«В автосервисе мне не хватает красивых картинок»

Юлия Сергина сочетает в себе много талантов: знает все об автомобилях, руководит автосервисом, занимается фотографией и планирует стать стилистом. Она знает, как найти баланс между повседневной работой и творчеством. О самореализации и умении правильно мечтать — в новом выпуске проекта «Женская тема».

Юлия Сергина. Фото: "Республика"/ Лилия Кончакова

Юлия Сергина. Фото: "Республика"/ Лилия Кончакова

Юлия Сергина — директор автомобильного сервиса в Петрозаводске и фотограф. Кажется, что про автомобили она знает всё, в этом не женском бизнесе Юлия чувствует себя очень уверенно и спокойно заменяет мастеров-консультантов. При этом она творческий человек. И в свободное от бизнеса время снимает новорожденных малышей в своей домашней студии.

Юлия Сергина родилась в Москве в семье военного офицера. До 1993 года вместе с родителями переезжала из города в город, из страны в страну. Младший брат Юлии родился в Германии. Она с улыбкой вспоминает эпизод из детства, когда очень боялась, что брат будет говорить только по-немецки, и всё время спрашивала у мамы, как же они будут разговаривать с ним. В Германии Юлия пошла в 1 класс. В начале 90-х семья переехала в Петрозаводск, здесь Юлия окончила школу, поступила в КГПА и получила диплом психолога.

— Вы учились на психолога, а занимаетесь автомобильным сервисом. Почему?

Юлия Сергина. Фото: "Республика"/ Лилия Кончакова

Юлия Сергина. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

— До автосервиса был и другой бизнес. По своей натуре мне всегда было сложно работать наемным сотрудником. Я пыталась быть торговым региональным представителем, организовала рекламное агентство, оно успешно проработало лет пять.  В кризис это дело закрылось. А потом родилась идея открыть автосервис. Сначала я занималась только документами. При этом в ремонте автомобилей не понимала ничего вообще. Но у меня такой  характер, что я вникаю во все процессы. Начинали мы с гаражного сервиса, потом арендовали площадь, а сейчас у нас свое помещение. Услуги автосервиса сейчас очень востребованы.

— Образование психолога помогает руководить мужским коллективом?

— Да, образование помогает безусловно. Помогает мне и то, что за время папиной военной службы я сменила много школ, каждый раз надо было привыкать к новому коллективу, уметь находить общий язык, дружить. Сейчас я сама подбираю персонал, тех, кто на одной волне со мной. Это должны быть ответственные люди, с определенными ценностями и  отношением к жизни. Я воспитывалась и выросла в Советском Союзе в пионерской организации,  это наложило свой отпечаток: для меня очень важно, чтобы был сплоченный, дружный коллектив. И к бизнесу я отношусь, как к семье, я в каждого сотрудника вкладываю душу, знаю, что у него дома происходит, какие дети, жена. Но, признаюсь, это очень энергозатратно и отнимает много сил.

— В вашей фирме уже сложись свои традиции?

 

— Да, у нас есть традиции. Мы празднуем дни рождения сотрудников, у нас в год проходит три больших корпоратива: летом на два дня с палатками мы уходим в поход, также отмечаем день рождения фирмы в сентябре (в этом году нам исполнилось уже 11 лет, и первый раз из-за пандемии мы никуда не поехали), и новогодний корпоратив, который все любят и ждут, готовятся, приезжают с семьями. Я стараюсь всех сплачивать.

— Что самое сложное в вашем деле?

— Индивидуальный подход. Семь-восемь лет назад этот рынок не так был насыщен, как сейчас. Конкуренция очень большая, а клиент заметно поменялся. Все сервисы работают примерно одинаково: ремонтируют автомобили, используют те же запчасти, те же технологии и инструменты. А люди хотят еще и внимания. Мы, например, протираем подкапотное пространство, стелем коврики, чехлы. И клиенты это замечают и очень ценят.

Я стараюсь постоянно обучать сотрудников. Нахожу курсы, конференции онлайн, потому что надо быть в курсе, в теме. Я и сама постоянно учусь. Сейчас очень быстро меняются устройства автомобилей, они становятся более электронными. Скоро будут такие машины, которые сами будут себя ремонтировать или приезжать в сервис без водителя. И об этом тоже надо думать на перспективу. Мы должны быть готовы их обслуживать.

— Как вы успеваете заниматься еще и фотографией?

— Я с детства с фотоаппаратом, у меня папа фотограф. Я вспоминаю пленочные фотографии из детства — это настоящее художественное творчество. С появлением «цифры» уже не то, сейчас серию пощелкал и потом сидишь выбираешь. А раньше пленка на 36 кадров,  и ты четко понимал, что ты должен снять.

Но при этом, если бы не было цифровой фотографии, не было бы съемки Newborn (новорожденные). Малышей нельзя заставить позировать, замереть, нужны дополнительные дубли. Сейчас, кстати, Newborn уходит в lifestyle. Это фотосъемка простых жизненных моментов и бытовых событий, искренних эмоций и привычных состояний. Но есть мамы, которые хотят классическую красивую картинку в студии. А некоторые просят как раз lifestyle, как будто я пришла к ним домой с фотоаппаратом. Мне ближе классика, ретро, я люблю шляпочки, шапочки, костюмчики, рюшечки. Я снимаю в новом режиме, но я считаю, что у меня не получается именно lifestyle, потому что я перфекционист. Мне не нравится некоторые детали, меня отвлекает, например, в кадре у мамы прядь волос на лице, складка на одежде, плачущий ребенок и многое другое. Когда я снимаю, я как будто рисую.  Ведь не будешь рисовать волосинку на лице или складку на платье.

— Почему выбрали именно съемку Newborn?

 

— Мне всегда нравилось что-то делать для малышей, я люблю рукоделие: шапочки, кофточки, повязочки. Все мои дети были обшиты и обвязаны. И я всегда любила маленьких детей, таких крошек. Я съездила на учебу по этой съемке, посетила разные мастер-классы, мне понравилось. Я решила, что это так легко и просто! Но первая съемка оказалась ужасной. Тогда я снимала бесплатно и сама искала моделей. Ко мне пришла мама с девочкой. Ребенок был очень беспокойный, она плакала, я не могла ее уложить, мне не хватало света. И я решила, что больше не буду этим заниматься. Но мама осталась очень рада и этим двум фотографиям. Раз за разом получалось лучше. Реквизит стал расширяться, и я теперь не могу остановиться. Но съемок беру мало. Не хочу, чтобы это было рутиной, хочу, чтобы оставалось творчеством.

— А в чем особенность такой фотосъемки?

 

— Моим моделькам нет еще и двух недель. Только в этом возрасте малыши хорошо спят, а спящий малыш — залог красивых кадров.  Еще одна особенность — это длительность самой съемки — от 2 до 5 часов. Но результат того стоит!

Если вы обратите внимание, новорожденные крошки на фотографиях могут быть в разных позах, у них определенным образом сложены ручки и ножки. Я стала смело это делать после консультаций с врачами. Малыши — это огромная ответственность. Я работаю в своей студии, у меня там все стерильно, весь реквизит я стираю и обрабатываю после каждой съемки. Для меня это очень важно.

— У вас есть международный опыт работы фотографа. Как итальянские малыши попали в ваш объектив?

Фотосъемка в Италии. Съемка новорожденного. Из личного архива Юлии Сергиной

Фотосъемка в Италии. Съемка новорожденного. Из личного архива Юлии Сергиной

— В Италию меня пригласила подруга пофотографировать ее дочку, и предложила снять еще нескольких малышей. Городок небольшой, и про меня узнали другие итальянки. Теперь у меня там есть свои клиенты, своя импровизированная студия. На съемки в Италию лечу с целым чемоданом реквизита для фотосъемки, что-то уже там оставила.

Отмечу, что итальянские мамочки отличаются от русских. Они проще относятся к этой съемке, не трясутся над ребенком, спокойно доверяют ребенка фотографу. И там такой климат, что я снимала несколько раз на улице. Наш климат, к сожалению, этого не позволяет.

 

— Расскажите о ваших детях. Чем они занимаются?

— Старший сын Иван — студент СПбГЭУ и одновременно ассистент тренера по баскетболу университетской женской сборной «Черные медведи» Политехнического университета. Нашел работу по душе, о чем я всегда мечтала для своих детей. И еще очень ценю то, что он сам этого добился. Он начал заниматься баскетболом в Петрозаводске в 12 лет. Ушел из бассейна и начал играть. И когда он мне сказал, что будет тренером, я рассмеялась. Подумала, ну, что это за работа?! А сейчас я вижу, что он развивается, у него есть цель, планы и мечты. Так что давайте своим детям шанс и возможность попробовать себя в разных сферах.

А дочь Катерина учится в гимназии № 17 в 8-м классе. Ей нравится снимать видео, вести видеоблоги, самой в них сниматься и монтировать. Я купила ей радиомикрофон. И она стала участником городского конкурса, сняла и сама смонтировала сюжет про городской бюджет. Учится играть на укулеле и танцует хип-хоп.

— Традиции вы поддерживаете не только в рабочем коллективе, но и дома?

— Я люблю готовить, люблю семейные праздники и люблю их организовать. Новый стол вот купила, раздвигается почти на 2,5 метра, чтобы вся большая семья уместилась.

— Я знаю, у вас есть книга желаний. Что последнее вы туда записали?

— Недавно я записала туда, что хотела бы работать стилистом. Мне очень нравится это направление. Я помогаю своим подругам в магазинах создавать образы и выбирать вещи. Я люблю, чтобы виден был результат работы. Помыл пол — он чистый, приготовил еду — красиво и вкусно. В автосервисе как такового результата ты не видишь, запчасть новая, да, ее поставили, а результат только на практике, когда машина поехала. В моем бизнесе мне не хватает красивых картинок.

«Женская тема» — проект «Республики» в котором мы разговариваем с женщинами о работе, семье, самореализации, их интересах и проблемах. Приходится ли нашим женщинам бороться за свои права? Насколько для них остро стоит вопрос социальной защищенности? Как надо решать «традиционные женские задачи»? Наши героини совершенно разные: бизнес-леди и многодетные матери, руководители и общественницы. Разбираемся, что волнует женщин Карелии.