Карелы анфас. Фото: «Этнографические очерки России. Учебное пособие», 1906
Ученый совет

С карельского на русский

Восемь веков назад карелы стали православными и с тех пор постепенно учились жить бок о бок с русскими. Почему церковь и государство занимали в этом процессе противоположные позиции, «Республике» рассказал историк Максим Пулькин.

Лица войны. Фото: Николай Смирнов
Наша война

В глазах — война

Полгода мы делали портреты постояльцев петрозаводского дома-интерната для ветеранов. Каждый из них пережил войну. Вместе с героями цикла «Лица войны» мы пережили оккупацию и эвакуацию, страх и голод, побывали в детдомах, колхозах и на передовой.

Яна Жемойтелите
Абзац

МЖ

«Чем ужаснее мужчина, тем слаще у него кровь, – так в одном кино говорила опытная вампирша, и я в принципе с ней согласна». В преддверии 8 Марта в новом выпуске литературного проекта «Абзац» публикуем рассказ Яны Жемойтелите. О том, какое счастье — быть женщиной.

Мама Карелия
Делаем в Карелии

Из леса — для бизнеса

Новый карельский бренд возник буквально за год: промышленное производство — на основе ремесла, сырье – прямо под ногами. Владелец компании «Мама Карелия» знает, как вывести местный иван-чай и лесные ягоды на всероссийский и международный рынки. И последовательно идет к этому.

Вода
Ученый совет

Грязные губы Онего

Онежское озеро – это чистейшая вода высокого качества, уверены ученые Института водных проблем Севера КарЦН РАН. В то же время исследования показывают: есть места, где Онего сильно загрязнено. «Республика» выяснила, что необходимо сделать, а что – прекратить для сохранения первозданной чистоты одного из крупнейших озер Европы.

Саша Парфенов с отцом. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов
Семья

Надежда есть

Саша не умер и не стал травой. Саша сам ходит, крутит педали велосипеда и скоро станет горнолыжником. И еще, может быть, его возьмут в школу. Сашина мама сейчас борется за это с министерствами.

Данила Богомолов
Абзац

Туман

«Как-то раз дровосек Миттунен зазевался, заслушался, как глухари токуют, да случайно тесанул себя топором по руке. <...> Тогда отправили в деревню самого молодого за помощью к карелкам…» Новый рассказ Данилы Богомолова о двух настоящих карелках, которые умеют и лечить, и змей заговаривать, и фашистов от деревни отвести.

Производство воздуховодов
Делаем в Карелии

Нужно больше воздуха

Свое микропредприятие Денис Андреев развивает 10 лет. Он не гонится за быстрыми прибылями. Главное — чтобы клиенты остались довольны. В проекте «Делаем в Карелии» — производство воздуховодов в Петрозаводске.

20170215-14-10-11
История подвига

Круглый стол: «золотой век» Александровского завода

Почему только англичане смогли делать пушки в России, во сколько казне обошлось приглашение Чарьза Гаскойна и почему наш завод получил название «Александровский»? Ответы от участников круглого стола в рамках проекта «История подвига».

Бойцы Карельского фронта
Наша война

Жизнь на поле боя

Портные, сапожники, письмоносцы, кладовщики, парикмахеры, повара — эти люди сопровождали бойцов на фронте. Их забота напоминала бойцам о мирной жизни. Организации быта в войсковых частях уделяли особое внимание. «Республика» продолжает листать фронтовые газеты.

Сотрудники IT-парка ПетрГУ показывают экс-спикеру Госдумы одно из своих изобретений. Фото: Николай Смирнов
Ученый совет

Наука по-карельски

Крупнейшие научные центры республики появились в сороковые годы — один до, другой сразу после войны. В новом выпуске «Ученого совета» — прошлое и современность Петрозаводского университета и Карельского центра Академии наук.

Горный парк "Рускеала"
Делаем в Карелии

Хозяин мраморной горы

Александр Артемьев превратил горнопромышленную свалку в одно из самых известных мест Карелии. Вокруг горного парка «Рускеала» возникла целая сеть по приему туристов. Холдинг Артемьева дал 300 рабочих мест и помог полузаброшенной территории встать на путь развития.

Екатерина Растягаева. Фото из личного архива автора
Абзац

На раз-два-три

Катька Растягаева — так она сама себя называет — продвигает свои стихи через соцсети. В статусе пишет «неискусство», сборник называет «Шелуха». И имеет успех: за два года полтысячи подписчиков и два сольных поэтических вечера. Сегодня стихи Растягаевой — в литературном проекте «Абзац».

Зима, Ведлозеро. Фото: Игорь Георгиевский
Уроки карельского

Дом карельского языка / Karjalan kielen kodi

Старинное карельское село Ведлозеро: сто километров до Петрозаводска, двести — до финской границы. Ещё недавно по-карельски здесь говорили только в семье, читать и писать на родном языке почти никто не умел. А потом в Ведлозере построили — ДОМ.

Иван Кустов-старший. Фото: ИА "Республика" / Игорь Георгиевский
Династия

Горизонты делаются вручную

Общий трудовой стаж Ивана Спиридоновича, главы семьи Кустовых, — 50 лет, а то и все 70, потому как в свое время северный стаж учитывался, как год за два. В 2001 году Иван Спиридонович вышел на пенсию и долго не мог понять, как это — отдыхать? А делать-то что?

Фото: pixabay.com
Абзац

Девочка с крыльями

Сегодня в литературном проекте «Абзац» — подарок для читательниц. Рассказ о любви от призера соревнований по пауэрлифтингу, частного юриста и отца-одиночки Григория Прядко. Да, и такое бывает.

Галерея промышленной истории в Петрозаводске.
История подвига

Завод: от Екатерины до Советов

Александровский завод стал наследником опыта металлургов петровского времени. Полтора века был передовиком — и в военном, и в гражданском производстве. Точка в его истории не поставлена до сих пор. «Республика» продолжает большой разговор о воинской славе Петрозаводска.

Ася. Фото: Кристина Логинова. Из личного архива семьи Марченко
Семья

От зебры к радуге

Евгения Марченко хочет, чтобы ее дети выросли сильными и самостоятельными людьми. Чтобы их благополучие не зависело от социальной политики в стране и им не пришлось бы обивать пороги судов в поисках справедливости. У их мамы пока так жить не получается.