Удостоверение партизанки

Анастасия Звездина, известная советская подпольщица, родилась в Карелии. Финские оккупанты поймали ее в 1942-м, когда ей было 22 года, в тюрьме Анастасию пытали, но добиться секретных данных не удалось. Девушку расстреляли. В новом выпуске «Выставки Победы» — удостоверение курсанта Звездиной, выданное Спецшколой по подготовке командных кадров для партизанских отрядов.

«Да, Таня, родная, завтрашний день мне что-то готовит. Сегодня вечером узнала, что завтра суд. Стою сейчас на краю бездонной пропасти, она уже готова заключить меня в свои объятия. Стою. Стою не просто, а с высоко поднятой головой. Смерть, смерть, смерть — словно эхо вторит мысленно произносимое слово. Ну, что ж, смерть так смерть. Смотрю я на смерть открытыми глазами. Внутренний голос твердит: больше твердости и спокойствия. Да! Я тверда сейчас, тверда, как камень, и ни малейшего беспокойства только потому, что знаю, за что отдаю самое дорогое — жизнь свою: отдаю за свой народ, за его счастье».

Эти слова в олонецкой финской тюрьме написала в 1942 году известная советская подпольщица, уроженка Карелии Анастасия Звездина в письме своей подруге. Оккупанты пытали партизанку, но добиться секретной информации не получилось. Спустя несколько месяцев Звездину расстреляли. Ей было 22 года.

В новом выпуске проекта «Выставка Победы» — удостоверение Звездиной Анастасии Михайловны в том, что она являлась курсантом Специальной школы ЦК КП (б) Карело-Финской ССР при штабе Карельского фронта.

Удостоверение Звездиной Анастасии Михайловны в том, что она является курсантом Специальной школы ЦК КП (б) Карело-Финской ССР при Штабе Карельского фронта. Фото: Нацмузей Карелии

Удостоверение Звездиной Анастасии Михайловны в том, что она является курсантом Специальной школы ЦК КП (б) Карело-Финской ССР при штабе Карельского фронта. Фото: Нацмузей Карелии

Рассказывают хранитель фонда «Письменные источники» Национального музея Карелии Диана Проц и научный сотрудник музея Жений Парфёнов:

«Этот документ принадлежал известной советской подпольщице, связной штаба Карельского фронта Анастасии Михайловне Звездиной. Она родилась в 1920 году в Олонецком районе, там же окончила среднюю школу и вступила в комсомол. С 1939 года работала литературным сотрудником Олонецкой районной газеты «Колхозник», была председателем комиссии Олонецкого райкома ЛКСМ по работе среди школьной молодежи и пионеров.

В 1941 году Анастасия Звездина стала первым секретарем райкома комсомола. В первые месяцы войны она участвовала в организации оборонных работ, создании истребительного батальона, эвакуации населения на восток, дежурила в местной больнице. Позже Звездина смогла организовать сандружину, в составе Олонецкого истребительного батальона участвовала в оборонительных боях.

Диана Проц. Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Диана Проц. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

В феврале 1942-го ее направили в Беломорск для обучения в спецшколе ЦК КП(б) КФ ССР при штабе Карельского фронта. При поддержке первого секретаря ЦК комсомола Карелии Юрия Андропова некоторое время с 1 мая 1942 года Анастасия Звездина обучалась в спецшколе при ЦК ВКП (б) в Москве», — рассказала Диана Проц.

Как рассказал научный сотрудник Национального музея Карелии Жений Парфёнов, специальная школа по подготовке командных кадров для диверсионных и партизанских отрядов Карельского фронта при ЦК КП(б) Карело-Финской ССР начала работать 5 сентября 1941 года. Абсолютным большинством курсантов была комсомольская молодежь республики.

Научный сотрудник Нацмузея Карелии Жений Парфёнов. Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Научный сотрудник Нацмузея Карелии Жений Парфёнов. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

«Курсанты школы знакомились с новой техникой для работы в подполье, включая знакомство с радиостанциями «Север» и портативными типографиями. Обучение заключалось в изучении разговорного финского языка, умении пользоваться парашютами. Им ставилась задача научиться выживать в критических условиях тайги, ориентировании на местности. Курс психологии развивал навыки общения с местным населением, слушатели школы учились готовить явочные квартиры. Немалое значение для курсантов имела физическая подготовка. На партийную подготовку также делался немалый упор. Так, в учебном плане на изучение истории партии выделялось 300 часов. Еще 100 часов занимало освоение общественных гуманитарных предметов — история Финляндии, экономика, право, политика, международное коммунистическое и рабочее движение.

Курсанты жили на казарменном положении, их распорядок дня по своей строгости мало чем отличался от распорядка в военных училищах. Зарекомендовавшие себя за время учебы курсанты спецшколы направлялись в партизанские отряды и на подпольную работу.

Подпольная деятельность в Карелии имела ряд своих особенностей. Дело в том, что партийному руководству в первые месяцы войны не удалось подготовить подпольные комитеты для длительной деятельности при оккупационном режиме. Ситуация осложнялась малонаселенностью территорий, репрессивной политикой оккупантов, отсутствием баз снабжения и радиосвязи. К концу 1941-го немногочисленные группы подпольщиков, оставленные при отступлении, были раскрыты, а их участники арестованы или расстреляны.

Весной 1942 года первый секретарь ЦК КП(б) КФССР Геннадий Куприянов и первый секретарь ЦК комсомола республики Юрий Андропов разработали план по забросу подпольных групп в оккупированные районы. Эти группы должны были собирать сведения о передвижении противника, о настроениях среди местного населения, распространять советские листовки и газеты, а также формировать из местных жителей партизанские отряды.

Для более успешного продвижения дела на оккупированную территорию забрасывались курсанты спецшколы, которые хорошо знали район с довоенного времени. В большинстве своем это были юные девушки-комсомолки, которым предстояло в ситуации, когда малейшая оплошность стоила собственной жизни и жизни товарищей, пережить тяжести войны. Среди них оказалась и Анастасия Звездина», — сообщил Жений Парфёнов.

Анастасия Звездина. Копия оригинала и ретушь: "Республика"/Леонид Николаев

Анастасия Звездина. Копия оригинала и ретушь: «Республика»/Леонид Николаев

В начале августа 1942 года секретаря подпольного райкома комсомола Анастасию Звездину на легком самолете У-2 в составе группы подпольщиков перебросили на территорию оккупированного Олонецкого района. Все партизаны хорошо знали эту территорию, так как работали здесь до войны.

«За время работы группе удалось собрать разведданные о расположении финских частей и линий их обороны, сообщить советскому командованию о передвижении войск на участке Олонец — Лодейное Поле, передать информацию о мероприятиях оккупационных властей, распространить советские листовки и сводки Совинформбюро. Также подпольщики устроили несколько диверсий. При этом им приходилось всячески избегать контактов с местными жителями, чтобы финны не смогли обнаружить группу, они все реже выходили на связь с центром из-за разрядки батарей, питались подножным кормом.

Полученные разведчиками сведения помогли нашим войскам удержать линию обороны, не дали врагам возможность прорваться к Кировской железной дороге в районе Свирьстроя. Кроме того, благодаря полученным данным советские бомбардировщики совершали налеты на автоколонны и палаточный лагерь финских новобранцев, на станции Салми они разбомбили железнодорожный состав», — добавил научный сотрудник Национального музея.

Анастасия Звездина (в центре) с подругами в финской олонецкой тюрьме. Фото: Нацмузей Карелии

Анастасия Звездина (в центре) с подругами в финской олонецкой тюрьме. Фото: Нацмузей Карелии

4 октября 1942-го по доносу предателя финская полиция схватила подпольщиков. Их поместили в олонецкую тюрьму.

«По собранным сведениям, — рассказывает Диана Проц, — все члены группы в лагере держались мужественно, против своих товарищей не свидетельствовали. Известно, что Звездину в заключении ждали непрерывные допросы и пытки: оккупанты прикладывали к ступням раскаленное железо. Сломить мужества разведчицы не удалось».

«Финская администрация решением военно-полевого суда приговорила арестованную Анастасию Звездину и ее товарищей к расстрелу. Последнее слово героини было коротким: «Мы погибнем за Родину, но вы от нас ничего не добьетесь». Приговор 17 февраля 1943 года был приведен в исполнение на северной окраине Олонца. Об обстоятельствах пленения и о казни разведчиков было объявлено в некоторых финских газетах.

Анастасия Михайловна Звездина награждена орденом Красной Звезды. Указом президента Михаила Горбачева от 4 октября 1990 года «за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» ее наградили посмертно орденом Ленина», – отметил Жений Парфёнов.

Известно, что после расстрела Анастасии Звездиной советские военнопленные изготовляли и носили цинковые перстни с надписью «17.02.43. ОТЗАМ», что означало «Отомстим за Звездину Анастасию Михайловну».

В Олонце в 1975 году улицу Заводскую переименовали в улицу Звездиной. Имя подпольщицы также присвоено Мегрегской восьмилетней школе.

Хранитель фонда «Письменные источники» Национального музея Карелии Диана Проц. Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Хранитель фонда «Письменные источники» Национального музея Карелии Диана Проц. Фото: «Республика» / Леонид Николаев


75-летие Победы

Проект реализуется при поддержке фонда «Эстафета поколений» совместно с Национальным музеем Республики Карелия.

Проект «Выставка Победы» посвящен 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, которое наша страна отметит в 2020 году. При поддержке республиканских музеев и фонда «Эстафета поколений» журналисты в течение года будут рассказывать о войне с помощью музейных экспонатов. Фотография или солдатская ложка, шинель или погон — у каждого предмета есть своя история, через которую можно понять, чем была война для обычных людей.