Фото: pixabay.com
Абзац

Невозможное

«Биогенератор. Там, в доме напротив… – сказала женщина очень тихо. – Они включают его и облучают меня. Вы ведь видели надпись на доме?» Новый рассказ Григория Прядко о том, что такое безумие на самом деле, в литературном проекте «Абзац».

Фото: pixabay.com
Абзац

Колдовская весна

«Oднажды детьми они с братом прокрались в лес, чтобы посмотреть, как женщины будут звать на землю весну…» В новом выпуске литературного проекта «Абзац» новая сказка Анны Романовой.

Александра Федоровна Кондратьева. Фото: ИА" Республика" / Леонид Николаев.
Наша война

Два города Александры

Александра Кондратьева застала два Петрозаводска. Один – маленький, деревянный и уютный, как деревня. Другой — каменный, растущий, оправляющийся от войны. Первый помнит очень хорошо, второй почти не знает. Память о довоенном детстве помогают хранить газетные вырезки: фотографии погибли вместе с домом, где в 1930-е годы жила ее семья.

Кварц. Фото: el-ab.ru
Ученый совет

Камни, деньги, чистый кварц

Геологический потенциал Карелии огромен: в республике полно древнейших вулканов, месторождений чистого кварца и залежей шунгита. На всем этом можно зарабатывать — если уметь. О геологических возможностях Карелии «Республике» рассказал врио директора Института геологии КарНЦ РАН Сергей Светов.

Ирина Карабчукова
Абзац

Стариковский разговор

История женщины, спасшей от фашистов семь детей. Старик, вспоминающий за столом о послевоенном голоде. Интеллигентная учительница, пережившая издевательства красного командира. В новом выпуске литературного проекта «Абзац» — рассказы в стихах от Ирины Карабчуковой.

Тренажер довольно простой, с управлением справится и ребенок. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.
Делаем в Карелии

Сила тока

Не все мышцы можно накачать штангой и гантелями. Те, до которых с помощью «железа» не добраться, можно развивать электрическими импульсами. Специальный тренажер придумал и сделал карельский предприниматель Вадим Маркелов. Теперь его изобретением лечат детей с ДЦП и взрослых с артритом в России и за рубежом.

Самоед и просто кот. Хутор Кормило. Фото: Игорь Георгиевский
Уроки карельского

Кот и пёс / Kaži da koiru

Исторический карел между кошкой и собакой не выбирал. Потому что рябчика и белку проще добывать с помощником, а мыши в хозяйстве — лишние. Суровая карельская милота.

Фото: h-rf.ru
Ученый совет

Работа робота

Многие считают, что робот – это человекоподобный механизм. И заблуждаются. В Петрозаводском университете не только познают азы робототехники, но и пытаются занять свою нишу на мировом рынке умных машин. Какие они, карельские роботы, и есть ли у них будущее, выясняла «Республика».

Евгений Сологуб
Абзац

Навуходоносор

«Он не знал, что страна давно стала другой, <...> что все, что ему было близко и дорого, – всего лишь хлам в Новой России». В очередном выпуске литературного проекта «Абзац» глава из романа Евгения Сологуба «В страхе и в великом трепете». Действие романа происходит в недалеком будущем в городе Введенске.

Кузнец Валерий Масюк из Петрозаводска
Делаем в Карелии

Как закалялась кочерга

Его работы украшают улицы Стокгольма, Москвы, Санкт-Петербурга и Бреста. Его стихии — огонь и металл. Кузнец из Петрозаводска Валерий Масюк сохраняет древнее ремесло и считает, что мужчины не должны сидеть в офисах и торговать в магазинах.

Старое здание вечерней школы, где начинал работать Григорий Яковлевич. Сейчас его уже нет. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов
Династия

Большая перемена

Учитель Григорий Танасейчук никогда не относился к делу формально. Паял из проволоки и консервных банок пособия по геометрии. С помощью ниток мулине протягивал плоскости — показывал ученикам вечерней школы, как выглядит усеченная пирамида. У его дочери Ольги уже другие приспособления для объяснения материала, но подход тот же.

Екатерина Ивановна Петренко. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.
Наша война

По полю босиком

Война запомнилась Екатерине Петренко голодом и работой. Когда ей было 10, в село пришли немцы, в 13 лет она уже трудилась в колхозе. Бросила школу, потому что обуви было не купить, а поле пахать можно и босиком. И не было у нее тогда ни выходных, ни сладостей, ни детства.

Цех по обработке шунгита в Петрозаводске
Делаем в Карелии

Бизнес родом из Толвуи

Европейцам и корейцам, эзотерикам и сторонникам ЗОЖ, для промышленности и медицины — уникальный карельский камень востребован во всем мире. В проекте «Делаем в Карелии» — люди, которые обрабатывают и продают шунгит.

Валерий Мисилюк
Абзац

Сага о маленьких викингах

«Через неделю весь наш маленький пляж называл крабов шкрабами. А придумал это я! Зовут меня Гриша, и мне пять лет». В новом выпуске литературного проекта «Абзац» сага для детей и взрослых от врача-травматолога Валерия Мисилюка.

Миниатюра круглый стол
История подвига

Круглый стол: как олонецкие стрелки императора спасли

«Республика» совместно с ПетрГУ, КарНЦ РАН и администрацией Петрозаводска продолжает проект «История подвига», посвященный боевому прошлому карельской столицы. Тема очередного круглого стола — «Олонецкая губерния в годы Отечественной войны 1812 года».

Надя не знает, что такое родной дом. Для нее пока дом там, где мама. Даже в подъезде. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев
Семья

Мама дома

В Петрозаводске открылся приют для женщин с маленькими детьми, которым некуда больше пойти. Там их кормят-поят, снабжают необходимыми вещами, консультируют по вопросам практической жизни. В обмен обитательницы «Мама-дома» должны попытаться начать жить заново.

Рыба еда
Абзац

Запечённые в сметане караси

«Караси, нарезанный лучок да картофель – свежий, разварной, да нарезать мелко чесночок, да квасок – конечно, ледяной». Некоторые стихи Марка Полыковского, как и поваренную книгу, лучше не читать на ночь — можно захлебнуться. Читайте до шести в новом выпуске литературного проекта «Абзац».

В доме Дмитрия несколько десятков игр, часть - покупные, часть - его собственного производства. Мастер может научить играть в любую. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.
Делаем в Карелии

От манкалы до фанороны

В Африке есть растения с несъедобными орешками. Местные верят, что боги создали их в качестве фишек для игры в манкалу. В Карелии таких растений нет, но Дмитрий Скирюк говорит, что фишки можно сделать из камешков. А доски для этой и еще пяти десятков игр со всего мира он мастерит сам. И учит в них играть.