Антон Давидянц: «Я по-прежнему считаю группу Nirvana великой, а Курта Кобейна гением»

Шлак или шедевр? Бас-гитарист Антон Давидянц рассуждает о природе успешной мелодии, а также о том, чем можно подменить виртуозность и как группа Nirvana может стать порталом в мир музыки.

Антон Давидянц. Фото: «Республика»/Михаил Никитин

Антон Давидянц. Фото: «Республика»/Михаил Никитин

В Петрозаводск приезжал известный бас-гитарист Антон Давидянц. Вместе с музыкантами Владимиром Нестеренко (фортепиано), Николаем Кондрашкиным (барабаны) и Ксенией Фуркало (вокал) он показал петрозаводской публике, как может звучать хорошая джаз-музыка. Кроме того, Антон Давидян провел мастер-класс для всех, кто интересуется музыкой и, в частности, джазом и гитарой. Просветительская деятельность, по словам музыканта, важна для него не меньше, чем концертная.

Антон Давидянц — бас-гитарист. Известен по работе с артистами и коллективами рока и популярной музыки и как представитель некоммерческих музыкальных областей — джаза, фьюжн, этно-джаза и смежных жанров. Помимо участия в проектах других лидеров, руководил собственными ансамблями и входил в качестве со-лидера в группы Alko-Trio, Impact Fuze, Dam’nco. Работал с иностранными музыкантами высшего эшелона и представителями джазового мейнстрима (Игорем Бутманом, Даниилом Крамером, Ларисой Долиной и др.) Выступал и давал мастер-классы в странах Европы, Азии, Америки. Организовывает российские гастроли мировых звёзд фьюжн-сцены.

«Республика» поговорила с Антоном Давидянцем о том, почему простая мелодия у группы Nirvana звучит гениально, а простые комбинации в некоторых вещах отечественной поп-музыки — ужасно? Что может стать триггером для любви? В чем секрет вдохновения?

На концерте Антона Давидянца и «Джазовой Феерии». Фото: «Республика»/Михаил Никитин

На концерте Антона Давидянца и «Джазовой Феерии». Фото: «Республика»/Михаил Никитин

 

— Что вам ближе сейчас: солировать или аккомпанировать?

— Я совершенно не разграничиваю эти понятия. Всё это — часть большой музыки, которую мне интересно играть. Поскольку я — исполнитель, не лишенный амбиций, то играть долго один аккомпанемент мне было бы, наверное, не так интересно. Хотя многим бас-гитаристам этого достаточно, потому что изначально бас-гитара — это аккомпанирующий инструмент. Потом появился Жак Пасториус, который вывел ее на роль самодостаточного сольного инструмента, и бас-гитара прошла стремительную эволюцию. Сейчас в мире такое количество невероятных виртуозов, что сейчас уже все забыли про былую несамостоятельность этого инструмента. Сейчас бас-гитара — очень быстрый инструмент для виртуозов. Быстрая игра на инструменте иногда может заменить недостаток виртуозности. Я тоже использовал это, когда начинал, чтобы скрыть лень и недостаток виртуозности.

Антон Давидянц. Фото: «Республика»/Михаил Никитин

Антон Давидянц. Фото: «Республика»/Михаил Никитин

— Вы начинали учиться музыке, осваивая фортепиано. Откуда взялась бас-гитара?

— У меня музыкальная семья, я сам учился в музыкальной школе, играл на фортепиано, даже побеждал в детских конкурсах, но не особенно любил музыку. Всё изменилось, когда я подростком послушал группу Nirvana. Это стало для меня таким порталом в музыкальный мир. И потом я туда глубоко окунулся. Мое отношение к группе Nirvana осталось абсолютно таким же. Нет такого, что я вырос и теперь люблю только джаз и классику, а Nirvana — просто детское увлечение. Я по-прежнему считаю эту группу великой, а Курта Кобейна — гением и великим мелодистом, хотя я уверен, что он не сильно был знаком с музыкальной грамотой. И это точно не изменится уже.

— В чем секрет успешной мелодии, по-вашему?

— Я об этом думаю и никогда не могу ответить на этот вопрос. Очень трудно, проанализировав, вывести формулу успешной мелодии. То, что крутят по телевизору из российской поп-музыки — это какой-то кошмар, хотя и у группы Nirvana тоже бывали песни на двух-трех аккордах. Мелодии не много и здесь, и там, но одно — абсолютный шлак, простите, а другое — абсолютный шедевр. Я не знаю, что влияет. Может, расположение этих нот в определённом месте такта, соотношение этих нот в гармонии… Я не могу объяснить.

— Вам приходилось испытывать на концертах такое абсолютное вдохновение?

— Конечно, да. Тоже трудно отследить, почему на определённом концерте тебя это посещает, а на другом — нет. Причем, это совершенно не зависит от твоего физического или эмоционального состояния. Это может прийти, когда ты не выспавшийся и невеселый, и вдруг ты начинаешь транслировать больше вдохновения, чем обычно. Что-то, видимо, тебя посещает, нейронные связи по-другому работают, не знаю. Кто-то скажет, что это непосредственно от Бога, другой укажет на некий космический канал, третий решит, что человек просто хорошо позанимался.

Антон Давидянц. Фото: «Республика»/Михаил Никитин

Антон Давидянц. Фото: «Республика»/Михаил Никитин

— Есть очень эффектные способы игры на гитаре. Например, Энвер Измайлов использует игру на грифе — тэппинг. Как вы относитесь к эффектам в исполнении?

— Я не люблю в игре элементы цирка и вообще позерство. Если органично, как у Энвера, то я только за. Мне нравится эта техника, но я ей не владею, как Энвер или Стенли Джордан. Бас-гитара не совсем подходит для этого.

— Бас-гитара — это мультиинструмент? Играя на ней, можно имитировать звуки многих других инструментов. Это так?

— Да, у бас-гитары богатая тембральная палитра. Я часто играю слэпом (техника заключается в ударе фалангой большого пальца о струны, — прим. ред.). Когда играю мьют — по закрытым струнам, приглушенно, то можно имитировать щелчки барабанов. Я это иногда делаю на концертах. Можно безумные звуки издавать. Скрежетать ногтем — я это делал на концерте в Петрозаводске: кх-кх-кх… Флажолеты (обертоны) тоже помогают расширить возможности звучания бас-гитары.