Зима / Talvi

Русская зима начинается в Олонце. Так, по крайней мере, считают карелы-ливвики: местный герой Паккайне каждый год в начале декабря приглашает в гости всех Дедов Морозов страны.

Карелы бывают разные. Есть северные, они ближе к соседям-финнам (и по языку, и по традициям). А есть южные: карелы-ливвики живут на Олонецкой земле, карелы-людики – в Прионежье.

– Чем ливвики от людиков отличаются? – Наталья Николаева, директор национального музея в Олонце, задумывается. – Внешне, конечно, ничем. Укладом жизни? Тоже вряд ли, жили-то по соседству. Есть разница в диалектах, в разговорной речи. Вот я – ливвик. А моя подруга из Шелтозеро – людик. Как-то мы с ней стали сравнивать разные слова. Скажем, лягушка. У нас говорят: «шлёпёй» (shlöpöi), а у них, оказывается, – «лёпшой» (löpshöi). Я давай спорить: лягушка, она как прыгает? Шлёп-шлёп-шлёп! А вот и нет, не соглашается та: лягушка прыгает так – лёпш-лёпш-лёпш!

Наталья Николаева, директор Олонецкого национального музея карелов-ливвиков

Наталья Николаева, директор Олонецкого национального музея карелов-ливвиков

Морозец / Pakkaine

Карелы разные, а мороз зимой на всех один. И даже не мороз – морозец. По-карельски – Паккакайне.

Наталья Николаева, директор музея:

– Олонец всегда был купеческим городом. Купцы занимались извозом, ездили с товаром в Петрозаводск и в Петербург, – рассказывает Наталья. – Брали с собой домочадцев – город посмотреть, покупки сделать. Иногда задерживались. И, бывало, беременные жены рожали прямо в санях. Однажды в Олонце, в первый день зимы, на пути домой в купеческой семье родился мальчик. И назвали его Паккайне – морозец.

И вот этот мальчик рос, рос... Фото: Игорь Георгиевский

И вот этот мальчик рос, рос… Фото: Игорь Георгиевский

Легенда о Паккайне — современная. Родилась в Олонецком национальном музее пятнадцать лет назад. Чем привлечь туриста в маленький уездный город? Летом понятно – озера, рыбалка, ягоды-грибы. А зимой? Стали думать. Можно устроить фестиваль снежных скульптур. Или соревнования на лыжах. Можно снежную крепость – Олонец в XVII веке начинался с крепости, почему не построить ее зимой из снега?

 

– Ничего нет более верного и более интересного, чем история, – считает Наталья. – Мы залезли в архивы, стали читать карельские сказки, расспрашивать горожан… Почему карельские дети любят зиму? Санки, снегоступы, городки? Чтобы согреться, надо много двигаться. Много двигаешься – становишься сильнее, будущему охотнику без ловкости никуда. Так что зимние подвижные игры, они у карелов – основа.

Праздник / Pruazniekku

Первые Игры Дедов Морозов прогремели в Олонце еще в прошлом веке (в 1999-ом году). Первого декабря, в самом начале зимы. Устали от промозглой погоды и темноты? Хочется праздника? Пожалуйста – целый съезд Дедушек: бороды и подарки, морозы и фейерверки!

На первые Игры Дедов Морозов в Олонец приехали дедушки из семнадцати российский городов: Москва, Петербург, Архангельск, Пенза, Оренбург. Фото: Игорь Георгиевский

На первые Игры Дедов Морозов в Олонец приехали дедушки из семнадцати российский городов: Москва, Петербург, Архангельск, Пенза, Оренбург. Фото: Игорь Георгиевский

Паккайне к этому моменту уже был придуман. Не дедушка Мороз – а молодой парень, балагур и вечный холостяк.

Легенду довели до ума: Паккайне ездит с обозом по карельским городам (купец, как-никак!). И в каждом городе смотрится в зеркало. Отражение остается в зеркале – а потом выходит из него и отправляется в самостоятельную жизнь. Первого декабря все подросшие за год клоны Паккайне съезжаются в Олонец. А Игры должны определить – кто же из них самый главный, настоящий.

На второй год не хотели повторяться. Решили, что Деды Морозы должны отправиться в Петрозаводск. На товарищеский футбольный матч с правительством Карелии. Причем чиновникам предложили играть в шляпах и с портфелями. И те согласились!

На третий раз и придумывать ничего не пришлось. Потому что годом раньше на Олонецких Играх познакомились Дед Мороз из Северодвинска и Снегурочка из Пензы. Дело горячее, хоть и разновозрастное: решили пожениться. Причем именно первого декабря и именно в Олонце.

 

Холод / Vilu

На первых Олонецких Играх сам Паккайне присутствовал незримо. Из зеркала, вроде, вышел – но в зеркале и оставался.

– Пора было Морозцу появиться на сцене. Ну, или под елкой, – улыбается Наталья Николаева. – Каким должен быть наш герой? Жители соседних деревень про олончан говорили: Aunuksen – avoi suu / Олонец – открытый рот. Мол, чересчур доверчивые, простодушные. Но наш-то Паккайне не такой! И мы стали искать в архивных документах записки путешественников: что они думали про карел? Какими их видели?

Костюмы для Паккайне заказали петрозаводскому дизайнеру Ирине Порошиной. Такие — чтобы в сказку поверили и дети, и историки. И холод чтобы легенде не мешал.

Ирина Порошина:

– Белый и красный – основные праздничные цвета карельского народа. Красный – цвет солнца. Белый – символ снега и чистоты. Я разложила предложенную гамму символики Игр: вместо традиционного карельского темно-синего цвета взяла ярко-голубой. Реконструкцию делать не стала: костюмы Паккайне представительские, дизайн – авторский.

Ирина занимается национальным карельским костюмом уже четверть века. Член Союзов дизайнеров и художников России.

– К сожалению, настоящих средневековых карельских костюмов история не сохранила, – рассказывает она. – Поэтому пришлось изучать опыт финских соседей, они первыми в прошлом веке создали археологические реконструкции средневековых костюмов.

Ирина Порошина: «Мне нужен был мужской вариант: такая «двойная» рубаха – верхняя (из толстого, «уличного» сукна) и нижняя». Фото: из архива дизайнера

Ирина Порошина: «Мне нужен был мужской вариант: такая «двойная» рубаха – верхняя (из толстого, «уличного» сукна) и нижняя». Фото: из архива дизайнера

Зимних костюмов для Паккайне сшили два: в основе красного – средневековый костюм XI-XII века, белый «купеческий» вариант – это уже XIX век. Сделан «на сборку», плюс пояс, рукавицы и картуз с ушками, чтобы тепло было. Проработаны все внутренние детали.

Жилет с цепочкой, застежки-фибулы. Крой традиционный, совсем простой. Фото: из архива дизайнера

Жилет с цепочкой, застежки-фибулы. Крой традиционный, совсем простой. Фото: из архива дизайнера

Ирина Порошина:

– Валерий Куцабов, олонецкий Паккайне, мне как-то говорил: все Морозы в шубах парятся, чтобы из образа не выходить, а я зашел в дом – разделся, красота!

Снег / Lumi

Чем же отличается Паккайне от главных героев Рождества?

– Я – Паккайне, карельский парень, лучший друг Дедов Морозов! Но запомните – сам я не дедушка, скорее — коллега.

Уже десять лет подряд открывает и ведет Игры олончанин Валерий Куцабов, молодой пенсионер и вечно молодой карельский Морозец. С детьми он находит общий язык сразу – двадцать два года проработал в детском доме.

– Начинал я на Играх как Дед Мороз, – говорит Валерий, – в Паккайне переквалифицировался позже. Карел я только наполовину (по маме), и языка никогда не знал. Пришлось учить: теперь езжу по стране, положение обязывает.

Если вы еще не в курсе — Паккайне в этом году признали лучшим сказочным проектом в России.

– Пора мне, пожалуй, воспитывать преемника, – рассуждает карельский Морозец. – Вот возьмем Санта Клаусов: их в сказочной деревне в Рованиеми — пятеро! А мне как одному управляться? Только зиму и успеваю объявить. Эй, все в курсе? ЗИМА НАЧАЛАСЬ!


К уроку готовились:
Евгений Лисаков, журналист
Илья Прохоров, журналист
Сергей Беляев, оператор
Илья Дедюшко, режиссер монтажа
Игорь Георгиевский, фотограф
Алексей Копоткин, фотограф
Игорь Фомин, художник
Павел Степура, дизайнер
Елена Фомина, автор и редактор проекта «Уроки карельского»

При поддержке Министерства Республики Карелия по вопросам национальной политики, связям с общественными, религиозными объединениями и средствами массовой информации