По пути к радуге

Девять лет назад Инна Филатова организовала необычный для Карелии бизнес — ритуальную компанию, занимающуюся кремированием домашних питомцев. Рассказываем, как Инне удается справиться с тяжелыми ситуациями и как обстоятельства бизнеса отражаются на ее отношении к жизни. Разбираемся, можно ли развивать погребальную индустрию для животных в Петрозаводске.

Инна Филатова. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Инна Филатова, хозяйка агентства "Харон" и салона для стрижки животных. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Однажды в жизни Инны Филатовой возникла ситуация, когда ей нужно было с нуля организовать собственное дело. За плечами был опыт работы в школе, потом в других сферах, ни одна из которых не была связана ни с животными, ни с ритуальными услугами.

Инна Филатова и ее «приемный» йорк. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Инна Филатова и ее «приемный» йорк. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Как у вас появилась идея организовать в городе ритуальное агентство для владельцев домашних животных?

— Я стала искать варианты, незанятые ниши. Однажды увидела по телевизору репортаж про человека, который открыл в своем городе кладбище для домашних животных. Я стала думать в этом направлении. Поняла, что под кладбище нужна земля, нужен человек, который будет копать эту землю. Решила, что для начала я должна найти дело, с которым смогу справляться самостоятельно. Так возникла идея с крематорием для животных. Я написала бизнес-план, защитила его. В 2011 году получила грант на открытие «Харона» от Минэкономики. Купила крематор, потом на свои деньги приобрела морской контейнер, в котором оборудовала устройство.

Стихийное кладбище животных в Петрозаводске. Фото: Дмитрий Трунов (trunov-dmitry.livejournal.com)

Стихийное кладбище животных в Петрозаводске. Фото: Дмитрий Трунов (trunov-dmitry.livejournal.com)

До 2011 года погибших домашних животных люди в основном хоронили сами — закапывали в землю у дома, под крыльцом подъезда, в парках, на газонах, кто-то отвозил за город. Несмотря на то, что в черте города нельзя хоронить животных, в Петрозаводске было несколько стихийных кладбищ, организованных хозяевами питомцев. В 2011 году идея крематория для собак и котов понравилась не всем. Традиция закапывать умершее животное в землю была более привычной и казалась правильной.

В 1995 году папа Инны Филатовой умер от лептоспироза, редкого инфекционного заболевания, развивающегося после заражения человека бактериями, перенесенными от зараженного умершего животного.

— Смерть папы повлияла на ваше решение открыть крематорий для животных?

— Сразу скажу, что эта семейная трагедия никак не повлияла на то, что я открыла крематорий. Хотя и тогда, и сейчас я уверена в том, в городе нельзя закапывать умерших питомцев. Это просто недопустимо. Обычно люди не думают о других: закопал свою собаку — и ладно. В нашу семью это обстоятельство принесло настоящее горе. Больное животное закопали в землю, а наша собака раскопала. Папа заразился через собачью слюну, и через месяц его не стало. В 1995 году это был единственный летальный случай, связанный с лептоспирозом.

— Вы относитесь к своему делу как к бизнесу или миссии?

— Я не знаю, как ответить. Это моя работа. Это нужное дело. Поначалу было морально очень тяжело. Первое время я постоянно плакала, у меня тряслись руки, когда я заполняла справки. Каждый хозяин, потерявший друга, рассказывал о своем питомце — слушать эти истории было иногда нелегко.

Инна Филатова считает собак лучшими друзьями человека. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Инна Филатова считает собак лучшими друзьями человека. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Сейчас легче?

— Сейчас я отношусь спокойнее. Это жизнь, что тут поделаешь. Едва ли не каждый переживает смерть своего питомца. Но есть особые случаи, когда люди по разным причинам усыпляют здоровых животных. Я никогда не смогу понять таких хозяев. По счастью, такие случаи происходят очень редко. Большинство животных живет в любящих семьях, и люди оплакивают их утрату.

— Каких животных отдают на кремацию?

— В Петрозаводске сейчас кремируют не только собак и кошек, но и птиц, черепах и домашних крыс. Приносят голубей, чаек и даже домашних лисиц. Кто-то заказывает индивидуальную кремацию, кто-то согласен на общую. Каждый хозяин получает потом стандартную глиняную урну с прахом.

— Что потом люди делают с этой урной?

— Хозяин сам решает, что ему делать с прахом своего любимца. Кто-то дома хранит урну, кто-то закапывает ее в землю, кто-то придумывает свои варианты. Был такой случай: умерла женщина, а у нее через некоторое время умерло животное. И они ждали кремацию, чтобы похоронить их вместе.

— Как вы хотели бы развивать в Петрозаводске направление, связанное с оказанием ритуальных услуг для хозяев животных?

— Все упирается в то, что у меня нет земли. Сейчас я арендую участок территории, соответствующий санитарно-эпидемическим нормам и расположенный вдали от жилых домов. Если договор аренды вдруг будет расторгнут, мне придется искать другое место. Конечно, я бы хотела, чтобы городская администрация пошла мне навстречу и помогла оформить землю. Это позволило бы сделать на территории крематория колумбарий. Это очень острая и актуальная тема: люди готовы к созданию мемориала для своих питомцев. В случае колумбария это можно было бы сделать без нарушений экологических норм. Я писала письма в мэрию с запросами, но дело пока стоит на месте. Без уверенности в том, что со мной не расторгнут договор об аренде земли, я не могу брать на себя ответственность за колумбарий. Иначе куда я потом с этими урнами денусь?

— Влияет ли ваше занятие на отношение к животным?

— Я их как любила, так и люблю. И жалею.


Пять лет назад Инна взялась за стрижку животных. Говорит, что это дело приносит ей настоящую радость. Учиться стричь собак Инна ездит в Москву и Санкт-Петербург. По словам Инны, когда стрижешь животное, нужно ему доверять и не бояться, разговаривать с ним.

Стрижка собак - для радости. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Стрижка собак — для радости. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

У владелицы крематория и парикмахерской для животных сейчас дома живут две собаки: своя и «гостевая», отданная на время в семью. Инна считает, что собаки способны понимать человека лучше многих людей. Они самые верные и преданные человеку существа. Наше дело — отвечать на их преданность, не бросать их, быть с ними рядом до самого конца.

«Женская тема» — проект «Республики» в котором мы разговариваем с женщинами о работе, семье, самореализации, их интересах и проблемах. Приходится ли нашим женщинам бороться за свои права? Насколько для них остро стоит вопрос социальной защищенности? Как надо решать «традиционные женские задачи»? Наши героини совершенно разные: бизнес-леди и многодетные матери, руководители и общественницы. Разбираемся, что волнует женщин Карелии.