразование старых, ненужных предметов, материалов, отходов в предметы искусства, бытовые изделия, аксессуары и одежду. 

«Апсайкл  — это процесс, когда вещь не перерабатывается полностью, а пересматривается,  и с помощью каких-то приемов или технологий возвращается в жизнь, но в новом виде. И это история не только про текстиль, но и про другие материалы: стекло, пакеты и даже лебеди из покрышек во дворах — это тоже апсайкл.

В 2019 году слово «апсайкл» стало словом года в мире моды. В 2020 году пандемия стала толчком для развития этого направления. В 2023 году термин прорвался в мир высокой моды. Некоторые дома мод не могли в период ограничений заказать качественные ткани, поэтому перешивали свои старые коллекции. Некоторые мастера, как мы с Аленой, сотрудничают с фабриками. Они выкупают там лоскутки, шьют из них подушки, одеяла, игрушки, сумки и многое другое», — поделилась Маарит.

Маарит Рожина. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

Дизайнеры проводят мастер-классы, они готовы научить людей спасать старую одежду. Также на встречах они рассказывают, куда можно сдать ненужные вещи, например, в благотворительные магазины «Теплообмен».

«У нас в Петрозаводске нет текстильных фабрик, но мы, например, сотрудничаем с мебельным производством. Из мебельных тканей много интересного тоже можно сшить. В нашей мастерской мы с Маарит расписываем, красим, режем, шьем, творим. Я в основном работаю в технике тай — дай, окрашиваю старые вещи так, что они становятся новыми», — рассказала Алена Савичева.

Напомним, что подробно о творчестве этих дизайнеров «Республика» рассказывала в проекте «Делаем в Карелии».

Как попасть в Красную книгу

Олег Кузнецов, главный редактор Красной книги Республики Карелия, главный научный сотрудник лаборатории болотных экосистем Института биологии (ИБ) КарНЦ РАН сообщил о том, что последнее издание Красной книги Карелии было опубликовано в 2020 году. На сегодня в нее включены 774 охраняемых объекта.

«В отдельный перечень входят 143 вида, нуждающиеся в особом внимании. Охраняемыми они пока не являются, но их состояние уже сейчас вызывает беспокойство: возможно, в следующую Красную книгу эти представители флоры и фауны войдут в новом статусе. В списки также включают те виды, которые обнаружены недавно и точечно»,—уточнил Олег Кузнецов.

Олег Кузнецов. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

Ученый отметил, что по сравнению с Красной книгой 2007 года, издание 2020 года претерпело значительные изменения. Ряд видов были исключены из списков, при этом внесены более ста новых.

Ведущий научный сотрудник лаборатории зоологии Института биологии КарНЦ РАН Александр Артемьев рассказал слушателям на лектории интересные факты из жизни птиц, которые еще до недавнего времени не нуждались в охране. По сравнению с изданием Красной книги 2007 года, в которую входил 51 вид птиц, в издание 2020 года включены 76 видов.

Красная книга Карелии. Фото: «Республика» / Оксана Кудряшова

«Более 75% видов, гнездящихся в Карелии, являются перелетными. На них часто влияет ухудшение ситуации в местах зимовки. В результате их численность сокращается и на нашей территории. В качестве примера, под угрозой исчезновения в Карелии находится дубровник. В недавнем прошлом эта птица была одной из наиболее многочисленных в Евразии, но с 1980-х годов численность дубровника снизилась на 90%. В нашей республике в последний раз этот вид был отмечен в 2008 году. Резкое сокращение численности связывают с массовым отловом дубровника на зимовках. Дело в том, что дубровник зимует в Китае, а там эта птица считается деликатесом.С 1997 года в Китае ввели запрет на ее отлов, тем не менее браконьеры продолжают охотиться на нее. Так в  2011 году полиция конфисковала два миллиона пойманных певчих птиц, в их числе было 20 тысяч дубровников. Кроме того, отмечу еще ряд факторов, влияющих на численность этой птицы. В сельском хозяйстве все чаще и больше используют пестициды, дубровник зимой питается на рисовых полях, риса стало меньше, а вредных веществ больше», — рассказал орнитолог.

Пока более счастливая судьба у чайки клуши. Это, по словам ученого, единственная чайка, которая зимует в Африке. Сейчас насчитывается порядка 20 тысяч особей по всему миру, семь тысяч из них живут в России. Орнитологи уверены, что именно перелеты и зимовка в Африке значительно сокращают численность этих пернатых, в том числе и из-за использования химикатов в сельском хозяйстве.

«Часть чаек клуш живет на Белом море в Карелии. И они чувствуют себя нормально, Белое море относительно еще чистое. А вот Балтийское море  — одно из самых загрязненных европейских морей. И это очень отразилось на численности чаек в Финляндии», — отметил  Александр Артемьев.

На лектории затронули и тему перелетных гусей, которые каждый год делают остановку на олонецких полях.

Гуси в Олонце. Фото: «Республика» / Владимир Волотовский

Перелетные птицы каждую весну делают здесь остановку для отдыха и питания, чтобы набраться сил и отправиться на самый север нашей страны выводить птенцов. Почему именно в Олонце гуси делают остановку и из-за чего могут перестать это делать, читайте на  «Республике».

Познакомиться с электронной версией Красной книги Карелии можно по ссылке