Карельский рез бензопилой

Анастасия Фофанова — детский тренер по плаванию. В свободное время она сплавляется по самым быстрым рекам, идет в горы, участвует в самых сложных походах. Но самое горячее увлечение Насти последних трех лет связано с искусством владения бензопилой. Не женская тема? Посмотрим!

Анастасия Фофанова - самый веселый тренер, турист и лесоруб. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Анастасия Фофанова - самый веселый тренер, турист и лесоруб. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Этим летом Анастасия Фофанова стала серебряным призером в женском зачете на всероссийском конкурсе вальщиков леса «Лесоруб-2021». Она говорит, что испытывает на соревнованиях очень сильные эмоции, которые точно перекрывают усталость от тренировок, иногда ежедневных и многочасовых. По словам Анастасии, вообще слабый пол — бесспорное украшение соревнований. Мужчины — народ обычно сдержанный, а у женщин всё близко: и смех, и слезы.

Конечно, это удивительное зрелище — улыбающаяся женщина с бензопилой. Да, говорит Настя, друзья безобидно троллят, приглашая за город помочь с заготовкой дров для бани. Родственники Насти вообще поначалу были в шоке, увидев ее в телевизионном сюжете про соревнования лесорубов.

Идея дать Анастасии Фофановой в руки пилу и снарядить ее участвовать в местных соревнованиях лесорубов пришла в голову ее друзьям, связанным с конкурсом. Это было три года назад. Тогда в нашей стране девушек в этом деле практически не было, и Россия пропускала женский зачет в чемпионате мира по спортивной валке леса. Сейчас ситуация немного изменилась, но проверить мастерство уже подготовленных участниц пока нет возможности из-за международных ограничений в связи с пандемией.

Анастасия Фофанова и ее шустрая пила. Фото из личного архива

Анастасия Фофанова и ее шустрая пила. Фото из личного архива

О том, как у Насти появилось необычное хобби, трудно ли девушкам заваливать деревья, чем можно восполнять недостаток адреналина, — в новом выпуске проекта «Женская тема».

— Почему друзья обратились с интересным предложением попробовать себя в роли лесоруба именно к вам?

— Я боевая! Я всю жизнь ходила в походы. У нас есть Республиканский центр детско-юношеского туризма. Я там обитала с самого детства, а потом 13 лет отработала в центре педагогом. Конечно, приходилось в походах держать в руках пилу. Но когда мне предложили попробовать себя в валке леса, я очень долго думала — все-таки не женское дело с пилой бегать. Потом стало любопытно, и я согласилась. Когда я начинала три года назад, в карельских соревнованиях участвовали всего две девочки. Сейчас нас уже четверо.

— У вас сразу стало получаться?

— Я упертая девчонка. Если сразу не получается, то помучаемся, а потом получится всё равно. А сейчас я уже получаю удовольствие от всего этого, от каждого движения. Соревнования очень интересные. Соревнуешься наравне с мужчинами, поблажек никаких нет. Нет конкуренции, поэтому нет женского зачета. Среди 10 мужчин становишься четвертой или пятой. Это круто.

Анастасия Фофанова считает, что нужно двигаться в разных направлениях. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Анастасия Фофанова считает, что нужно двигаться в разных направлениях. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Какое упражнение в соревнованиях самое сложное?

— Всего есть пять видов упражнений: валка дерева, разбор (замена) цепи на пиле, раскряжевка комбинированным резом (бревно лежит под углом, нужно отпилить ровный блинчик), точная раскряжевка (бревно лежит на стенде, у тебя слой опилок 3 сантиметра, и ты должен отпилить блинчик, чтобы не пропилить стенд) и обрезка сучьев. Самое зрелищное — обрезка сучьев. Там сразу по три-четыре человека встают — все гремит, трещит и очень азартно. Судьи смотрят, кто первый.

Из этого пятиборья самое затратное по силе — валка дерева. Все предыдущие упражнения укладываются в 20 секунд. Валка дерева занимает три минуты примерно. Деревья, конечно, не всегда падают туда, куда ты хочешь.

— Как это рассчитать?

— Делаешь подпил, прицеливаешься, прикидываешь, куда оно упадет. Здесь много тонкостей — ветер, например, нужно учитывать обязательно. В Карелии мы валим столбы без веток (хлысты). А на других соревнованиях, бывает, вывозят на делянку, и ты валишь живые деревья. У меня в этом году на соревнованиях в Марий Эл одно дерево не упало. Дерево наклонено в одну сторону, а ветер дует ровно против него. Ветер выиграл в нашем противостоянии.

 

— Дерево — это ваш настоящий соперник?

— Мы с ним боролись. Я ему говорю: «Падай!», а оно: «Не-а».

— В каких соревнованиях вы уже участвовали?

— Начинали мы с чемпионата Карелии, потом пригласили на чемпионат вальщиков леса в Брянск, а в этом году были Карелия, Марий Эл и Брянск. Должен был быть чемпионат России, но его — уже третий раз подряд! — отменили. Предполагается, что следующим летом чемпионат России всё же состоится. Победительница поедет на чемпионат мира. Сейчас нас пока четверо, мы всегда встречаемся на соревнованиях.

— Как вы готовитесь к соревнованиям?

— Примерно с декабря, за полгода до соревнований, мы начинаем ходить на тренировки в Петрозаводский лесотехникум. Там есть специальные стенды, площадочка, где мы делаем все упражнения, кроме валки дерева. Вместо валки дерева делаем ее имитацию, а если есть возможность, то выезжаем на делянки, но это редко. Ежедневно работаем по 3-4 часа в день на площадке. Летом, когда готовились к Брянску, тренировались с 9 утра до 9 вечера с перерывом на обед и отдых, конечно. Главное, не загонять себя. Перед соревнованиями почти всегда удается отдохнуть в дороге. Добираться нужно далеко обычно, а самолетом не полететь — бензопилу не принимают в багаж.

Анастасия - тренер по плаванию. Говорит, что профессионально стала плавать, когда начала тренировать других. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Анастасия — тренер по плаванию. Говорит, что профессионально стала плавать, когда начала тренировать других. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— У каждого участника своя бензопила? У вас какая?

— У меня самая лучшая пила: Stihl пятисотый. В прошлом году мне ее выдали спонсоры. Она не моя лично, принадлежит лесотехникуму. Пила очень шустрая. За целый год я не смогла еще к ней до конца привыкнуть. До этого у меня была послабее, но мы с ней как-то сработались, а эта очень быстрая — пока тяжело.

 — Бывает страшно?

— Мне всегда страшно, страшно отпилить что-то. На второй в своей жизни тренировке я делала рез, но вдруг поняла, что что-то идет не так. Оказалось, что я уже пилю ногу. У нас защитные костюмы, они работают, а так бы… Думала, тренер будет ругаться, а он: «Бери нитки, иди зашивай штанину».

В защитном костюме у штанов почти 2 см слоя специального материала, похожего на стекловату. Когда пила его касается, цепь вязнет и останавливается. Еще: куртка, перчатки, шлем, забрало, очки и ботинки с железными вставками.

Анастасия Фофанова говорит, что получает удовольствие от самого процесса соревнований. Фото из личного архива

Анастасия Фофанова говорит, что получает удовольствие от самого процесса соревнований. Фото из личного архива

— Тяжело выступать во всей экипировке?

— В этом году лето было очень жаркое. Одно движение — и ты весь мокрый. Но безопасность всего дороже.

— Родители и друзья как относятся к вашему увлечению?

— Когда я в первый год выступала на соревнованиях, родные вообще не знали, чем я занимаюсь. Я это утаивала. Дело в том, что у меня всегда какие-то сложные и опасные увлечения. Я — кандидат в мастера спорта по туризму. Недавно вернулась из Киргизии, из похода пятой категории сложности. Когда мама увидела мои первые видеозаписи из походов, она сказала: «Либо ты мне это больше не показываешь, либо ты просто не ходишь». Я решила просто не показывать. Я хожу по горам, сплавляюсь по рекам по бурным очень.

И вот когда родители меня случайно увидели по телевизору на соревнованиях лесорубов (на заднем плане, потому что я пряталась от камер), то сильно изумились: зачем это тебе? Сейчас-то вопросов таких нет, сейчас уже все следят за моими успехами.

Анастасия говорит, что в реальной жизни не смогла бы быть лесорубом. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Анастасия говорит, что в реальной жизни не смогла бы быть лесорубом. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Вы можете назвать себя лесорубом?

— Вряд ли. Это очень сложная профессия. Я не хотела бы быть лесорубом. Спортсменом — да. 20 секунд побегать с пилой можно, а 12 часов как-то не очень. Не женское дело. На соревнованиях девочки, конечно, вносят красоту в это сугубо мужское дело. Девочки очень эмоциональные, радость у них искренняя.

— Кем вы работаете?

— Я тренер по плаванию, работаю в бассейне «Газпрома» на Ключевой. Занимаюсь с детьми от 6 до 18 лет и индивидуально с людьми любого возраста. Я учитель физкультуры по образованию. Работаю в плавании, а развлекаюсь с бензопилой. Раз в два года примерно хожу в серьезные походы.

— Кто ваш наставник в туризме?

— Мой тренер — Андрей Серегин. Мы всю Карелию с ним изъездили. Он вложил всё лучшее в меня, много дал мне.

 

— Какой поход был самым крутым?

— Поход на Аляску занимает первое место, потому что мы шли по тому пути, по которому люди не ходили вообще. Когда в парке заявлялись с маршрутом в национальном парке, сотрудники смотрели на нас круглыми глазами: «Вы куда?» — «Мы хотим вокруг Мак-Кинли обойти и вернуться». — «Но ведь никто же там не ходил!» — «Ну, вот мы и пройдем». Они были в шоке. На Аляске было много ледников. Они огромные, как в Антарктиде. Семь дней мы шли по Аляске под дождем. Я не знала, что дождь, не переставая, может идти всю неделю. Теперь знаю.

Самым эффектным моментом на Аляске стал вызов такси. В финале путешествия, боясь опоздать на самолет домой, мы по телефону со спутниковой связью вызвали местное такси. Прилетели два самолета. Это было здорово! У них даже на дороге есть знак «Уступи дорогу самолету». Они там приземляются прямо на шоссе. Как только мы вызвали такси, наша туча улетела и выглянуло солнце — впервые за неделю. К походу на Аляску мы готовились два или три года. А вообще решили пойти туда после того, как я взяла себе собаку и назвала ее Аляской.

Поход на Аляску был затратным и финансово. Для каждого участника экспедиции это стоило больше 100 тысяч рублей. Когда некоторые мои знакомые слышат об этом, они говорят, что за эти деньги можно было бы слетать на Бали и там ни в чем себе не отказывать. Но я думаю, что на Бали я слетаю когда-нибудь позже. Вот в прошлом году у меня был выбор: поехать в Крым или на мыс Рыбачий, это самая северная точка России. Конечно, я поехала на север, чтобы там топтать ноги до мозолей. А в Крым всегда успеется.

Еще мне очень нравятся горы Тянь-Шаня. В Казахстане тоже был поход пятой категории сложности. Сейчас я вернулась из Киргизии. Это был водный поход, мы сплавлялись по рекам Чон-Кемин и Кекемерен, шестая категория сложности. Я там уже была 11 лет назад, сейчас повторили. Всегда прекрасен Алтай, и доступен — виз не нужно. Это любовь моей жизни. Красота неописуемая.

А для души мы ходили в поход на остров Итуруп, это рядом с Южно-Сахалинском. Итуруп и Камчатка — это бальзам на душу: вулканы, природа, источники, гейзеры. Красота везде разная. Я до сих пор наслаждаюсь и любым походом по Карелии. Здорово просто зайти в лес и смотреть.

Любое путешествие для меня — душевный отдых. Если серьезный поход — это физические муки, но сопутствующий им душевный отдых перебивает все невзгоды. Нечего дома сидеть — нужно ходить, познавать мир. Пока позволяет организм, я буду двигаться.

Когда будем писать о победе Анастасии Фофановой в чемпионате мира по валке леса, возьмем этот снимок. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Когда будем писать о победе Анастасии Фофановой в чемпионате мира по валке леса, возьмем этот снимок. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Вы всегда заряжены такой бодростью?

— Я как-то сказала себе однажды, что всегда буду просыпаться в хорошем настроении. Это дает заряд на целый день. Жить становится проще и радостнее.


«Женская тема» — проект «Республики» в котором мы разговариваем с женщинами о работе, семье, самореализации, их интересах и проблемах. Приходится ли нашим женщинам бороться за свои права? Насколько для них остро стоит вопрос социальной защищенности? Как надо решать «традиционные женские задачи»? Наши героини совершенно разные: бизнес-леди и многодетные матери, руководители и общественницы. Разбираемся, что волнует женщин Карелии.