Карельский для начинающих. Фото: Игорь Георгиевский
Уроки карельского

Контрольная работа / Loppututkindo

«Уроки карельского» — первый большой национальный проект в русскоязычных СМИ республики. Два года мы рассказывали о жизни людиков, ливвиков и собственно карелов. Сегодня подводим итоги: проверка знаний.

Пальеозерская ГЭС. Фото: проект "Многослойная Карелия"
Уроки карельского

Лампочка Ильича / Iljičin lamppu

Советская власть в Карелию пришла в 1920-ом, а вот «электрификация всей страны» подзадержалась, особенно на севере. В нашем проекте — история строительства одной из первых гидроэлектростанций республики.

Самоед и просто кот. Хутор Кормило. Фото: Игорь Георгиевский
Уроки карельского

Кот и пёс / Kaži da koiru

Исторический карел между кошкой и собакой не выбирал. Потому что рябчика и белку проще добывать с помощником, а мыши в хозяйстве — лишние. Суровая карельская милота.

Современное кантеле. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов
Уроки карельского

Кантеле / Kantele

Китайский цинь, удмуртский крезь и русские гусли — всё это родственники кантеле. По версии «Калевалы», сотворил певучий короб вековечный Вяйнямёйнен. И с тех самых пор карельские музыканты извлекают из него нечеловеческую музыку.

Tuuli tuou, vezi viey / Ветер приносит, вода уносит. Фото: Сергей Сыродоев
Уроки карельского

Карельский онлайн / Online karjala

Карельский язык давно вышел за рамки кухонных разговоров. Оброс новыми словами, которых нет даже в самых последних словарях. Стал привычным в интернете. Парит, можно сказать, в облаках.

Фотоохота. Фото: Игорь Подгорный
Уроки карельского

Охота / Mečästys

Вот и добрались мы до особенностей национальной охоты: с приметами и суевериями; с ружьём, рогатиной и силками. Отправляемся в лес. Кого встретим — неизвестно (боимся заранее). Kauhie on karhu mečäššä, hirvi vielä hirveämpi / Медведь в лесу страшен, лось ещё страшнее, говорили карелы.

Зима, Ведлозеро. Фото: Игорь Георгиевский
Уроки карельского

Дом карельского языка / Karjalan kielen kodi

Старинное карельское село Ведлозеро: сто километров до Петрозаводска, двести — до финской границы. Ещё недавно по-карельски здесь говорили только в семье, читать и писать на родном языке почти никто не умел. А потом в Ведлозере построили ДОМ.

В. Плотников. Старообрядческое кладбище. Вирма. Из архива Российского Этнографического музея, Санкт-Петербург
Уроки карельского

Жизнь и смерть / Elaigu da surmu

Прожив долгую и яркую жизнь, карел (как правило) умирал. Похороны считались одним из главных событий, к умиранию человек относился с большим уважением. И готовился. Серьёзно и заранее.

Жубы, жубы берегитя! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов
Уроки карельского

Сани / Regi

Забыли про «ватрушки» и ледянки: сегодня мы катаемся на настоящих финских санках, potkuri. Как и сто лет назад — с горки, на озеро за водой, в лес за дровами. И на ярмарку, и на свадьбу. Жизнь на санях.

На дрезине по Олонецкой железной дороге (в окрестностях Петрозаводска). 1916 год. Фото: Сергей Прокудин-Горский. Источник: Библиотека Конгресса США
Уроки карельского

Железная дорога / Raududorogu

Мурманской железной дороге — ровно сто лет. Рельсы по территории Карелии прокладывали в годы Первой мировой войны, строительство обошлось в 180 миллионов рублей золотом. Построили дорогу (больше тысячи километров пути) за полтора года.

Заходи не бойся - уходи не плачь! Фото: Игорь Георгиевский
Уроки карельского

Ярмарка / Jarmanku

Ярмарка для карела всегда была праздником: тут тебе и трактир, и кулачный бой, и гонки на санях по озёрному льду. Для детей — цирк и карусели. Но главным делом в ярмарочные дни был, конечно, шопинг. Тратились карелы широко и со вкусом.

Национальный театр Карелии, поворотный круг: десятая скорость. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов
Уроки карельского

Театр / Teatru

На сцене Национального театра Карелии актёры говорят на русском и карельском, на вепсском и финском. Режиссеры ставят не только Майю Лассила («За спичками»), но замахиваются и на Вильяма нашего Шекспира: «Ollako vai eikö olla?» — вот в чем вопрос.

В доме карелов-ливвиков. Фото: Игорь Георгиевский
Уроки карельского

Дом / Kodi

Настоящий карел был сентиментален. Говорил, отирая слезу: omua kodii armahembua nimidä ei ole. И действительно — что может быть милее родного дома? В углу икона с лампадою, в печи каша гороховая, за стеной коровка мычит. И под одной крышей живут несколько поколений семьи.