«Думающие люди — это замечательно»

Думать. Анализировать. Планировать на двадцать ходов вперед. А еще фантазировать, комбинировать и искать выходы из сложных ситуаций. Все это умеет Софья Ершова, 16-летняя чемпионка Карелии по быстрым шахматам. Как совмещать дружбу и соперничество за доской, есть ли разница между игрой женщин и мужчин, в чем неправы создатели сериала «Ход королевы» — говорим об этом с Софьей в новом выпуске «Женской темы».

Софья Ершова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Софья Ершова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Софья Ершова провела за шахматной доской две трети жизни: родители привели ее учиться играть в пять лет. А сегодня Софье уже 16: она учится в десятом классе, готовится к выпускным экзаменам и недавно стала чемпионкой Карелии по быстрым шахматам.

Эта новость облетела страницы всех карельских СМИ. Шутка ли: титул впервые завоевала девушка, обойдя в борьбе три десятка соперников-мужчин. Причем среди них было несколько чемпионов республики — взрослые игроки с большим опытом и высокими рейтингами.

Женщин в шахматах всегда было меньше, чем мужчин. И, согласно сложившемуся стереотипу, играют они не так хорошо. Мы поговорили с Софьей о том, есть ли в этом мнении зерно истины, каково юной девушке играть против взрослых мужчин и сколько нужно заниматься, чтобы добиться успеха в шахматном мире.

— Как получилось, что вы стали заниматься шахматами?

— Родители хотели, чтобы я стала более собранная, более сосредоточенная, меньше считала ворон. И они решили, что шахматы — это отличное решение проблемы. У них никогда не было мысли, что это занятие не для девочек: они оба любят интеллектуально развиваться, а шахматы — это интеллектуальная игра. И мой прадедушка был шахматистом, может быть, это была для меня дополнительная мотивация.

Маленькая Софья за шахматной доской. Фото: из личного архива Софьи Ершовой

Маленькая Софья за шахматной доской. Фото: из личного архива Софьи Ершовой

— Это правильно — так рано приходить в этот спорт?

— Шахматы — это такой вид спорта, которым ты можешь заниматься на протяжении всей жизни. Это не как гимнастика, когда ты в 30 лет уже не конкурентоспособный. Можно начать играть и в пять лет, и в пятнадцать, и в двадцать пять. Но с точки зрения опыта, который ты получаешь, лучше, конечно, начинать ребенком. Насколько я знаю, мозг детей более гибкий и более обучаемый. Я бы посоветовала отдавать в шахматы еще до школы, года в четыре или в пять.

— Какие качества нужны, чтобы стать успешным шахматистом? Определенный характер, склад ума?

— Насчет склада ума сложно сказать. Шахматы сами по себе развивают аналитические способности. Я, например, учусь в гуманитарной школе с углубленным изучением иностранных языков, но и с математикой у меня никаких проблем нет.

А что касается характера… В первую очередь нужно желание работать, как и в любом виде спорта. Хочешь достичь результата — надо много трудиться. Важна работоспособность, терпение в самом хорошем смысле слова, когда ты можешь сидеть и посвящать себя несколько часов одному и тому же делу.

— Насколько я знаю, многие шахматисты занимаются с разными тренерами. Почему так?

— На самом деле, можно и с одним тренером заниматься. Но когда разные люди смотрят на твою игру, на то, как ты мыслишь, как рассуждаешь, это открывает для тебя новые опции, новые возможности. Разные тренеры — это замечательно.

Какое-то время я занималась с Ярославом Призантом из Московской области, который вырастил несколько чемпионов. Сейчас занимаюсь с Павлом Скачковым из Самарской области, плюс езжу на всякие сборы, занималась в образовательном центре «Сириус», где были тренеры из разных городов.

— Много времени у вас уходит на тренировки?

— Раньше уходило действительно много. Года три-четыре назад я в шахматной школе проводила каждый день по несколько часов. Сейчас уже меньше в силу того, что я больше занимаюсь сама. Плюс есть обычная школа, надо учиться, готовиться к ЕГЭ.

— Это все ведь огромные нагрузки. Как удается с ними справляться?

— Да, это действительно большие нагрузки. И, как правило, большинство шахматистов занимаются еще каким-то физическим видом спорта, чтобы разгрузиться, — плаваньем, футболом. Кстати, многие шахматисты огромные фанаты футбола. Я больше люблю хоккей, но сама не играю. Гуляю, стараюсь больше ходить, но какой-то физический спорт — немножко не про меня, если честно.

Софья Ершова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Софья Ершова. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

— Шахматы — не самое распространенное увлечение среди молодежи. Как друзья к вашим успехам в этом спорте относятся?

— У меня замечательный круг общения, который меня поддерживает, интересуется. Есть, например, друг-баскетболист, мы ходим к нему на игры, а он всегда спрашивает о моих успехах. Есть подружка, которая ничего не понимает в шахматах, но все равно смотрит игры, слушает все мои разговоры. Меня это очень радует.

— А есть какая-то шахматная тусовка — друзья, с которыми можно именно про шахматы поговорить, которые с вами в одной стихии?

— Да, конечно. Так получилось, что я всегда больше общалась с шахматистками из других регионов, чем с карельскими. Москва, Челябинск, Архангельск, Екатеринбург — это действительно большая компания. Мы часто созваниваемся, общаемся, играем, иногда даже не только в шахматы. И не сказать, что есть какая-то вражда — просто здоровая конкуренция, здоровое соперничество.

— Девушек в такой тусовке, наверное, сильно меньше, чем молодых людей и мужчин?

— На самом деле да, и я с молодыми людьми общаюсь чаще, чем с девушками-шахматистками. Во-первых, девушек в этом спорте просто меньше. Во-вторых, с молодыми людьми я, как правило, не играю в турнирах общих. А вот с одной подружкой мы встретились однажды на первенстве России в девятом туре: решающая партия, и мы друг на друга попадаем.

— Это может повлиять на игру? Или на дружбу?

— Это непростая ситуация: ты понимаешь, что это твой друг, но тебе нужно побеждать. На самом деле, надо уметь разделять профессиональную деятельность и дружбу. Но не всегда это приятно делать.

— А как вам среди мужчин-шахматистов? Есть ведь стереотип, что шахматы — не женский вид спорта, что женщины хуже играют.

— Мои товарищи ко мне хорошо относятся, часто помогают, если нужно подготовиться к турниру или что-то новое изучить. И, несмотря на гендерную разницу, отношения хорошо складываются.

— А разница действительно есть? Это не миф, не стереотип?

— Наукой не доказано, что мозг женщины как-то не так работает и что мужской мозг более расположен к шахматам. Но на практике ни одна женщина не сможет составить конкуренцию мужчине, который находится в топе.

— Как думаете, с чем это связано, если не с физиологией? Может, это какие-то особенности воспитания девочек, их изначально не готовят к тому, чтобы бороться и побеждать?

— Я знаю девушек и даже маленьких девочек, которые настолько борцы, что мужчин с такой волей к победе еще нужно поискать. Наверное, это скорее вопрос каких-то социальных и бытовых условий. Женщины больше отвлекаются на учебу, дружбу, в более сознательном возрасте — на семью, детей. Мужчине же проще сконцентрироваться на каком-то деле — на работе или тех же шахматах.

Если создать специальные условия, чтобы девушка с самого детства росла в шахматном кругу, играла, занималась с разными тренерами, в таком случае, может быть, и получится вырастить мега-чемпионку, которая будет составлять конкуренцию мужчинам и их обыгрывать. Пример из истории — венгерская шахматистка Юдит Полгар. Ее папа разрабатывал теорию, как воспитать чемпиона. У него было три дочери — все шахматистки, и все хорошие. Самая младшая, Юдит, как раз была в топ-10 среди мужчин. Но это, пожалуй, единственный пример в истории, когда женщина была на таком солидном-солидном уровне.

Софья Ершова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Софья Ершова. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

— Может быть, стоит тогда заняться популяризацией шахмат именно среди девушек, чтобы они активнее в этой сфере развивались и не думали, что этот спорт только для мужчин?

— Конечно, чем больше люди играют, тем лучше. Шахматы учат думать, рассчитывать вперед, анализировать. Любому человеку — неважно, какого он пола — эти качества пригодятся. И обществу в целом тоже: думающие люди — это замечательно.

Когда-то обсуждался законопроект о внесении шахмат в школьную программу. Сложно себе представить, как это сделать в реальности и кто будет учить детей где-нибудь в глубинке. Но если шахматам действительно начнут обучать в школе, это поколение будет сильно отличаться. Играть в шахматы — значит, думать, анализировать, фантазировать, что-то изобретать, комбинировать.

— На чемпионате Карелии по быстрым шахматам большинством ваших соперников были мужчины. Такие смешанные турниры — обычное дело?

— Это довольно распространено, просто у нас не слишком много играющих девушек.

— А насколько сложно эмоционально на таких соревнованиях? Вы юная девушка, ваши соперники — взрослые мужчины. Не приходится сталкиваться с негативом, предубеждением с их стороны?

— На самом деле, играть с мужчинами в последние годы мне стало довольно спокойно. Вот когда играешь с девушками, это не всегда так спокойно и стабильно. С детьми примерно такая же ситуация, они очень эмоциональные. А мужчины более основательные, выдержанные.

— Когда обыгрываете мужчин, как они реагируют?

— По-разному. Бывают взрослые солидные мужчины, которые спокойно признают поражение, пожимают руку, поздравляют с победой. А бывают такие, которые считают, что мне просто повезло. У них, скажем так, скептическое отношение к своему поражению — и ко мне, наверное. Но в основном все здраво реагируют, это все-таки спорт.

— А много у вас соревнований за плечами?

— С сентября 2015 года — 99 турниров. Был среди них и международный турнир среди команд «Белая ладья», туда приезжали спортсмены из других стран и победители республиканских этапов. Но для меня самый важный турнир — это первенство России. Там есть две лиги — первая и высшая. Так вот, в первой лиге в 2019 году я была третья. А за год до этого, в 2018-м, я в высшей лиге шла в тройке после седьмого тура. Играла без поражений, оставалось совсем чуть-чуть, чтобы войти в заветную шестерку. Но не справилась с эмоциями, последние два тура проиграла и в итоге стала 13-й.

 

— Вас, наверное, только ленивый не сравнил с героиней сериала «Ход королевы», который в прошлом году выпустил Netflix: юная девушка, талантливая шахматистка, которая обыгрывает на чемпионатах мужчин…

— Да, у меня получилась немного похожая ситуация в меньшем масштабе. Но я не знаю, корректно ли такое сравнение.

— Сериал тщательно разрабатывали в плане шахмат, создателей консультировали ведущие спортсмены, в том числе чемпион мира Гарри Каспаров. Вы для себя в этом смысле ничего интересного не почерпнули?

— Да, в плане шахмат сериал очень грамотный: все, что там можно увидеть на доске, или реально случалось на турнирах, или, во всяком случае, адекватно придумано и действительно могло произойти. Но мне происходящее больше понравилось с точки зрения психологии: несмотря на то, что речь о шахматах, все обыграно очень зрелищно. И мне кажется, что люди, которые раньше не интересовались шахматным миром, увлеклись картинкой.

— А неточности там были, на ваш взгляд?

— Я заметила две неточности. Во-первых, герои слишком быстро ходили для классических шахмат — это, скорее всего, сделали для динамики. А во-вторых, они роняли фигуры, показывая, что сдаются. Но так никто не делает! По крайней мере, если говорить о профессиональных спортсменах. Наверное, для зрелищности эту деталь добавили.

— Насколько я знаю, после выхода сериала популярность шахмат в мире вышла на новый уровень: люди стали скупать доски и приложения для игры, активно записываться в шахматные школы. Заметили что-то такое?

— Безусловно. Я разговаривала с одним из тренеров, и он сказал, что родители в последний год звонят чуть ли не каждый день и просят записать ребенка на шахматы. Причем дети разных возрастов — и школьники, и дошкольники.

— Насколько шахматы дорогой вид спорта?

— Недешевый. Турниры-то долго длятся, до двух недель. Проживание, питание, проезд, какие-то сопутствующие расходы — получается довольно затратно. Ну и тренеры — их услуги дорогие. Конечно, если ты для себя играешь, это недорого: в нашем мире уже можно даже доску не покупать, всё есть в интернете. Но на профессиональном уровне приходится тратить немаленькие суммы.

— А может, онлайн-игры — это выход? Не нужно никуда ехать, искать деньги на билеты и гостиницы.

— С моей точки зрения, шахматы вживую ничего не заменит. Эмоции во время игры — это что-то с чем-то. Так что я не большая фанатка онлайн-шахмат, разве что иногда могу поиграть с кем-то из приятелей. С онлайн-турнирами еще сложнее — тут момент читерства присутствует, подлинность игры тяжело проверить: может, там три гроссмейстера сидят против тебя играют, особенно если это турнир с большими денежными призами. Есть, конечно, специальные программы, которые определяют читеров, но это не всегда работает.

Софья Ершова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Софья Ершова. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

— Помнится, в Советском Союзе была очень сильная шахматная школа, одна из лучших в мире. А кто сейчас среди лидеров? Российские спортсмены там есть?

— В Советском Союзе все очень активно делились информацией, поэтому все было на очень приличном уровне, никто в мире не мог составить конкуренцию советской шахматной школе. Термина же «российская шахматная школа» нет, и, хотя шахматы тут популярны, в той же Индии или Китае это чуть ли не национальные виды спорта. За счет численности населения в этих странах просто больше шахматистов — следовательно, больше и сильных спортсменов. Я бы сказала, что сегодня именно они лидеры.

— Есть шахматисты, на которых вы равняетесь, у которых учитесь?

— Я сама анализирую партии чемпиона мира Михаила Ботвинника: те аспекты, в которых он особенно хорош, могут быть моими недочетами, и я стараюсь их закрывать. А из современных шахматистов… Я бы не сказала, что у меня есть какой-то кумир. Но я искренне считаю, что нынешний чемпион мира Магнус Карлсен — это гениальный шахматист с феноменальной игрой и пониманием шахмат. Таких, мне кажется, никогда не было. Его игра просто восхищает.

— Шахматы могут стать вашим делом на всю жизнь?

— Основную профессию я хочу получить в сфере финансовой бизнес-аналитики. Быть профессиональным шахматистом и зарабатывать на этом деньги — значит, быть на самой верхушке, это нереально тяжело. Жить за счет шахмат практически невозможно. А вот тренировать — это здорово ты и сам развиваешься, и делишься опытом. Так что по шахматам я бы хотела быть тренером, получить в этом направлении второе высшее образование.

«Женская тема» — проект «Республики» в котором мы разговариваем с женщинами о работе, семье, самореализации, их интересах и проблемах. Приходится ли нашим женщинам бороться за свои права? Насколько для них остро стоит вопрос социальной защищенности? Как надо решать «традиционные женские задачи»? Наши героини совершенно разные: бизнес-леди и многодетные матери, руководители и общественницы. Разбираемся, что волнует женщин Карелии.