Свадьба / Svuad’bu

Традиционный карел подчинялся естественному ходу вещей. Главные события жизни планировал с учётом времени года: свадьбу, к примеру, праздновали осенью — после сбора урожая. В свободное от охоты и рыбалки время.

Историки говорят, что полноценных и достоверных описаний карельской свадьбы до XVIII века не сохранилось. Есть, правда, посыльная грамота новгородского архиепископа Макария, в которой он призывает искоренять на местах «языческие требища и обряды», в красках обрисовывая их вред для христианской души. Вспоминая о чуди (то есть о карелах в том числе), иерарх пишет: «Многие люди от жон своих живут законопреступно с жонками и с девками, также де и жоны их живут от них с иными людми законопреступно, без венчания и без молитвы; и вы б всех тех наказывали, чтоб жили законно с своими прежними жонами; а которые не женаты, а живут з девками и з жонками по любви снявся, и те б отроки с девицами венчалися».

Ученые считают, что речь здесь идет о пережитках родоплеменного строя. На самом же деле к середине XVI века большинство крещеных карел спокойно жили в нормальных православных браках.

Николай Лесков. Доклад о поездке в Олонецкую губернию летом 1892 года

Свадьбы въ корелѣ происходятъ большею частью или осенью — до Филипова поста, или въ Рождественскомъ межговѣньѣ. Выборъ такого времени — вполнѣ понятенъ. Относительная свобода отъ работъ и домашнихъ занятій, нѣкоторая зажиточность крестьянъ въ это время — все это обусловливаетъ выборъ такого времени для заключенія браковъ.

В XIX веке карелы заключали брак почти всегда по сватовству. Решение о свадьбе принималось коллективно родственниками будущей пары, хотя насильственных браков было немного — за девушкой призвали определенную свободу действий.

Эта свадьба, как вы понимаете, не настоящая — совместный проект двух фольклорно-этнографических коллективов: музея «Кижи» и московского театра «Братыня».

Художественное кино снято три года назад, официальное название проекта — «Заонежская свадьба: фольклорно-этнографическая реконструкция традиционного культурного ландшафта». Потренировавшись на ландшафте, музей «Кижи» через год поженил настоящую пару: москвичей Анну и Арсения Улановых.

Молодые. Фото: из фондов музея-заповедника "Кижи" / Елизавета Медведева

Молодые. Фото: из фондов музея-заповедника «Кижи» / Елизавета Медведева

В 2013 году музей «Кижи» объявил конкурс для пар, желающих поучаствовать в традиционном заонежском свадебном обряде. Победили Анна и Арсений.

Отец Анны родился в Петрозаводске, а в деревне Боярщина (часть исторической Кижской волости) у Ани много родственников. «Молодые» на момент «свадьбы» были уже год как женаты, а знакомы десять лет. И практически каждое лето приезжали на Кижи.

Лемби / Lembi

Карельской девушке с раннего детства объясняли, что замуж рано или поздно выйти придется. Воспитывали ее соответственно: трудолюбивой, хозяйственной, терпеливой.

Но замуж-то хочется по любви! И вот тут мы расскажем о лемби. Под этим словом карелы понимали способность девицы окружать себя поклонниками. И здесь важны были не только красота и сексуальная привлекательность, но и (!) хорошая репутация.

Замуж карелки не торопились: лет до тридцати вполне могли проходить в девушках. Беломорская Карелия, 1894. Фото: И.К.Инха

Замуж карелки не торопились: лет до тридцати вполне могли проходить в девушках. Беломорская Карелия, 1894. Фото: И.К.Инха

Люди знающие практиковали ритуалы, поднимающие лемби. Прошедшая через такой обряд девушка должна была стать уверенней в себе и — как следствие — более привлекательной.

Людмила Иванова, научный сотрудник ИЯЛИ КНЦ РАН:
— Лемби у карелов — это особая магическая сила, способность очаровывать. Это и внешняя, и внутренняя красота, синтез нравственных и физических достоинств. Очень емкое понятие, включающее в себя и честь, и обаяние, и домовитость, и счастье, и добрую славу, и удачу, и внешнюю привлекательность. То, что в наши дни понимается как харизма и сексапильность.

 

Традиционно обряд поднятия лемби проводили в определенные дни и в определенных местах. Дни выбирались значимые с языческой или православной точки зрения (причем системы иногда совпадали).

Из мест самым популярным была баня: ритуалы, проводившиеся в ней, даже получили отдельное название — lemennostokyly/баня поднятия лемби. Такой обряд считался радикальным средством и часто применялся как последняя надежда (в этом случае в баню нужно было идти втайне от всех).

В обряде использовали обычные бытовые предметы и вещи — веник, дрова, воду. Веник из березы, ольхи или рябины.

Обряд поднятия лемби описан в романе карельского писателя Николая Яколла «Водораздел»:

Дочь одного из главных героев по имени Евкениэ (девушка непривлекательная) обращается к деревенской знахарке для поднятия лемби. Та ведет Евкениэ в баню, парит и моет специально приготовленной водой. Сразу после бани девушка идет в поле, находит след любимого, «оборачивает» его и произносит заговор: «Пусть душа твоя обернется, как твой след».

И жизнь ее налаживается.

Бесёды / Bes’odat

С 14-16-летнего возраста парни и девушки начинали ходить на деревенские гулянья — бесёды. Проводили их каждый день, кроме субботы. Парни скидывались и снимали у какой-нибудь вдовы горницу для танцев и посиделок.

Девушки на встречи приходили с рукоделием: почти с детства они готовили себе приданое. Одних полотенец надо было заготовить к будущей свадьбе штук сорок — одарить всю родню мужа, продемонстрировав хозяйственность. Некоторые вышивали до сотни полотенец — как бы между делом, на бесёдах.

 

На вечерние посиделки молодежь выходила в лучших нарядах, стараясь почаще их менять. Если девушка приходит каждый раз в новом сарафане, то несложно сделать вывод о благосостоянии семьи.

Матери и отцы (как и сегодня) на нарядах для дочери не экономили: от этого зависело будущее замужество и ее судьба.

 

Уже на бесёде парень мог сказать красавице, что хочет посвататься. Девушка никого не отговаривала: пусть идет к родителям. Замуж выходить не обязательно, а лемби повышается. Чем больше женихов, тем лучше невеста.

На карельской вечерине молодые люди знакомились, присматривались, приценивались. Подолгу общались, сидя вдвоём на лавочке. Танцевали — не на пионерском расстоянии. Ну, и какое ухаживание без подарков?

Патьвашка / Pat´vaška

Главным по свадьбам в карельской деревне был колдун. На севере его называли патьвашка/pat´vaška, а южные карелы — тиедойника/tiedoiniekka («знающий») или клетникка/kletnikka.

Слово патьвашка нам особенно симпатично, поэтому колдуна мы будем звать именно так. Помимо защиты жениха и невесты от злых духов и прочей порчи патьвашка руководил действиями участников обряда. Он должен был в совершенстве знать и очередность действий, и набор охранительных заговоров и заклинаний.

Еще до сватовства колдун начинал работать. Парень должен быть подпоясан (пояс — мощный оберег) плюс вокруг будущего жениха очерчивался топором круг по земле. Теперь можно было отправляться в дом девушки.

 

Главный атрибут колдовства патьвашки — посох из ольхи, на свадьбе без него было совсем никуда. Во время церемонии посох использовался в обрядах любовной магии: например, патьвашка пропускал через него одежду жениха перед тем, как тот ее надевал. Посохом же передавал подарки от невесты жениху и его родственникам. Снимал им платок с невесты. Ловкий был патьвашка.

Сватовство / Kozičendu

Историки говорят о двух основных типах карельской свадьбы: севернокарельском и южнокарельском. Северный был гораздо проще южного (тот многое позаимствовал у русской свадьбы).

Свататься ходили обычно жених и сват, иногда вместе с отцом жениха. Отцу невесты полагался денежный выкуп, но врученные деньги еще не означали, что девушка просватана.

Родители невесты должны были принять сватов по всем правилам карельского этикета: разговаривать с гостями любезно, посадить их в красный угол под иконами, угостить чаем (а неплохо бы водкой).

Эта реконструкция снята в Суоярви в 1920 году, роли исполняют местные жители. Вторую и третью часть фильмы можно найти на YouTube.

Чаще всего, как говорят этнографические источники, девушку силком замуж не выдавали. Случалось это крайне редко, если уж жених действительно выгодная партия — богатый и из хорошей семьи. Но за такого и сами хотели.

Девушка выходила в комнату, где за столом сидели сваты, и вставала у икон. Сваты смотрели внимательно: если задует свечку — можно отправляться восвояси, если же свеча оставалась гореть, то дело сделано. Тогда бились по рукам с хозяином дома и отправлялись готовиться к свадьбе.

 

Рукобитие (между сватами и отцом девушки) происходит не голыми руками, а через полу пиджака или кафтана. Патьвашке в этот момент полагалось звенеть монетками на тарелочке.

Пока все беседовали о будущей свадьбе, в дом приходили подруги девушки — попеть. Невесту и жениха они называли княгиней и князем, за что получали денег на семечки.

Жених и невеста / Ženihü da andilas

К свадьбе готовились обе стороны: варили пиво, закалывали скот, покупали водку. В семье невесты отдельно шился свадебный костюм. Жених тоже не в обносках шёл на свадьбу.

Свадебный костюм / Svuad’bu sovat

Невесту перед свадьбой не жалели: считалось, что чем больше она плачет до венчания, тем меньше будет плакать в семейной жизни.

Накануне свадьбы для неё топили баню — если не было своей, то соседскую. Готовили баню подружки, веник полагался берёзовый, из веток дерева, что растёт в священной роще. Все приготовления сопровождались пением и ритуальным плачем.

Карелы Карельской АССР, 1983:

Исследователи отмечают, что у карел свадебные и похоронные причитания («поэзия вечной разлуки») практически не отличалась ни по поэтике, ни по напеву. В них имелось много общих мотивов, и главнейший — это связь с культом умерших родичей, с верой в сверхъестественные силы.

При этом причитальщица выступала в роли как бы посредницы между невестой и миром духов, невестой, покидавшей свой род, «задабривавшей» покойных предков.

 

Плакать и причитывать помогала во время проведения всего свадебного обряда плакальщица, а на севере их было даже две. Плакальщицы сопровождали свадьбу как и патьвашка, защищая молодых от порчи и сглаза.

Праздник / Pruazniekku

Свадьбы в Карелии играли по-разному. Карелы-людики многое заимствовали у русской свадьбы, на севере праздник был невозможен без патьвашки — он играл чуть ли не большую роль, чем жених. Богатые семьи отмечали замужество дочери по две-три недели, бедные управлялись за два-три дня.

Расплетание девичьей косы. Фото из фондов музея-заповедника "Кижи"

Расплетание девичьей косы. Фото из фондов музея-заповедника «Кижи»

Карельская свадьба была большим событием не только для молодых и их семей, но и для всей деревни. Настоящее драматическое представление с большим кругом действующих лиц, у каждого своя роль. Саундтрек — обрядовая поэзия и магия: заговоры, заклинания, причитания, свадебные песни, песни-руны калевальской метрики.

День свадьбы начинался с венчания. Затем все шли в дом невесты, причем принято было по пути проехать через ворота: дети загораживали их и требовали от жениха деньги за невесту. Откупившись, жених вел процессию к дому невесты, где все садились за праздничный стол.

 

Перед свадьбой и во время церемонии девушку называли княгиней. Сразу после она становилась снохой. А сноха, по мнению карел, должна была работать больше всех в доме, причем ей всегда доставалась самая трудная работа. И никакого медового месяца.

Терпела нелегкую жизнь молодая жена безропотно: в карельской деревне старших критиковать было не принято. Такие отношения в семье считались нормой, отчего и переносить их было проще.

Ну а если муж решался на смелый шаг — уйти из родительского дома (для чего нужно было решить квартирный вопрос), то жена становилась полноправной хозяйкой. И со временем обзаводилась собственной снохой.

Карельская пословица

Miehellä männä da naija, kuin toiz’ičči šyndyö / Замуж выходить да жениться, что заново родиться


К уроку готовились:
Евгений Лисаков, журналист
Татьяна Бердашева, научный сотрудник Национального музея Карелии
Елена Малишевская, сотрудник музея «Кижи»
Павел Степура, дизайнер
Елена Фомина, автор и редактор проекта «Уроки карельского»


При поддержке Министерства Республики Карелия по вопросам национальной политики, связям с общественными, религиозными объединениями


«Уроки карельского», национальный проект «Республики». Мы рассказываем о народе, который столетиями жил на берегах Онежского и Ладожского озер, о наших предках и современниках — о людях. История и природоведение, литература и география, труды и физкультура: всё о карелах, финнах, вепсах.

Наша война - Вставай на лыжи
  • Алексей Конкка

    Все ничего, только почти нет севернокарельских слов, а есть южнокарельские (ливвиковские, в основе которых много русских), но это не весь карельский. Например, на севере карелы свадьбу называют hiät.

  • Mihail Ushakov

    Максимально живой и не постановочной, такой должна быть настоящая свадебная фотография. Молодожёны – будьте сами собой! Не стесняйтесь проявлять свои чувства ярко и тогда красивые снимки вашей свадьбы, будут радовать Вас долгие годы. Выбирайте лучшего свадебного фотографа, именно от него будет зависеть какие будут фотографии о Ваших чувствах. Опытный свадебный фотограф сохранит для Вас радостные моменты зарождения Вашей семьи.