Сани / Regi

Забыли про «ватрушки» и ледянки: сегодня мы катаемся на настоящих финских санках, potkuri. Как и сто лет назад — с горки, на озеро за водой, в лес за дровами. И на ярмарку, и на свадьбу. Жизнь на санях.

Ложки, трещотки и гармошки — в ансамбле «Кантеле» играть на них умеют даже дети. В продлёнке после «Уроков карельского» будущие звёзды национального коллектива осваивают ещё одну традицию — катание на финских санях.

На растерзание им достался настоящий раритет: детские санки (potkuri) из Галереи промышленной истории Петрозаводска. Сделаны на Онежском тракторном заводе более полувека назад. До сих пор вполне рабочие.

Антонина Саморядова, член Совета ветеранов, вспоминает, что саней для взрослых на ОТЗ не выпускали, да и детские не считали брендом, относили в общую графу «другая товарная продукция».

Небольшую партию сделали в начале 50-х, разошлась она в основном по сотрудникам завода. Сегодня маленькие финские саночки — экспонат музея. Нашу прогулку экспонат выдержал.

Санки-3

 

Эх, прокачу! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов


 

Транспорт / Ajonevvot

Сани для карела в первую очередь были, конечно, средством передвижения. На воде — лодка, а вот по суше — только на санях. Телеги появились лишь к началу двадцатого века, и то в основном в южной Карелии. В северной предпочитали сани и зимой, и летом. Поменьше и побольше, самому ехать и груз везти; для отдыха, для веселья, для работы.

Сани, запряженные оленями, на средневековой карте (середина XVI века). Автор - священник Олаус Магнус. Источник: группа соцсети "Карельская литература в цитатах"

Сани, запряженные оленями, на средневековой карте (середина XVI века). Автор — священник Олаус Магнус. Источник: группа соцсети «Карельская литература в цитатах»

Хорошие сани — вещь недешевая. По размеру и богатству убранства можно было легко определить статус владельца.

В одной из карельских сказок бедный крестьянин не может найти своему сыну невесту. От отчаяния он решает идти свататься к водяному (водяник). Тот живет в роскошном дворце, но во время сватовства всё время пытается старика обмануть. Чтобы не прогадать, крестьянин просит в приданое «сани с персидским ковром, рыженьких лошадок, синий кафтан с золотыми пуговицами, шапочку соболью и перстень с самоцветным яхонтом». Сани (заметьте!) идут на первом месте.

В поэме «Калевала» описано пять-шесть разных видов саней. Вот, к примеру, в какие манит Куллерво понравившуюся девушку:

Kullervo, Kallervon poika,
Hevoistansa hillitsevi,
Suutansa sovittelevi,
Sanojansa säätelevi:
«käy, neito, rekoseheni,
Armas, alle vilttieni,
Syömähän omeniani,
Puremahan päähkeniä!»

Neiti vastahan sanovi,
Tinarinta riuskuttavi:
«Sylen, kehno, kelkkahasi,
Retkale, rekosehesi!
Vilu on olla viltin alla,
Kolkko korjassa eleä».

Kalevala, runo 35

s.410-411

Куллервойнен, Калервойнен
Останавливает лошадь,
Складывает рот красиво,
Просит девицу учтиво:
«Поднимись, девица, в сани,
Под кошму садись, красотка,
Яблочек моих откушай,
Погрызи моих орешков!»

Так ответила девица,
Оловянная застежка:
«На твои плевать мне сани,
На твои дрянные дровни!
Под твоей кошмою зябко,
Холодно в твоей кошевке».

Перевод Э. Киуру и А. Мишина.

Сделай сам / Koisluajittu

Большинству крестьян нужны были простые сани, а самыми простыми были дровни. От классических саней они отличались отсутствием короба или кузова.

Санки-4

 

Дровни из фондовой коллекции Национального музея Карелии. Длина — почти три метра (274 см).
Фото, замеры и транспортировка из фондов на снег: Татьяна Бердашева


Дровни существовали не только зимние, но и летние: последние, как писали внимательные наблюдатели, могли передвигаться благодаря «скалистому и вообще каменистому грунту» губернии.

Дровни, помимо стандартных для саней функций, выполняли у карел и не совсем очевидные задачи. Например, вплоть до двадцатых годов XX века на них перевозили покойников на кладбище. Это архаичный обычай, известный также, например, в Закарпатье.

Летние дровни (кезареги) делали короче зимних. На них могли перевозить дрова, сено, снопы, солому, навоз и прочие прелести.

И зимой, и летом. Беломорская Карелия, конец XIX века. Фото: Инха Конрад

И зимой, и летом. Беломорская Карелия, конец XIX века. Фото: Инха Конрад

На зимние дровни шла береза. Состояли они из двух полозьев, которые обычно подбивались подрезами — так улучшалось скольжение.

Карелы побогаче использовали для передвижения сани с «креслом», которой представляло собой достаточно высокий задок. Потом сани усовершенствовали, на месте «кресла» появились козлы для кучера и кузов с высокой спинкой и боками для пассажиров. Такая версия саней у карелов называлась «кордь». Зимой в них ездили в город, устраивали праздничные катания, реже использовали по хозяйству.

Пряморукие крестьяне могли сделать сани самостоятельно. Ради этого приходилось идти в лес и искать хорошую березу. Дома дерево обтесывали, парили в русской печи и ставили гнуться в специальную гнулку (карелы называли ее «пайним»), которая обычно находилась в сарае. На выходе получался полоз, который затем несли в избу. В стену избы были вделаны специальные обтесанные жерди, предназначенные для сушки полозьев.

Полозья сушили от трех до пяти дней. Потом в них проделывали гнезда для копыльев (бруски, скрепляющие полозья), которые связывались поперек вязками из ели или черемухи. Оставалось приделать к полозьям кузов — и сани готовы.

 

Сказки / Suarnat

Старик да старуха были уже старые. Легли они на печи спать. На крышу избы пришла белка. Там скребется, стучит, не дает им покоя ночью. Старуха говорит старику:

— Пойди, поставь ловушку на крышу, не попадет ли белка.

Старик встал на крышу и поставил ловушку. Пришел обратно в избу, лег спать. Белка опять и пришла на крышу. Да и попала в ловушку. Гремит там в ловушке. Старуха говорит старику:

— Иди, возьми, белка уже попала в ловушку.

Старик поднялся на избу, стал вынимать белку из ловушки, да и разодрались старик и белка. Белка как ударила старика по уху, он и упал с крыши. Старик умер.

Белка взяла возле угла [дома] ахкиво и положила старика в ахкиво. Потащила старика в ахкиво…

Вот так начинается карельская сказка «Ukko, akka ta orava», записанная в Ухте (Калевале) в 1947 году. Дальше всё будет ещё страшнее: встретит белка в лесу зайца, волка, медведя — и каждому даст откусить от старика. Чтобы вместе тащить ахкиво дальше: и сил больше, и санки легче. Суровые они, карельские сказки.

Но мы-то, собственно, про санки. Давайте разбираться: какие для чего?

 

ахкиво / ahkivo

ахкиво / ahkivo

Ручные сани для перевозки грузов. Такими пользовались коробейники в XVIII-XIX веках, охотники и рыбаки. В двадцатом веке на Карельском фронте санями ахкиво пользовались военные: возили оружие, боеприпасы, провизию, увозили раненых с поля боя.

Основанием этих саней служила березовая доска, загнутая как полоз. Веревками или прутьями к полозу привязывали подвижные борта с веревкой по периметру. Когда клали в ахкиво груз, то веревку могли стянуть вокруг груза — в дороге не потеряется. В ХХ веке веревку заменила натянутая поверху ткань.

 

волокуши / volokka

волокуши / volokka

Широко применялись в лесных бездорожных районах. Возможно, волокуша — первейшая форма полозного транспорта. Свое название получила благодаря конструкции: две жерди тонкими концами прикреплялись к хомуту, а толстые их концы волочились по земле. Чтобы удобнее разместить груз, на жерди набивали одну-две короткие доски или приделывали берестяной кузовок для перевозки клади. Для возчика место на волокушах не предполагалось: он либо шел рядом с лошадью, либо ехал верхом.

Доставка муки, овса и других грузов в лишенные дорог селения производились на волоках /волокушах / — карельских смычках /соединенные доскою две жерди, в которые впрягалась лошадь, волоча концы жердей по земле, или их переносили на спине за десятки верст. Лошадь на волокуше, в зависимости от состояния дороги, могла тащить от 50 до 80 килограммов груза.

Н.П. Беляев. Дореволюционная Карелия и город Петрозаводск (неопубликованная рукопись)

 

олонецкая люлька / anukselline «kätkyt»

Санки-1

 

Особым видом транспорта являлась олонецкая люлька. Она состояла из двух толстых шестов, и явно появилась благодаря волокушам. Между шестами посередине крепилась люлька, похожая на кресло со спинкой, а для ног привязывалась специальная подножка. Шесты несли две лошади, привязанные спереди и сзади, эдакие конные носилки. Способ передвижения с использованием олонецких люлек был распространен в бездорожных местах. Пассажира не так трясло по ухабам, да и в болоте не промокнешь.

 

дровни / halgoregi

дровни / halgoregi

На севере Карелии дровнями пользовались круглый год, даже летом. Летние дровни делали короче зимних. И пользовались ими из-за скалистой местности: где четыре колеса увязнет — спасут два устойчивых крепких полоза, а тем более выручат они в весеннюю распутицу.

Весенняя распутица

Изъ Пудожскаго уҍзда, отъ 14-го апрҍля, пишутъ: хотя ҍзда по Пудожскому уҍзду продолжается еще на саняхъ, но дороги сдҍлались весьма дурны, снҍгъ на многихъ мҍстахъ совершенно стаялъ. Ледъ на рҍкахъ и болотахъ опасенъ и сообщенiе по льду воспрещено повсемҍстно. Приходящiя в Пудожъ почты опаздываютъ болҍе двухъ сутокъ противъ обыкновеннаго.

Олонецкие губернские ведомости, № 31 за 22 апреля 1872 года

Более легким вариантом дровней были сани kelkka (kelka) с широкими полозьями. В такие облегченные сани на севере Карелии запрягали не только лошадок, но и оленей. Так перевозили большое количество груза, выстраивая оленей караваном — «райдой», то есть в ряд. Каждый олень подвязывался к задней части саней предыдущего. На оленя в райде полагался груз не более пяти пудов. Райду сопровождали 3-4 лыжника, один из которых шел впереди. В день райда проходила по 40-50 километров по бездорожью, по целине.

 

расписные сани / mualattu regi

расписные сани / mualattu regi

Использовались для выхода в свет: съездить на ярмарку или покататься на Масленой неделе, а то и невесту привезти из соседней деревни. Эти сани делали небольшими по размеру, но комфортными. В выездные порой стелили шубу, чтобы пассажирам было удобнее.

Катались с азартом, иногда устраивая шуточные состязания на скорость. Обязательно украшали сбрую лошади, привешивали под искусно разукрашенную дугу колокольчик и сами наряжались в лучшую одежду.

Поддужные колокольчики использовались главным образом в почтовых и курьерских тройках. Часто вешали их на свои тройки и частные владельцы. Однако в 1836 году вышло постановление Сената, где говорилось: «Воспретить употребление колокольчиков всем тем, которые едет на собственных или вольнонаемных лошадях, предоставив оные одной почтовой гоньбе и чиновникам земской полиции, едущим по обязанности службы».

 

детские санки / lapsen regyt

Санки-2

 

Какое может быть карельское детство без санок? Хотя бы самые простые — две дощечки на полозьях — были у каждого. А случались и нарядные, расписные: в Национальном музее Карелии сохранились именно такие. По росписи можно судить о том, кому они принадлежали, когда были сделаны или расписаны. Замечательный экземпляр, правда, давно утратил свои полозья, но наш читатель легко дорисует их в воображении.

 

Финские сани / Potkuri

Про них поговорим отдельно. Финские сани (их еще называют финками, как ножи) известны во всем мире. От привычных санок они отличаются более длинными полозьями и рукоятками на спинке. Их не тянут за верёвочку, а толкают сзади.

Проспект Ленина, 1947-49 годы. Фото: из коллекции Национального музея Карелии / Г. Санько

Проспект Ленина, 1947-1949 годы. Фото: из коллекции Национального музея Карелии / Г. Санько

В Петрозаводске сегодня финские санки уже не увидишь. Как только городские жители переселились в многоэтажные дома, potkuri из употребления вышли.

— Как-то (году в 2010-м, я тогда работал в туристической фирме) мы искали по всему Петрозаводску финские санки, — рассказывает Алексей Тигушкин, директор информационного туристского центра Карелии. — Возникла идея поселить группу туристов в коттеджах на берегу озера и воссоздать для них карельский быт: баня по-чёрному, катание на финских санях, рыбалка, уха на костре. Нужно было десять санок. Не нашли столько! 3-4 пары отыскали на Старой Кукковке и на Перевалке. И всё. Хотите покататься — поезжайте в Чалну, в резиденцию Талви Укко. Я там недавно отвёл душу!

Интересно, что появились финские сани в Швеции. К восьмидесятым годам XIX века в королевстве возник новый вид спорта, любители которого образовали первый в мире клуб финских саней (Стокгольм, 1889 год). Его основателем был капитан Виктор Бальк, по совместительству член первого Олимпийского комитета и друг барона де Кубертена.

В самой Суоми, тогда входивший в состав Российской империи, аналогичный клуб создали только в 1891-м. Его основатель, полковник Эдвард Фюруйельм, незадолго до этого начал устраивать гонки на санях среди солдат. Строго говоря, он просто требовал от своих подчиненных добираться до домов (очевидно, в увольнении) исключительно этим видом транспорта.

В конце века и в начале следующего финские сани стали популярны на российском Северо-Западе, в том числе в Олонецкой губернии. Здесь они, кстати, и получили приставку «финские».

В карельских деревнях их любят и чинят (не в Финляндию же за новыми ехать!). Полезная вещь: и воды привезти, и за продуктами съездить, и бабушку знакомую навестить.


К уроку готовились:

Евгений Лисаков, журналист
Татьяна Бердашева, научный сотрудник Национального музея Карелии
Елена Малишевская, сотрудник музея-заповедника «Кижи»
Игорь Подгорный, фотограф
Николай Смирнов, фотограф
Борис Касьянов, оператор
Илья Дедюшко, режиссер
Павел Степура, дизайнер
Елена Фомина, автор и редактор проекта «Уроки карельского»


При поддержке Министерства Республики Карелия по вопросам национальной политики, связям с общественными, религиозными объединениями


«Уроки карельского», национальный проект «Республики». Мы рассказываем о народе, который столетиями жил на берегах Онежского и Ладожского озер, о наших предках и современниках — о людях. История и природоведение, литература и география, труды и физкультура: всё о карелах, финнах, вепсах.

История подвиги: Петрозаводск изначальный