Уроки карельского. Кантеле / Kandeleh. Подкаст

Сотворил певучий короб вековечный Вяйнямёйнен — по крайней мере, по версии «Калевалы». С тех пор струн у кантеле стало больше, и музыку на нем исполняют самую разную. «Республика» представляет очередной подкаст проекта «Уроки карельского».

Современное кантеле. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Современное кантеле. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Кантеле — самый известный и, по-видимому, самый древний из сохранившихся финских/карельских музыкальных инструментов. Ученые относят его к группе дощечных цитр — струнных щипковых инструментов, покорявших рок-н-ролльную публику Центральной Европы примерно в восемнадцатом веке.

Один из самых близких родственников кантеле — русские гусли (которые тоже относят к цитрам). Почти наверняка известно, что само слово, от которого произошло название карельского инструмента, прибалтийско-финские народы взяли у славян. Другие родственники — литовский канклес, латышский кокле, эстонский каннель, удмуртский крезь и даже китайский цинь и японское кото.

Оригинальное кантеле представляло собой деревянную доску с пятью струнами. Цельнодолбленый корпус поначалу делали из ольхи, струны — из конского волоса. Затем неумолимый прогресс заставил предка подойти к делу более утонченно: верхнюю деку стали изготавливать из ели, волосатые струны сменились сперва жильными, а потом металлическими.

Со временем менялось и количество самих струн. Вместо изначальных пяти дерзкие инноваторы придумали кантеле с десятью, двенадцатью и даже шестнадцатью струнами. Сегодня — страшно сказать! — их число доходит до тридцати девяти, что некоторыми расценивается как музыкальное святотатство и полное неуважение к традиции.

Миф / Starin

По преданию, не верить которому оснований нет, первое кантеле создал старый-мудрый Вяйнямёйнен. В творческом своем акте он использовал зубы, челюсти и, само собой, ребра огромной щуки, которую карел почему-то называл речной собакой. Гвозди, нужные для крепления струн, богатырь сделал из «волос коня у Хийси».

Вековечный Вяйнямёйнен
Сотворил певучий короб.
Целый летний день трудился,
Кантеле строгал упорно
Там, на мысе вечно мглистом,
Там, на острове туманном.
Вытесал певучий короб,
Сделал кантеле основу,
Создал новую отраду
Из березы свилеватой.

Потом Вяйнямёйнен долго просит каждого встречного сыграть на кантеле что-нибудь душевное — ни у кого не получается. Дошло до того, что один из собеседников посоветовал изобретателю утопить свое творенье. Тут не выдержало само кантеле, начавшее человечьим голосом молить о пощаде. Именно оно, кантеле, и подало первую здравую идею: «Пусть на мне играет мастер». Вяйнямёйнен то есть, который до этого по неведомым причинам за струны не брался.

И провел рунопевец рукой по струнам — и послушать его прибежали звери, прилетели птицы, приплыли рыбы.

История / Histourii

Сколько лет кантеле на самом деле, никто сказать не может. Есть версии о нескольких столетиях истории, есть — о двух тысячелетиях.

Что касается попадания инструмента в нынешнюю Карелию, то есть две версии. По первой, кантеле сначала занесли из Балтийского региона в Западную Финляндию и только оттуда оно добралось до Карелии. Другая версия утверждает, что в Карелию финские гусли попали напрямую из Балтии.

Одно из старейших доживших до нашего времени кантеле, как считают историки, было изготовлено в самом конце семнадцатого века. В длину оно насчитывает 73 сантиметра, в ширину — до двенадцати.

Долгое время кантеле было инструментом диатоническим, то есть на нем можно было воспроизводить только диатонический звукоряд. На таком кантеле удобно исполнять народную музыку.

Элиас Лённрот был первым, кто сумел создать хроматическое кантеле. Первые два экземпляра он изготовил в тридцатых и сороковых годах XIX века. Одно из них сохранилось до сегодняшнего дня. Струны находятся на двух уровнях — те, что соответствуют черным фортепианным клавишам, ниже остальных. Стержень кантеле был заменен подставкой.

Главное практическое отличие хроматического кантеле в том, что на нем можно исполнять не только народную, но и академическую музыку.

Элиас Лённрот унаследовал свой талант музыкального мастера от деда. Всего изготовил более двадцати кантеле и большую часть раздарил друзьям. А уж играл на инструменте врач и собиратель фольклора ежедневно: между завтраком и часами научной работы.

Автор «Калевалы» мечтал продвинуть кантеле в массы — в первую очередь, конечно, в школы. «И, хотя не у всех детей есть талант к исполнительству, вряд ли кто не согласится», — писал Лённрот.

Традиция / Perindö

В России серьезным исследователем кантеле стал уроженец Воронежа Виктор Гудков. Карельский музыкальный инструмент он впервые увидел в тридцатые годы двадцатого века в Кандалакше, где работал редактором газеты. Кантеле молодого человека впечатлило настолько, что он разработал проект усовершенствования инструмента и занялся организацией кантеле-оркестров. Благодаря этой работе его приняли в Карельский научно-исследовательский институт.

Несколько лет подряд Гудков ездил в фольклорные экспедиции. Со временем он по-настоящему усовершенствовал кантеле (сам делал только чертежи, непосредственной изготовкой занимались столяры). Его первый инструмент получился 14-струнным, с металлическими колками и двойным углублением на колодке. Инструмент до наших дней сохранился только на очень плохих фотографиях и в схемах самого автора.

Вскоре Гудков, одержимый идеей создания кантеле-оркестра, придумал альт-, бас- и прима-кантеле. Последними по его чертежам были изготовлены контрабас- и пикколо-кантеле. Получился настоящий оркестр.

Ансамбль «Кантеле» / Kantele- ansamb’lu

Всё началось с основанного Виктором Гудковым в 1932 году кружка кантелистов при Доме народного творчества в Петрозаводске. Занимались там преимущественно старшеклассники финно-угорской школы и студенты педагогического института.

Через пару лет участники кружка стали давать концерты, а летом 1935-го Президиум ЦИК Карельской АССР постановил создать тот самый «Оркестр кантеле», о котором мечтал Гудков. В него вошли не только занимавшиеся в кружке любители, но и несколько профессиональных музыкантов со стороны.

Весной 1936 года оркестр занял первое место на всесоюзном радиофестивале. После этого крутость музыкантов осознали даже в партии, которая через некоторое время издала решение о создании ансамбля. Отсюда и «официальная» дата рождения коллектива — 1 июня 1936 года.

Первое время ансамбль, как и задумывал его создатель, представлял собой художественно-этнографическую организацию, собиравшую, хранившую и распространявшую карельский фольклор в его песенной и танцевальной частях. Постепенно завязалось сотрудничество с профессиональными композиторами — Леопольдом Теплицким, Рувимом Пергаментом, Гельмером Синисало.

Сегодня «Кантеле», национальный ансамбль песни и танца Карелии, сохраняет не только музыкальные традиции. В Доме Кантеле работают и мастерская костюма, и мастерская музыкальных инструментов.


Akku ei ole kandeleh: seinäle et riputa, etgo ni kaglas et kandele

Жена — не кантеле: на стенку не повесишь и на шее не поносишь

Omas čupus vezigi on magiеmbi

В своём краю и вода слаще


Полный текст выпуска национального проекта «Уроки карельского»:

Кантеле / Kantele


При подготовке подкастов использована композиция «Девичья песня» из репертуара ансамбля «Кантеле».
Благодарим дирекцию ансамбля и лично художественного руководителя Вячеслава Иванова за помощь в подготовке материалов.