Калевала / Kalevala

«Калевалу», какой мы ее знаем, создал Элиас Лённрот — по рождению финн, по профессии врач, по призванию языковед. Собирая фольклор, Лённрот несколько раз объехал русскую и финскую Карелию. Насобирал в итоге на целый эпос.

Художник Владимир Фомин. Нападение Лоухи, гибель Сампо. Руна 43. 1997

Художник Владимир Фомин. Нападение Лоухи, гибель Сампо. Руна 43. 1997

Мне пришло одно желанье,
Я одну задумал думу
Быть готовым к песнопенью
И начать скорее слово,
Чтоб пропеть мне предков песню,
Рода нашего напевы…

«Калевалу» в переводе Бельского читает Александр Клюквин:

 

Александр Клюквин . Фото: Михаил НикитинАлександр Клюквин — артист кино и Малого театра. Озвучивает фильмы: его голосом говорят Форрест Гамп и подполковник Слэйд из «Запаха женщины».

А еще Клюквин читает для нас аудиокниги — от «Мастера и Маргариты» до Корана (в переводе Шумовского).

«Калевалу» (Руну 1) Александр Клюквин листает по просьбе «Республики».

Лённрот / Lönnrot

Родился будущий национальный герой в местечке Самматти, на юго-западе Суоми. Был он четвертым ребенком в семье не слишком богатого портного и в школу пошел только в 12 лет: приходилось много помогать отцу. Да и после Лённрот учился с большими перерывами: отец зарабатывал слишком мало, чтобы прокормить большую семью, и Элиас вынужден был не только портняжничать, но и по окрестным деревням бродить с песнями. Наверное, тогда и полюбил народное творчество.

Элиас Лённрот. Фото: bukvy.net

Элиас Лённрот. Фото: bukvy.net

В университете Лённрот выбрал философский факультет, отучился на нем, получил степень кандидата философии. В те же годы увлекся филологией, начал глубоко изучать финский язык и фольклор. Лишь позже — за неимением в университете кафедры финской филологии — перешел на медфак. И стал хорошим врачом.

Врачом Лённрот работал почти всю жизнь, филологии посвящал только отпуск. Как раз в один из отпусков он и поехал впервые в Карелию — собирать фольклор.

Вокнаволок / Vuokkiniemi

«Калевалой» эпос стал не сразу. Лённрот рассматривал несколько вариантов названия — «Кантеле Вяйнямёйнена», к примеру. Или «Вяйнёла и Похъела».

Слово КАЛЕВАЛА встретилось исследователю лишь однажды: в пастушьей песне, услышанной в деревне Вокнаволок в 1834 году, и стало именем, которое знает весь мир.

Калевала — название страны, в которой живут и действуют мифологические герои. Название образовано от имени Калева. Калева — родоначальник легендарных «богатырей» Вяйнямёйнена, Ильмаринена и Лемминкяйнена.

 

Деревня Вокнаволок — это сегодня Костомукшский городской округ. В прошлом году в Костомукше прошел фестиваль граффити: ангар на берегу озера (внутри — спортзал) стал арт-объектом. Райтеры (художники) TRUN, Dickey и SashaSAM современным образом увековечили героя «Калевалы» Вяйнемёйнена.

Вот как это было (съёмки «64 параллель онлайн»):

Руна / Runot

В 1809 году финны освободились от шведского господства (для того, чтобы перейти под русское), после чего усиленно начали искать собственные ценности. Искать стали, разумеется, у истоков.

Вот к этим самым истокам и отправился впервые в 1828 году 26-летний Лённрот. Почти за пять месяцев он исходил вдоль и поперек финскую Карелию и губернию Саво. Исследователь вел дневник на шведском языке, в нем он описывал обычаи финнов, свадебные обряды и, главное, свои встречи с рунопевцами. В результате собрал несколько тысяч строк народной поэзии и издал их в виде сборника «Кантеле».

Художник: Юрий Люкшин

Художник: Юрий Люкшин

По Архангельской и Олонецкой губерниям суровый Лённрот путешествовал пешком: в руках ружье, за плечами — сумка. Зимой очень помогали лыжи. Временами, правда, приходилось пересаживаться в лодку.

Лённрот писал эпос — собирал отдельные руны, выстраивал их в подобие сюжета, оформлял литературно. Первая версия произведения (обычно ее называют «Пра-Калевалой») была создана в 1833 году.

Автор передал текст в Общество финской литературы, а сам отправился в очередное путешествие за фольклором. Филологи тем временем поэму прочитали и одобрили. Её уже стали готовить к печати, но тут внезапно из экспедиции вернулся Лённрот и публикацию отменил.

Причина: за 18 дней, проведенных в Беломорской Карелии, создатель эпоса встретился с несколькими рунопевцами и услышал много новых рун. Один Архиппа Перттунен, говорят, напел ему четыре тысячи поэтических строк.

«Калевала» в первой редакции была готова к 1835 году (тогда же ее и издали).

Первое издание «Калевалы», 1835 год. Из собрания Национального музея Карелии

Первое издание «Калевалы», 1835 год. Из собрания Национального музея Карелии

«Калевала» в первой редакции состояла их 32 рун. Вышла тиражом в 500 экземпляров, подписана была инициалами автора — E.L.

Дата, поставленная Лённротом под предисловием — 28 февраля, до сих пор считается Днем «Калевалы».

— День «Калевалы» в Карелии отмечается всегда, — говорит Андрей Манин, министр РК по вопросам национальной политики, связям с общественными, религиозными объединениями и средствами массовой информации. — В этом году в посёлке Калевала, в Этнокультурном центре «Калевалатало», открыта выставка «Калевала в творчестве художников». Традиционно проводится Калевальский марафон: литературные вечера, мастер-классы, инсценировки из эпоса.

Андрей Манин. Фото: Николай Смирнов

Андрей Манин в школе отрывков из «Калевалы» наизусть не учил. Но помнит начало руны 3:

Старый, верный Вяйнемёйнен
Проводил покойно время
В чащах Вяйнёлы зеленых,
На полянах Калевалы.
Распевал свои он песни,
Песни мудрости великой.
День за днем все пел он песни
И ночами распевал их…

Боги и герои / Jumalat ja sankarit

Советский школьник знакомился с «Калевалой» в пересказе Александры Любарской. Текст она переписала, чётко расставила акценты: есть «свои», а есть «чужие».

 

С точки зрения Любарской, симпатичные калевальцы периодически приезжают свататься в Похъёлу, увозят оттуда и губят дочерей Лоухи. А потом возвращаются побиться за мельницу Сампо, которую Ильмаринен, кстати, выковал, как дар за очередную невесту.

Лоухи — хорошая хозяйка и мать (кстати, по мнению ученых, вовсе не старуха, лет 35-40) — превращается в однозначную Бабу-ягу, а не такие уж однозначные жители Калевалы — в спасителей человечества.

Если сил на целый эпос у вас нет, читайте «Калевалу»-лайт, составленную самим Лённротом в 1862 году. Переведена на русский язык А. Мишиным и Э. Киуру в 2000-х.

В «Калевале» (которая задумывалась автором как эпос, равный гомеровскому) кроме людей действуют боги. И вот какие:

Интерактивная графика «Боги «Калевалы»

А кто же герои-люди? Перечислим самых главных:

Вяйнямёйнен

Главный герой эпоса. Первый человек на земле (сын богини Ильматар, отца нет), родился сразу 30-летним богатырем. Вещий рунопевец, сеятель и мудрец. «Старый мудрый» и «вековечный» прорицатель. Он — строитель первой лодки и изобретатель кантеле. Вместе с Ильмариненом и Лемминкяйненом отбирает у Лоухи мельницу счастья Сампо.

Лемминкяйнен

Он же Ахти, он же Ахти Сарелайнен, он же Ахти Лемминкяйнен. Он же Кавко, Кавкомойнен, Кавкомьели. «Был он обликом прекрасен, ростом также превосходен, Но он был не без порока, Жизнь он вел не без ошибок. Очень был на женщин падок». Сватался неудачно к дочери Лоухи, погиб. Но не совсем: мать сумела собрать тело сына и оживить его. Когда Лемминкяйнен узнает, что его суженая вышла замуж за кузнеца, приходит на пир и убивает хозяина Похъёлы. Потом три года живет на далеком острове, опасаясь мести.

Ильмаринен

Друг Вяйнямейнена, кузнец. Связан с рождением огня и появлением железа. Доверчивый и добродушный герой. Может выковать что угодно — от небосвода до мельницы Сампо. Именно он женился на деве Похъёлы, дочери Лоухи.

Куллерво

Его история самая трагическая, всё время он думает о мщении. Становится пастухом у Ильмаринена, ссорится с его женой (она сама виновата — запекла камень в хлеб) и губит ее. Бежит из рабства, соблазняет девушку, которая оказывается его сестрой. Соблазнённая кончает жизнь самоубийством. Куллерво (всё потеряно!) бросается на свой меч.

 

А это главные женщины-героини:

Лоухи

Хозяйка Похъёлы, злая и сильная колдунья.

Дочь Лоухи

Дева без имени. Она связана с Вяйнямёйненом (он к ней сватался), Лемминкяйненом (он сватался — чуть не умер), Ильмариненом (он стал ее мужем) и Куллерво (она ему запекла хлеб в камень, а он превратил ее коров в диких зверей, которые ее и растерзали).

Айно

«Дева молодая», Йоукахайнена сестрица. Брат посватал её к Вяйнямёйнену, но она не хотела выходить за старика, и так тосковала, что погибла в «волнах вод широкошумных».

Кюлликки

Жена Лемминкяйнена, на которой он женился, похитив ее в Сари (прежде она не соглашалась выйти замуж даже за Солнце, Месяц, Звезду).

Айникки

Сестра Лемминкяйнена (это она рассказала брату, что его молодая жена в отсутствие мужа бегала на гулянья девушек).

Марьятта

Знаменитая девушка, родившая в непорочном зачатии (от съеденной бруснички) мальчика — мальчика Вяйнямейнен присудил к смерти, а «некий старик» нарек королем Карелии, из-за чего Вяйнямейнен и ушел из Калевы.

Эпос / Eepos

Даже после того, как вышло первое издание «Калевалы», Лённрот не оставил путешествий. Начиная с 1835-го он отправлялся как минимум в шесть экспедиций: побывал на Северной Двине, в Архангельске, под Петербургом, в финляндской и российской Карелии и в Эстонии. Всегда он возил с собой издание «Калевалы» и прямо там — на чистых листах — записывал новые руны.

В итоге в 1847 году Лённрот начал писать окончательный текст эпоса, который вышел спустя два года. Эта редакция включала уже 50 рун и почти 23 тысячи строф. Именно эта версия стала канонической.

Ученые считают, что при составлении окончательного текста Лённрот ориентировался не только на хронологический порядок изложенных в рунах событий, но и на собственный вкус. Больше того, он добавлял в эпос немало строф собственного сочинения.

В предисловии к последнему изданию «Калевалы» Лённрот написал:

«Наконец, поскольку никто из рунопевцев не может сравниться со мной по количеству собранных рун, я посчитал, что у меня есть право… выстроить руны в наиболее удобном для их сочетания порядке. Говоря словами руны: стань и сам ты рунопевцем, песнь свою начни с начала. Иными словами, я посчитал себя рунопевцем не худшим, чем они сами себя считали».

 

О том, насколько сильно повлиял Лённрот на сюжет и образы эпоса, спорят много и давно. Поначалу было принято считать, что филолог-любитель просто собрал уже готовые народные песни, слегка обработал их и издал единым текстом.

Но уже один из учеников Лённрота, Август Алквист, писал: «Как любовь и чародейское знание тайн природы соединяют в «Калевале» разрозненные члены героя Лемминкяйнена, так Лённрот связал и оживил руны «Калевалы». Он — последний и величайший из творцов финского эпоса, Гомером которого его можно назвать по справедливости».

Сегодня учёные соглашаются в том, что «Калевала» — эпос, но авторский.

Владимир Фомин. Рождение Сампо. Руна 10.

Владимир Фомин. Рождение Сампо. Руна 10.


К уроку готовились:
Евгений Лисаков, журналист
Анна Гриневич, журналист
Татьяна Бердашева, научный сотрудник Национального музея Карелии
Игорь Георгиевский, фотограф
Владимир Фомин, художник
Игорь Фомин, художник
Илья Дедюшко, режиссер
Павел Степура, дизайнер
Елена Фомина, редактор проекта «Уроки карельского»

Хорошие карельские книги. Почти даром