Уроки карельского. Дети / Lapset. Подкаст

В традиционной карельской семье дети считались малыми и неразумными лет до семи-восьми. И даже это счастливое время было лишь подготовкой к будущей взрослой жизни. К ежедневной тяжелой работе. «Республика» представляет очередной подкаст проекта «Уроки карельского».

«Ana njokkoo / Дай носик!» – так нежничали мамы с маленькими детьми. Фото: И.Инха, 1894

«Ana njokkoo / Дай носик!» – так нежничали мамы с маленькими детьми. Фото: И.Инха, 1894

Семья / Pereh

Традиционные карелы жили большими семьями: в одном доме несколько поколений. Главный — мужчина, потом жена, сыновья, дочери, внуки. Детей всегда было много.

Детство карелы (да и финны, и вепсы) рассматривали как одну большую подготовку к главному — взрослой самостоятельной жизни. За несколько лет человека нужно было научить всему, без чего в традиционной деревне не выжить.

Обычно в семье было от трех до семи детей. Большее количество (как и бездетность) переживалось как несчастье — всех надо было выкормить, вырастить. Но треть младенцев умирали уже в первый год — профессиональная медицина была доступна немногим.

Семьей карелы обзаводились не слишком рано: исследования показывают, что в брак вступали девушки старше 22 и юноши от 25 лет. Две трети браков приходилась на тридцатилетних (и старше). Детей в карельских семьях воспитывали любовью и лаской.

Роды / Lapsensuandu

Дети у карел рождались, как правило, здоровыми — еще и потому, что в деревнях редко пили что-то крепче пива. В деревенских семьях женщины не употребляли алкоголя совсем и считали это мерзостью — да и мужчины не увлекались.

Готовиться к появлению ребенка женщина начинала, как только узнавала о беременности. Первым делом будущая мать обвешивалась оберегами и расплетала левую косу, чтобы не сглазили.

Жизнь девушки во время беременности менялась круто. Беременной нельзя было смотреться в зеркало (ребенок вырастет уродом), ходить на кладбище и смотреть, как убивают скот (родится мертвым). Срок беременности раскрывать посторонним тоже запрещалось — порчу наведут.

Работала будущая мать до самых родов, причем иногда в поле. Начнутся схватки под открытым небом — там и рожать.

Если схватки все-таки случались дома, роженицу срочно вели в специально растопленную баню (или в хлев). Ей распускали волосы и следили, чтобы на одежде не было узлов и застежек. Принимать роды приходила повитуха, если ее не было — свекровь.

Грудной ребенок / Nännilapsi

Когда ребенок появлялся на свет, его купали: в воду бросали первые обереги — пепел, серебряные монеты, ячменные зерна.

В дом мать с ребенком могли вернуться только через несколько дней после родов, хотя некоторые свекрови-староверки держали невестку в бане неделями. Когда они все-таки переступали порог, проводился еще один ритуал: нужно было принять в семью нового члена.

Для этого невестка кланялась свекрови в ноги и просила ее «присматривать за дитём». Потом девушка должна была подарить свекрови сарафан, а свекру — рубаху. Перед тем как пройти обряд церковного очищения, роженица не могла ходить в церковь и на кладбище, должна была спать на полу за занавеской, ела из отдельной посуды.

Крестить ребенка могли не только в церкви, но и дома: добраться до церкви порой мешали непогода, бездорожье, зимой — снег. Если опасались, что только что родившийся младенец может не выжить, крестить его могла и повивальная бабка.

Имя ребенку выбирали по святцам. Для крещения находили двух крестных — мать и отца. На крестины собиралась вся родня: гости одаривали младенца, крестные родители приносили самые дорогие подарки (обычно ткань или рубашку). Родители в ответ дарили крестным рубахи, полотенца, варежки, чулки.

Игры и игрушки / Kižat da bovat

Карельский ребенок жил в суровых условиях: кругом камень, вода и дерево. Даже мячи до середины XX века изготавливали из бересты. Иногда вместо мяча и вовсе использовалась палка (в игре «Городки» ее подкидывали вверх — и ловили).

Зима долгая — популярными были игры на льду и снегу, катание с горы на санках. В кюккя играли и летом, и зимой.

Девочки, конечно, играли в куклы. Тряпичная кукла была в каждом деревенском доме, в некоторых семьях — десятки деревенских «барби».

Куклы-закрутки были самыми распространенными: свертывали в скалку кусочек ткани, обтягивали «лицо» белой тряпицей и стягивали ее на уровне шеи. Из остатков ткани делали руки и рубашку. Когда девочки подрастали, они шили кукол посложнее и сами мастерили для них одежду по канонам своего села.

Возраст / Igä

За детские поступки полную ответственность несли родители. Детство вообще воспринималось в карельской деревне как одна большая подготовка к самостоятельной жизни (как и у большинства народов). Но где-то посредине детства наступал переломный момент, который карелы называли «вхождением в разум». У карел это семь-восемь лет.

До этого возраста карел носил ладанку с кусочком пуповины — как оберег, в котором была сосредоточена материнская сила. Считалось, что пупок напрямую связан с разумом человека. Его потеря могла сделать ребенка безумным и несчастным.

«Вхождение в разум» совпадало с переменой зубов — с молочных на коренные. Семилетнего карела пускали в церковь на исповедь, с восьми лет можно было приступать к учебе в школе. Или ( в большинстве случаев) — к работе. Наступала взрослая жизнь.


Hyvien lapsien kel on hyvägi vahneta, hyvien vahnembien kel lapsennu olla
При хороших детях и стареть хорошо, а малому расти при хороших родителях

Ozavil on ozaviengi lapset
У счастливых и дети счастливые

Полный текст выпуска национального проекта «Уроки карельского»:

Дети / Lapset


При подготовке подкастов использована композиция «Девичья песня» из репертуара ансамбля «Кантеле».
Благодарим дирекцию ансамбля и лично художественного руководителя Вячеслава Иванова за помощь в подготовке материалов.