Уроки карельского. Лес / meččy. Подкаст

Сосна карела греет, сосна питает, сосна и веселит, писал в Поденной записке Гаврила Державин, первый губернатор Олонецкой губернии. И, надо сказать, не сильно преуменьшал. «Республика» представляет очередной подкаст проекта «Уроки карельского».

Фото: Игорь Георгиевский

Фото: Игорь Георгиевский

Сосна греет — понятно: дом и дрова. Питает? У того же Державина читаем: «Лопляне убогие едят хлеб, деланный из сосновой коры или из соломы, и питающиеся оным пухнут и кажутся дородными, в самом же деле слабосильные. Хлеб из сосновой коры следующим образом приготовляется: по снятии коры очищают оной поверхность, сушат на воздухе, жарят в печи, толкут и прибавляют муки, замешивают тесто и пекут хлеб».

Но как сосна «веселила» карела? Речь о кантеле, конечно: «Некоторые… забавляются игрою на гуслях пятиструнных», — писал Гаврила Романович. Считал поэт не очень хорошо — в Карелии и в те годы встречались кантеле с куда бОльшим количеством струн.

Дерево / Puu

Главными деревьями карелы считали березу и ель: первая как бы олицетворяла женское начало, а вторая — мужское. Такой вот карельский инь-ян.

Карелы и вепсы верили, что деревья обладают душой и могут покровительствовать живущим возле лесов людям. Неправильно срубленное дерево могло отомстить человеку: причинить вред или даже убить. Поэтому рубили (а рубить всё равно приходилось) по особому ритуалу.

Перед тем как идти в лес, карел запасался специальным заговором, который должен был уберечь от ушиба деревом. В самом лесу первым делом нужно было спросить разрешения на рубку у хозяев леса — духов. Только потом лесоруб приступал к работе.

Старые деревья трогать запрещалось, поскольку свой век они должны были дожить «естественный путем». Перед тем как вонзить в древесную плоть топор, злодей-дровосек касался ствола рукой, мысленно прося у него прощения.

Топор никогда не оставляли воткнутым в дерево: это считалось неуважением к природе — у нарушившего запрет всю жизнь болели бы руки.

Обряды и заговоры / Tavat da tiedovoičukset

С лесом (и деревом) у карела было связано много обрядов и условностей. Даже самый простой костёр жёгся по определённым правилам.

Недогоревшие головни из костра (да и печи) карелы не выбрасывали, а дожигали позже, иначе «головня угаром голову накажет».

Строительство дома и вовсе становилось ритуалом. Первое правило: рубить можно не каждое дерево — и дело даже не в свойствах. Растет на месте старой церкви или часовни? Нельзя. Сухое? Нельзя — иначе жители будут страдать от «сухоты» (болеть, худеть и умирать).

Грамотный карел поступал так: в феврале (потому что в конце зимы дерево глубоко спит!) шел в хороший бор и рубил направо-налево будущий стройматериал. В село дерево доставляли как умершего человека — нижней частью вперед. И оставляли лежать сорок дней — только потом можно было приступать к строительству.

Карсикко / Karzikko

В местах захоронений карелы сажали рощи, которые считались священными. В основе древней карельской мифологии лежала идея Мирового древа. Карелы (а заодно и финны) верили, что древо это соединяет землю и небо — мир людей и мир духов.

Но самый известный обряд, связанный у карелов с древесным миром, — кАрсикко.

Карсикко (от карельского karsie, «обрубать ветки») — дерево-знак. Это дерево с ветками, обрезанными определенным образом. С обрубленной вершиной (после обрубания вершины на хвойном дереве, как правило, вырастает две или три верхушки), с затесанным или зарубленным стволом. ЗАтесь может быть площадкой, поверхностью, на которой вырезаются другие знаки (например, родовые или семейные — так называемые клейма, знаки собственности, инициалы и даты). Или же зарубка может иметь свою форму: изображение человеческого лица, птицы.

Карсикко делали по десяткам поводов — от смерти родственника до удачной рыбалки-охоты. В местах погребения в результате появлялись целые рощи обрубленных деревьев. Карелы приходили туда поклониться духам предков, а заодно приносили разные жертвенные подношения.

А финские карелы, например, дарили карсикко впервые прибывшему в дом гостю: если гость женатый, посреди ствола оставляли две ветки, если холостой — одну. Иногда ветка указывала в ту сторону, откуда прибыл гость.

Для карсикко старались выбрать дерево с густой кроной, растущее на приметном месте. Потом практичный карел мог по этому дереву узнать место, где хорошо клюет. Заодно за карсикко признавали магическую силу.

Трава / Heiny

Лес для карела всегда был аптекой. Деревенский знахарь врачевал не только с помощью заговора, но обязательно использовал отвары трав.

Олонецкие губернские ведомости в 1896 году так описывали ситуацию: колдуны «прописывают больным своего рода рецепты, если можно так сказать, рекомендуя им пользоваться разными кореньями и травами, которым приписывается особенная чудодейственная сила. В этом отношении весьма интересны так называемые травники, переходящие у наших крестьян из рук в руки в списках. В них описываются подробно приметы и свойства трав, указывается, от какой болезни они помогают, каким образом следуетъ их собирать и приготовлять, так что травники эти по содержанию представляют своего рода энциклопедию ботаники и медицины».

Собирая траву по такой «энциклопедии», необходимо было обязательно молится, обращаться к Иисусу Христу, а потом с заговором принимать отвар или прикладывать траву к больному месту. Использование народной магии и обращение к знахарю тоже не считались грехами.

Вечнозеленый можжевельник считался хорошим оберегом от злых духов, его ветками карелы и вепсы украшали свой дом. Церковь относилась к разного рода обрядам и оберегам нейтрально, поэтому ветки можжевельника устанавливали как за косяк наружных дверей дома, так и за икону.

С давних времен можжевельник символизирует вечную жизнь, воплощая собою идею победы над смертью, над холодом потустороннего мира, поэтому ветвь этого растения считалась лучшим оберегом для жилища.

Ягоды-грибы / Muarjat-sienet

Про лисички и грузди, про морошку и чернику нашему читателю можно не рассказывать. Что тут обсуждать — в лес ехать надо!

Поэтому лишь немного этнографии. Хозяйки ходили в лес с плетеными корзинами, а дети — с небольшими туесками. Тару для сбора ягод делали из природных материалов, чаще всего из бересты: даже если ягода давала сок, береста не пропускала влагу. Кстати, в бересте ягоды не прокисают очень долго, сутки точно могут продержаться

Достаточно теории. Берите корзину и отправляйтесь за грибами. Только не забудьте сообщить друзьям, в какую сторону отправляетесь — это только кажется, что в лесу при дачном кооперативе заблудиться невозможно.

Предусмотрительный человек берет с собой в лес свисток (чтобы потом не кричать «ау»). Берет карту и компас, топорик и спички в полиэтилене. Часы (механические, со стрелками) и фонарик. И еду. Даже если собрался на пару часов за черникой.


Pahas puus pahat i oksat

На плохом дереве и сучья плохие


Älä meččäh kirru, meččy vastah kajahtah

Не кричи в лес, из лесу эхом вернется


Полный текст выпуска национального проекта «Уроки карельского»:

Лес / Meččü


При подготовке подкастов использована композиция «Девичья песня» из репертуара ансамбля «Кантеле».
Благодарим дирекцию ансамбля и лично художественного руководителя Вячеслава Иванова за помощь в подготовке материалов.