Хирург В. А. Баранов в операционной. 1940 год. Фото из книги "Три века Петрозаводска"
100 символов Карелии

Династия Иссерсон-Барановых

Есть люди, талант которых, кажется, направлен только на то дело, которому они посвящают жизнь. Но выходит, что, продвигая это дело, они оказывают огромное влияние на мир вокруг. Именно так меняли действительность врачи из династии, основанной Давидом Марковичем Иссерсоном. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» мы увидим, как они это делали.

Валаам зимой. Фото: Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Валаам

Спасо-Преображенский мужской монастырь на Валааме часто называют Северным Афоном: далеко, сурово, праведно. Об истории и сегодняшней жизни монастырской братии на самом православном острове России — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Скульптура "Расставим точки над Ä", автор Владимир Зорин. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова
100 символов Карелии

Язык и литература

Сколько букв в карельском алфавите? Почему классическая карельская литература (почти вся) создана на финском языке? И где это — Ухта? Мы знаем, как пройти в библиотеку, и отведем вас туда. Редкие книги и редкие люди в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Панорама Онежской набережной. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
100 символов Карелии

Онежская набережная

Поскольку водное сообщение долгое время было главным в Петрозаводске, в районе набережной сосредотачивалась основная жизнь горожан. Здесь люди работали, молились и наблюдали широкую гладь озера, приучаясь и на прочие вещи смотреть широко и свободно. Красивая, любопытная и отчасти загадочная история Онежской набережной в Петрозаводске дает повод назвать ее одним из «100 символов Карелии».

Шлюз Беломорско-Балтийского канала. Фото: Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Беломорско-Балтийский канал

Из Онежского озера в Белое море — о таком водном пути для российских кораблей мечтал еще Петр Первый. Но построили канал только в начале 1930-х: в рекордные сроки, не щадя человеческих жизней. Об эпохальной советской стройке, обернувшейся бессмысленной трагедией, читайте в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Поморские деревянные куклы "панки". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
100 символов Карелии

«Панка»

«Панка» — уникальная поморская деревянная кукла. В старину такими куклами не играли — верили, что в них переселяются души умерших родственников. К концу XIX века традиции были забыты, и «панки» превратились в игрушки для детей. Форма этих кукол настолько архаична, что, взяв ее в руки, невольно ощущаешь легкий мистический трепет. О «панках» и других куклах-оберегах — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Рыбалка на Белом море Фото: "Республика" / Максим Алиев
100 символов Карелии

Поморы

Карелию невозможно представить без Белого моря. А Белого моря, кажется, уже быть не может без поморов. Они главные рыболовы, первые путешественники и бойкие купцы. Суровый климат и врожденное чувство свободы сделали этих людей одним из самых романтичных символов севера. В том, что помора делает помором, разбираемся в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Железо Карелии. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова
100 символов Карелии

Карельский окатыш

Мы говорим ГОК, подразумеваем — Костомукша. Железо, которое веками добывали на северо-западе России. Уникальный комбинат, построенный на самой границе Советского Союза вместе с финнами. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» — ведущее предприятие по добыче и переработке железной руды в стране.

Владыка Мануил. Фото: Алексей Гайдин
100 символов Карелии

Владыка Мануил

Когда он приехал в Карелию, здесь было всего четыре действующих храма и восемь священников. Четверть века трудов и молитв — и в Карелии появилось несколько десятков приходов и сотни священнослужителей. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» рассказываем о владыке Мануиле, человеке, который возрождал православие на карельской земле, вел людей к вере и никому никогда не отказывал в помощи.

Myllärit, концерт. Фото: Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Myllärit

Главным саундтреком конца двадцатого века в Карелии стал Petroskoi (sinä ajat, minä ajan / я еду — ты едешь, я в Петрозаводск — ты в Петрозаводск). Песню, написанную в 60-х годах в Ведлозере, ансамбли народной музыки исполняли и раньше. Но только с Myllärit, по-новому спетая, она стала действительно народной. О легендарных «Мельниках» — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».