Стакан как средство русской дипломатии

"Обиженных у нас в стране много. Чиновниками, собственной женой, коллегами, желтой прессой… Естественно хочется отомстить. Но как?" Отвечает писатель Галина Акбулатова в новом выпуске литературного проекта "Абзац".

Обиженных у нас в стране много. Чиновниками, собственной женой, коллегами, желтой прессой… Естественно хочется отомстить. Но как? Да вот уже и почти готовый сценарий, представленный в одну из столичных газет неким Сашей Кочегаром из Сибири и напечатанный в этой газете без купюр:

«…к примеру, придёт к вам какой-нибудь в редакцию и принесёт не стакан воды (здесь, наверное, опечатка: обычно в редакцию приходят со стаканом вод… ну, в общем, понятно. – Г.А.), а кое-что поинтересней, типа гранаты, или обвешанный ими полностью с ног до головы смертник – террорист…»

Главред газеты, получивший такой текст, недоумевал: отчего же «обиженный» под псевдонимом? Боится, стало быть?

Стало быть, боится. А будь у г-на Кочегара, как у г-на главреда своя собственная газета, наверное, не боялся бы, а припечатывал в ней каждого, кого считал нужным.

Однако хорошо уже то, что г-н главред поместил это письмо и, значит, показал себя с хорошей, демократической стороны. Хотя, с другой стороны, тем самым показал, что боится. И потому на всякий случай (для прокуратуры) зафиксировал в газете угрозу своей жизни и деятельности. Так сказать, обезопасил себя.

Только обезопасил ли? С террористами, как известно, бороться трудно, если не невозможно. Тем более, частнику. Тем более, такому частнику, которого государство явно недолюбливает. Вон, сколько раз г-н главред обращался в самые разные инстанции, вплоть до министров и правительства (мол, поддержите, спасите…), а те словно в рот воды (да, именно воды!) набрали. Потому как у нас если власть кого-то не полюбит, то и кранты.

Не знаю, за что обиделся г-н Кочегар на г-на главреда, но я-то всегда считала г-на главреда тончайшим дипломатом. Когда ни позвонишь, всегда услышишь: «Позвоните через час… Позвоните через три часа… Позвоните завтра… Позвоните в пятницу… И всегда ласково, обходительно, никогда не скажет «Никогда!». А только – «завтра… завтра…»

Правда, случалось, у кого-то нервишки не выдерживали. Например, нынешним летом одни мой знакомый после очередного успокоительного «завтра», вдруг закатил прямо при мне настоящую истерику г-ну главреду. Дескать, как смеете вы, ничтожнейший из ничтожнейших, водить меня за нос! Я вам не какой-нибудь коллежский асессор, я, может, с самим Александром Сергеевичем на дружеской ноге…».

И знаете, что ответил ему г-н главред? «В Москве такая жара… Дышать нечем… Вы позвоните завтра… Может, посвежеет…».

И мой знакомый сдался. Теперь уже никогда г-н главред не услышит его голоса. То есть блестящая дипломатия всегда дает блестящий результат.

Но, вероятно, в случае с г-ном Кочегаром, г-ну главреду изменил испытанной временем прием общения с авторами. Может, даже чем-то оскорбил патриотические чувства г-на Кочегара своим сожалением: мол, подстоличная ты Сибирь… Ничего-то ты, Сибирь, не понимаешь в нашей сложной столичной жизни…

Скажи такое москвичу, он и усом не поведет: и не к такому привык. Не то сибиряк Стенька Разин, то бишь Сашка Кочегар. Он политесам не обучен. Недолго думая – шмяк своей гранатой о редакторский стол: дескать, мы тебя заставим не только Москву-матушку, но и Сибирь-батюшку любить.

Мне трудно сказать, кто здесь прав, а кто не прав. Ясно одно: мстить нехорошо. А пока суть да дело я бы на месте г-на главреда пригласила в редакцию г-на Кочегара, и там за двухсотграммовым стаканом чистой русской вод… расспросила, как жизнь, каковы планы, чем одарите нас в ближайшее время… Глядишь, и конфликт сошел бы на нет. Потому как исстари у нас ведется: стакан «Русской» (а прежде «Московской») – лучшее средство для дипломатии.