Уроки карельского. Ярмарка. Подкаст

Ехал на ярмарку карел-молодец: по зимнему насту, по недолгому свету. И вёз с собой обычно всю семью, потому что развлечений круче в Олонецкой губернии не было. Тут тебе и торговля, и кулачный бой, и детям цирк с каруселями. «Республика» представляет очередной подкаст проекта «Уроки карельского».

Петровская ярмарка на общественной пристани. Фото из коллекции Национального музея Карелии

Петровская ярмарка на общественной пристани. Фото из коллекции Национального музея Карелии

В больших селах принято было устраивать ярмарки на Петров день, который карелы игриво называли Petrunpäivä (ПЕтрунряйвя). Праздник начинался 29 июня (по старому стилю) и мог растянуться на два-три дня. Ночью молодежь прыгала через костры, а утром вместе со старшими шла в церковь — поминать умерших родственников.

Проводили ярмарки и по другим праздникам, взятым из народно-церковного календаря. Обычно они соседствовали с сельскохозяйственными ритуалами — сенокосом или сбором урожая.

Шуньга / Šun’gu

Начиная с семнадцатого века в заонежском селе Шуньга примерно раз в два года проходили крупнейшие на Русском Севере ярмарки. На них съезжались торговцы не только из соседних губерний, но и из Москвы, Новгорода, других городов. Участвовали в них, само собой, и карельские купцы — а были у нас целые купеческие династии.

Шуньга стояла на одной из главных дорог севера — той, что соединяла Белое море и Онежское озеро с Новгородом. Историки считают, что сначала в селе появился складской пункт, который затем перерос в торг — нечто вроде рынка.

Известно, что уже в пятнадцатом веке новгородцы торговали здесь с поморами. Но первое упоминание о ярмарке в Шуньге датировано 1644 годом.

Шуньгскую ярмарку традиционно называли в числе главных ярмарок северной России. Торговали в Заонежье, что интересно, больше зимой. В январе проходила Богоявленская (она же крещенская) ярмарка, в декабре — Никольская, Сборная — в течение недели после первого воскресенья Великого поста. В конце марта приходило время Благовещенской ярмарки.

Уже в девятнадцатом веке в Шуньге построили большой деревянный гостиный двор, рассчитанный на 65 торговых лавок. Торговали в основном, тканью, украшениями, чаем-сахаром и посудой.

На площади и главной улице погоста устраивались балаганы и шалаши, в которых продавалась бакалея и скобяной товар, баранки, пенька и лен. На берегу озера в розницу торговали рыбой и дичью.

На ярмарке можно было купить контрабандный кофе и чай из Финляндии (их складировали чуть севернее Шуньги — в Куднаволоке и Порожке). Продавали купцы и совсем уж заграничные вещицы — из самого Парижа, а то и из Америки.

В Шуньге работали три трактира — два специализировались на прохладительных и горячительных напитках (плюс закуска), в третьем была полноценная кухня и горячие обеды.

Отдельной пошлиной торговля на шуньгских ярмарках не облагалась. Однако потратиться торговцам всё-таки приходилось: нужно было купить ярмарочный билет, место в Гостином дворе, оплатить караул. Доходы шли в сельскую церковь и на нужды крестьян.

Историки говорят, что в лучшие годы на ярмарке в Шуньге собирались до семи тысяч человек (включая местное население, которое тоже активно участвовало в торговле). Стекались в село не только купцы и покупатели, но и представители третьей стороны — воры, всевозможные шулеры и проститутки.

После крупного пожара 1916 года, уничтожившего полсела, ярмарки в Шуньге прекратились: спустя год после сельского пожара в столице вспыхнул пожар мировой. В двадцатые годы новые власти попытались было возродить традицию («смычка города и деревни»), но неудачно — в начале тридцатых ярмарки прекратили свое существование окончательно.

Торговля / Myömine

Ещё в 1778 году петрозаводские купцы обратились к тогдашнему губернатору Сиверсу с просьбой перенести в Петрозаводск шуньгские ярмарки. Сиверс позволил, и купцы (в надежде на скорое оживление торговли) стали беспокоиться о строительстве Гостиного двора.

Но тогдашний план застройки города торгового центра не предусматривал — пришлось купцам умерить запросы и продолжить лавочную торговлю. Торговали всем необходимым, часто в долг.

Строительство Гостиного двора в Петрозаводске началось в 1790 году: губернский архитектор Федор Крамер начал возведение первых 15 двухэтажных каменных лавок. Торговый центр начали строить в конце Английской улицы возле Соборной площади, строительство продолжалось в течение многих лет.

Гостиный двор архитектурно господствовал на главной улице Петрозаводска (к тому моменту это уже был проспект Карла Маркса) до 1940-х годов — пока не был разрушен во время Великой Отечественной войны.

Коробейники / Korobeiniekat

Ярмарки не часты, города далеко — где было брать ситцы, чай и кофе самым северным жителям Карелии?

И появились мелкие торговцы, разносившие товар по отдаленным деревням. Такая форма розничной торговли пользовалась популярностью в западных губерниях России, в том числе и в Олонецкой.

Словарь Брокгауза и Ефрона утверждал, что успеху коробейников способствовали два момента: отдаленность лавок от небольших деревень и готовность самого коробейника принимать в уплату не только деньги, но и что-нибудь другое — по бартеру.

Карельские коробейники ходили в соседнее Великое княжество Финляндское — и финскому обывателю это нравилось. Во-первых, не нужно было ездить за покупками в города. Во-вторых, товар карелы продавали относительно недорого.

Карельские коробейники носили в Финляндию хлеб, муку, ткани, иголки и зеркала. Назад, на родину, везли обычно пушнину, чай и кофе, шведские вина, ром.

В Олонецкой губернии коробейниками становились не только бедняки, но и вполне зажиточные крестьяне. Это не только давало им дополнительный доход, но и позволяло в перспективе перебраться на пээмжэ в Суоми.

Общей схемы, по которой действовали карелы-коробейники, не существовало. Они могли объединяться в своеобразные кооперативы: одни ездили в Петербург и Москву за товаром, а остальные его продавали в финских и карельских деревнях. Товар можно было купить и у приезжего торговца из столицы, а потом продать его с двадцатипроцентной наценкой финну.

Таможня / Tulli

Кроме пушнины (белка, куница, лисица, горностай, заяц), коробейники закупали в Суоми (тогда еще не являвшейся частью России) медную и железную посуду, всяческие изделия из черного металла, серебро, сети для ловли рыбы, жемчуг, порох, икру.

В 1785 году пост Юшкозерской таможни посетил Гавриил Державин, бывший тогда правителем Олонецкого наместничества.

Местные чиновники рассказали поэту, что за последний год через таможню ввезено товаров на 6 793 рубля и 95 с половиной копеек, «из коих надлежащих по тарифу пошлин взято 324 рубля». В числе облагавшегося пошлиной Державин упоминает шкуры белки, выдры, горностая и куницы, серебро и даже бобровую струю, которую в то время суровый карел считал лекарством от всех болезней.


Piet, migäli kormanis kestäy

Тратишь, сколько карман позволяет

D’engu mielen ottau

Деньги с ума сбивают

D’engu ei ole griba — i talvel kažvau

Деньги не грибы — и зимой растут


Полный текст выпуска национального проекта «Уроки карельского»:

Ярмарка / Jarmanku


При подготовке подкастов использована композиция «Девичья песня» из репертуара ансамбля «Кантеле».
Благодарим дирекцию ансамбля и лично художественного руководителя Вячеслава Иванова за помощь в подготовке материалов.